Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 июня 2018

Петербургская ВИЧ-вакцина: клинические испытания продолжаются

Вторая стадия клинических испытаний завершится в этом году, но когда будет финальная, третья, неизвестно. Денег на нее государство пока не выделило

«ВП» неоднократно рассказывал о разработке петербургской  вакцины против ВИЧ-инфекции. Это так называемая ДНК-4-вакцина — совместная разработка ученых Санкт-Петербургского биомедицинского центра и ГосНИИ особо чистых препаратов ФМБА РФ. Это первая российская вакцина от ВИЧ, дошедшая до второй фазы клинических испытаний. Вторая фаза началась в 2014 году, закончится в этом году (о начале испытаний второй фазы можно прочитать в номере «ВП» от 18 июня 2014 года). Вакцина предназначена для борьбы с ВИЧ-инфекцией субтипа А, который, в основном, и хозяйничает на территории России. 

Сразу отметим: петербургская вакцина — первая в стране, вышедшая на вторую стадию клинических испытаний. Еще две российские вакцины (созданные в Москве и Новосибирске) прошли первую стадию. 

Что касается первой стадии клинических испытаний петербургской вакцины, то она проходила в 2010 году, причем в нашем городе — на базе Государственного медицинского университета имени Павлова. Тогда испытывался профилактический вариант вакцины, и в добровольцы брали людей не ВИЧ-инфицированных. Испытания прошли успешно.

На второй фазе испытания проходит терапевтический вариант вакцины, то есть предназначенный для лечения. Поэтому добровольцы — ВИЧ-инфицированные. 

О том, как проходят испытания, читателям «ВП» рассказывает Андрей КОЗЛОВ (на фото), руководитель разработки вакцины, директор Санкт-Петербургского биомедицинского центра, доктор биологиче­ских наук, профессор  (именно он обнаружил первые случаи ВИЧ-инфекции в Ленинграде и внедрил метод иммуноферментного анализа на ВИЧ в практику городского здравоохранения). 

— Андрей Петрович, в редакцию приходит много обращений от ВИЧ-инфицированных граждан, желающих принять участие в испытаниях… 
— И к нам в Биомедицинский центр многие обращаются. Что касается петербуржцев, то они и не могли принять участие во второй фазе испытаний (в первой фазе, наоборот, принимали участие только петербуржцы). Потому что испытания проходят в семи российских городах, но Петербурга среди них нет. Добровольцев набирали и набирают центры по лечению и профилактике СПИДа. И для участия необходимо проживать в городе, в котором проходят испытания. 

Так что для петербуржцев речь может вестись только о третьей фазе испытаний. Но когда и где она будет проходить — неизвестно. 

— Вы сказали, что добровольцев для второй фазы испытаний набирают до сих пор. Но ведь нужно было набрать всего 60 ВИЧ-инфицированных (и мужчин, и женщин) из семи городов…
— На данный момент нам не хватает добровольцев. Набрано около сорока. То есть двадцать мест — вакантно. Пятнадцать человек из этих сорока были набраны в середине минувшего года, и им уже сделан весь полагающийся курс вакцинации. Остальные двадцать пять — на разных стадиях вакцинации. То есть в центрах по лечению СПИДа не смогли быстро найти добровольцев. В середине прошлого года, когда мы только приступали к испытаниям, мы планировали их закончить где-то в конце 2014 — начале 2015 года, и еще полгода нам нужно было отслеживать результаты. 

Почему возникает такая проблема с добровольцами? В центрах по лечению СПИДа объясняют, что пациенты не соглашаются. Это же больные, уже получающие крайне дорогостоящую противовирусную терапию, и они не хотят добавлять к ней вакцину. К тому же многие из них уже участвуют в каком-либо клиническом испытании препаратов, что является противопоказанием. А набирать пациентов, не получающих противовирусную терапию, мы не можем по условиям протокола данных  испытаний. И учтем достаточно жесткие условия отбора. Из более чем шестидесяти пациентов, которые были согласны и по предварительным данным подходили для испытаний, скрининг (проверка определенных показателей крови и некоторых других факторов) не прошла треть. Проще говоря, показатели не соответствовали тем, которые были нужны для участия в испытаниях. 

Но я бы сказал, что одна из главных причин — недостаточная разъяснительная работа на местах. Персоналу центров это попросту не нужно. Их главная задача — лечение препаратами. 

Но до конца года мы, безусловно, все испытания проведем. Однако об окончательных результатах можно будет говорить через полгода после испытаний. 

Кстати, недавно было совещание в Министерстве промышленности и торговли  (а именно оно на основе конкурса выделило деньги — 50 миллионов рублей на вторую фазу испытаний). И там сказали, что проблема с добровольцами характерна для испытаний многих медицинских препаратов по совершенно разным областям применения. А у нас, по крайней мере, сроки не срываются: мы должны провести испытания до конца 2015 года — и проведем. 

Но мы, разработчики, конечно, очень переживаем. С одной стороны, клинические испытания — это колоссальный успех наших научных разработок. С другой стороны: мы четыре года бились, чтобы получить деньги на вторую фазу, и вот хоть и немного, но все затягивается. А самое главное: неизвестно, где и когда нам удастся найти деньги на третью, завершающую фазу, после которой вакцину можно будет запускать в массовое производство. 

В этих ампулах вакцина против ВИЧ, разработанная в Петербурге

— Давайте напомним читателям о результатах первой фазы клинических испытаний на здоровых людях, не зараженных ВИЧ…
— Первое: была доказана безопасность вакцины. Второе: в 100% случаев появился иммунный ответ организма на компоненты вируса. Причем для появления иммунного ответа хватило минимальной из использованных доз (в ходе испытания брали три разные дозы, для каждой группы добровольцев  свою). 

А в ходе разработки вакцины нами были сделаны три важных наблюдения. Первое: что инфицирование происходит только одной вирусной частицей. Второе: что вирус в крови можно «поймать» с помощью ПЦР-диагностики в первые же дни заражения, и, соответственно, если же сразу давать заразившемуся определенные препараты, ВИЧ-инфекции можно избежать. Третье: что некоторые граждане, имея постоянные незащищенные интимные контакты с ВИЧ-инфицированными партнерами, тем не менее не заражались. Вероятно потому, что у них был иммунитет против ВИЧ (например, они  ранее переболели каким-то вирусным заболеванием, по некоторым показателям схожим с ВИЧ). 

В этих стенах разрабатывалась вакцина

— Что можно сказать о предварительных результатах второй фазы? Вы же сказали, что пятнадцати ВИЧ-инфицированным добровольцам курс вакцинации проведен полностью, остальные добровольцы — на разных стадиях вакцинации…
— Пока только одно: никаких побочных эффектов не выявлено. Если бы таковые были, нам бы сразу сообщили. Результаты сказать не могу. Нет информации. 

Это так называемое двойное слепое плацебо — контролируемое исследование. Участники разделены на три группы. В одной прививают вакцину в дозе 0,25 мг, в другой — 0,5 мг. Третья группа — контрольная, в которой прививают физраствор, то есть используется эффект плацебо. Внешне  все ампулы совершенно одинаковые, объем жидкости в них один и тот же. Кто из добровольцев в какой группе — не знают ни сами добровольцы, ни мы, разработчики. Эти данные есть только у одного человека из контролирующей организации. То есть мы понятия не имеем, в какой группе был каждый из этих пятнадцати. Лишь после полного окончания испытаний можно будет говорить о результатах. 

А ДНК-4-вакцина  названа потому, что содержит в себе четыре вирусных гена, что вполне достаточно для того, чтобы охватить нужный участок вирусного генома. 

— Профилактическая вакцина призвана значительно снизить вероятность заражения. А что ожидается от применения вакцины терапевтической у ВИЧ-инфицированных, принимающих специальную терапию против ВИЧ? 
— Вакцина борется с ВИЧ-инфекцией, повышая число иммунных клеток организма и направляя их на борьбу с ВИЧ. В результате число вирус-инфицированных клеток, которые есть в организме ВИЧ-инфицированных, будет снижаться. 

Что из этого следует? Что вакцину можно будет включать в схему лечения. И тогда удастся снизить дозы препаратов или, возможно, даже проводить лечение не постоянно, а курсами, например раз в полгода-год, а то и два. Это существенно облегчит жизнь больных. К тому же при всех своих достоинствах лекарственные препараты имеют побочные эффекты и очень дороги. Хотя, к счастью, сейчас их закупки оплачивает государство, на что уходят огромные деньги — до 20 миллиардов рублей в год. И на эти деньги можно лечить только около150 тысяч ВИЧ-инфицированных, хотя в реальности их число в несколько раз выше. То есть противовирусную терапию получают далеко не все зараженные. К тому же с каждым годом число ВИЧ-инфицированных в России растет — процентов на десять в год. 

В идеале хотелось бы добиться результата, когда с помощью вакцины удастся настолько снизить вирусную нагрузку в организме пациента, что иммунная система и сама справится с оставшимися агрессорами. Тогда можно будет вообще какое-то время обходиться без терапии. А, вероятно, у кого-то и вовсе иммунная система сможет полностью справиться с ВИЧ, то есть человек выздоровеет. Но это идеальный вариант. Пока что целесообразнее говорить о включении вакцины в схему лечения ВИЧ-инфицированных. 

— Терапевтический и профилактиче­ский варианты вакцины существенно отличаются? 
— Глобальных отличий нет. Собственно говоря, терапевтическая вакцина в минимальной дозе может использоваться и как профилактическая. Но только для подтверждения эффективности (безопасность уже подтверждена) профилактической вакцины потребуются испытания на тысячах людей. Таковы международные протоколы. А денег-то на испытания у нас нет. 

— Когда вы сможете приступить к третьей фазе клинических испытаний? 
— Даже с учетом слегка затянувшейся второй фазы — уже в следующем году. Это теоретически. А практически — не знаю. Нужны средства, а их нет. Государство тратит по 20 миллиардов рублей в год на закупки препаратов против ВИЧ (а нужно закупать по крайней мере раз в пять больше), но не готово тратить куда меньшие деньги на разработку и испытания вакцин.

Сравните: в США около 100 вариантов вакцин, у нас — три, причем только петербургская хоть на второй стадии, новосибирская и московская только первую прошли. С одной стороны, вроде бы нам надо радоваться: как ни крути, петербургская — впереди. Но одной вакцины мало. Нужны десятки вакцин, чтобы в итоге выбрать лучшую, которая и войдет в практическое здравоохранение. 

В России до сих пор нет федеральной программы по разработке вакцины от ВИЧ. Министерство по науке и Министерство здравоохранения денег нам не дают. Все вроде бы и «за», все соглашаются, что да, эпидемия ВИЧ не идет на спад, что нужно предпринимать эффективные действия, но дальше, как говорится, тишина. Дают деньги на самое разное, а на вакцину от ВИЧ — нет. 

ВИЧ-инфицированные заваливают нас обращениями с просьбой помочь. А мы, разработчики вакцины, ничего предложить им и не можем. Разве что эти письма-мольбы переслать в министерства. Пусть от самих больных узнают, нужна вакцина или нет. 

Время идет, число зараженных ВИЧ растет. И еще один важный момент: со временем будет только сложнее создать эффективную вакцину. Почему? Потому что сам вирус меняется. России, можно сказать, везло: у нас по ряду причин долгое время изменчивость вируса была не очень большой, в несколько раз меньше, чем в США,  но сейчас мы все чаще сталкиваемся со случаями более измененного вируса. То есть со временем нужны будут новые вакцины, новые препараты, новые испытания — и деньги, деньги. Надо остановить распространение ВИЧ сейчас. Ведь каждый новый больной — это еще одна искалеченная жизнь, жизнь под дамокловым мечом диагноза. 

У создателей вакцины все готово к проведению третьей фазы клинических испытаний. Нет одного — денег

***

Вторая фаза клинических испытаний петербургской вакцины против ВИЧ проходит в семи городах (Москва, Казань, Ижевск, Калуга, Волгоград, Липецк, Тольятти). Добровольцев в перечисленных городах набирают в центрах по лечению СПИДа.

Критерии отбора достаточно строгие. Приводим некоторые из них.

1. Проживание в городе, в котором проводятся испытания.

2. Нахождение на противовирусной терапии от ВИЧ не менее 6 месяцев и не более 2 лет.

Некоторые из противопоказаний к испытаниям.

1. Участие в других клинических исследованиях.

2. Курсовой прием иммуномодуляторов (интерфероны, интерлейкины), иммуносупрессивной терапии (циклоспорины), глюкокортикостероидов в течение 3 месяцев до скрининга.

3. Введение живой или любой другой вакцины в течение 6 месяцев до скрининга.

4. Значимая алкогольная или наркотическая зависимость, которая, по мнению исследователей, может помешать участию пациента в испытаниях и выполнению всех требований протокола. 

Из писем, пришедших в адрес «ВП»

✓ «Подскажите, как принять участие в эксперименте. У меня растут два замечательных здоровых сыночка, первого я рожала в 2013-м (анализ на ВИЧ был отрицательный), через год забеременела вторым, и вдруг ВИЧ дал положительный результат. Во время второй беременности и по настоящее время терапию принимаю, муж тоже сдал анализы и оказался инфицирован, терапию также принимает. Мы ВИЧ-инфицированы 1 год, состоим на учете, откуда заразились, не знаем. У нас на данном фоне глубокая депрессия, постоянно скандалы, все мысли об этой инфекции, очень сильно переживаем, зная о том, что мы в любой момент можем умереть, из-за данной инфекции очень много болячек появилось. Помогите, пожалуйста, нам с мужем, мы очень бы хотели к вам попасть, нам хочется дать своим мальчишкам будущее!»

✓ «Хочу принять участие в испытаниях. У меня растет здоровая дочь, так как я рожала в тот момент не ВИЧ-инфицированной. ВИЧ-инфицирована 3 года, состою на учете, терапию не принимаю. Но скоро выхожу замуж и хочу здорового ребеночка родить. Будущий муж здоров, очень хочет ребенка. У меня депрессия, помогите!»

✓ «Очень хотел бы поучаствовать в эксперименте. Недавно узнал чисто случайно,  что у меня ВИЧ. Очень хочу еще жить. Стыдно перед родными, что так получилось. Интимной близости с ВИЧ-инфицированными никогда не было. Примерно года два назад руками наткнулся на использованный шприц на улице при уборке территории. Сначала не придал этому значения, а получилось вот как. До боли стыдно и страшно. Пока, кроме супруги, никто не знает. Скорее бы это все кончилось!!!» 

✓ «Хоть бы у вас все получилось и вы нашли бы это противоядие против такого страшного заболевания. Мы очень хотим жить».

✓ «Хотелось бы принять участие в третьей фазе клинических испытаний! Готова даже бесплатно. Уж очень хочется, чтобы лекарство скорее появилось. А то столько людей гибнет напрасно».

✓ «Верю, что в скором времени лекарство будет найдено, и миллионы людей будут спасены от болезни! Успехов всем, кто стремится помочь в этом!» 

↑ Наверх