Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Петербург — Хельсинки: похожие и такие разные

Юрий Курбатов раскрывает архитектурные тайны столицы Суоми

Направляясь в Хельсинки, редкий петербуржец запасается путеводителем: о столице Финляндской Республики мы, кажется, знаем все. Тем не менее даже самому эрудированному туристу не возбраняется почитать перед путешествием новую книгу Юрия Курбатова «Хельсинки. Образы города». Взгляд архитектора позволит увидеть город в новом ракурсе.

Главное произведение Энгеля — церковь Св. Николая, ныне Кафедральный собор, была окончательно закончена уже после смерти архитектора. Открытка конца XIX века.


Эта книга появилась в издательстве «Коло» совсем недавно, но у нее есть своя предыстория. Юрий Курбатов — доктор, академик и член-корреспондент РААСН — финской архитектурой увлекся давно.

— Я стал одним из многих, очарованных архитектурой Алвара Аалто паломников, которые в 60 — 80-х годах прошлого столетия устремились в Хельсинки, — рассказал Юрий Курбатов корреспонденту «ВП» на презентации книги, которая состоялась в «Хельсинки-центре».

Архитектор Юрий Курбатов всю свою любовь к Хельсинки выразил в прекрасной книге.

В 1977-м Курбатов провел несколько месяцев на докторской стажировке в Хельсинки, а в 1985-м написал книгу о столице Суоми, которая получила почетную награду муниципалитета Хельсинки — медаль Карла Людвига Энгеля. Новая книга — продолжение, исправленное в соответствии с нынешним днем и содержащее 1500 прекрасных иллюстраций и карт. В книге много карт и информации о самых значимых музеях финской столицы.

Под сенью Петербурга

С первых страниц автор погружает читателя в российско-финско-шведский исторический треугольник, одна сторона которого — шведская — в результате Фридрихсгамского договора 1809 года утеряла свое значение, а две другие оказались связаны крепкими государственными узами. Автор обращается к историческим документам, которые показывают связи между императорским Петербургом и столицей Финляндского княжества и дают ответ на часто возникающий вопрос: почему так похожи два города на берегу Балтийского моря.

Президентский дворец

Взаимопроникновение велико: финны приезжают в Петербург, чтобы стать здесь придворными ювелирами, а побывавшие в Северной столице иностранцы возвращаются в Гельсигфорс, очарованные русским классицизмом. Русского «влияния» не избежал даже знаменитый Президентский дворец — тот самый, где устраиваются правительственные приемы, а раз в год финская элита съезжается на прием по случаю Дня независимости.

В 1818-м это здание, пишет Юрий Курбатов, было самым значительным в новой столице Финляндии. Автор проекта шведский инженер-лейтенант Пер Гранштедт участвовал в войне с Россией, попал в плен. Вдохновение для создания дома, ставшего впоследствии резиденцией русских царей, он черпал в своих же дневниках, где описал жилые здания русской столицы.

Успенский собор

— Чтобы почувствовать самобытность Хельсинки, надо увидеть места, формирующие образ города, — советует автор книги. — Во-первых, это ансамбль Сенатской площади, где представлена античная архитектура в условиях северной природы.

Этим ансамблем Гельсингфорс обязан Карлу Людвигу Энгелю. Выпускник Берлинской академии архитектуры приехал в Россию в поисках работы, а впоследствии стал автором большинства значимых архитектурных строений нынешнего Хельсинки. На его счету Морские казармы на Катаянокке, Гвардейские казармы, здание университета, наконец, место паломничества туристов — великолепный Кафедральный собор, законченный уже после смерти великого архитектора. Да и к зданию дома Гранштедта Энгель приложил руку, когда в 1837 году его было решено перестроить под царскую резиденцию.

Еще одно творение знаменитой тройки финских зодчих — Национальный музей Хельсинки — вызывает ассоциацию со средневековой крепостью.

По следам финского романтизма

Но как бы Хельсинки ни напоминал Петербург, это другой город — с «лица не общим выраженьем». Чтобы оценить его, автор книги ведет нас в районы, составляющие славу стиля национальный романтизм, который расцвел в конце XIX — начале XX века. Первым толчком к этому стали изменения в конституции Финляндии, которые ограничили права финнов, и появление народного эпоса «Калевала», собранного Элиасом Лёнротом. Поиски культурных корней объединяют разные слои общества. Самые известные представители этого движения — композитор Ян Сибелиус, поэт и писатель Энно Лейнно, художник Галлен-Каллела и молодые финские архитекторы Герман Гезеллиус, Армас Линдгрен и Элиель Сааринен. Именно их творчество придает Хельсинки самобытный вид. Юрий Курбатов рассказывает о мастерской «Виттреск», где творила знаменитая троица зодчих. Сегодня это музей, который стоит посетить каждому, кто интересуется культурой Суоми.

Образец архитектуры национального романтизма, знаменитый «Дом врачей» на Фабианкату, построенный по проекту Гезеллиуса, Линдгрена и Сааринена, отличался свободной планировкой внутреннего пространства, которая повлияла на внешние формы здания.

Страницы книги, иллюстрированные прекрасными фотографиями, направляют читателя по конкретным адресам. Вслед за автором мы проходим по улицам района Катаянокка, где представлено много домов в стиле национального романтизма. Затем выходим на Алексантеринкату к зданию старейшей в Финляндии страховой компании «Похьола», которое, по словам автора, стало воплощением лозунга «Придерживайтесь корней своих». И мимо железнодорожного вокзала со знаменитыми гигантами поворачиваем на проспект Маннергейма к Национальному музею. Если же все эти места читателем уже изучены, автор советует заглянуть в район Эйра, примыкающий к парку Кайвопусто. Знаковое место, застроенное домами в стиле национального романтизма, не слишком освоено туристами из России, и напрасно.

Здание железнодорожного вокзала, построенное в 1906 — 1914 годах по проекту Сааринена, Гезеллиуса и Линдгрена, считается одним из самых значительных сооружений в стиле национального романтизма. Открытка первой половины XX века.

Лицом к человеку

XX век принес Финляндии свои архитектурные шедевры, связанные с развитием стиля функционализм и именем Алвара Аалто. Заслуга Аалто, по мнению Юрия Курбатова, в том, что, будучи одним из апологетов строгого функционализма, он одним из первых заявил о его недостатках и начал пропагандировать то направление, которое теперь называют архитектурой гуманизма. Его составляющие — сближение архитектурных форм с природой, подчинение архитектуры интересам человека, стандартизация архитектурных приемов, отражение в архитектуре не только утилитарных, но и духовных потребностей человека.

Одна из последних построек Алвара Аалто — Дворец Финляндии — является не только местом проведения многочисленных международных и национальных конгрессов и симпозиумов, но и центром музыкальной жизни Хельсинки.

Рассказывая о творчестве Алвара Аалто, Юрий Курбатов советует читателю заглянуть в пригород Хельсинки — Отаниеми, где находится Политехнический институт, построенный по проекту знаменитого архитектора, и студенческий клуб «Диполи» (авторы — Райли и Рейма Пиетиля). Это прекрасный пример архитектурного комплекса, великолепно вписанного в окружающие леса, наглядная иллюстрация слов Аалто: «Настоящая архитектура может возникнуть только там, где во главу угла поставлен человек».

Страховое общество Похьола

Фото предоставлены издательством «Коло»
↑ Наверх