Газета выходит с октября 1917 года Monday 23 сентября 2019

Плавающие острова — под угрозой исчезновения

Люди бездумно уничтожают уникальные природные объекты, расположенные на территории заказника «Ламмин-Суо». Если так пойдет и дальше, от островков останутся одни воспоминания

Купально-ягодный сезон в самом разгаре. И граждане, дорвавшиеся до даров природы, порой оккупируют и заповедные места, на которых и сбор ягод, и купание, и ловля рыбы запрещены законом. Причем зачастую люди ведут себя настолько агрессивно по отношению к природе, что уничтожают совершенно уникальные объекты. Пример — плавающие островки регионального гидрологического заказника «Болото Ламмин-Суо» в Выборгском районе Ленинградской области. Об этом заказнике мы рассказывали читателям «ВП» в прошлом году (см. номер «ВП» за 11 октября 2013-го, публикация «А не пойти ли нам в болото?»). Что изменилось в заказнике с тех пор? К сожалению, изменения — в худшую сторону, в чем убедилась корреспондент «ВП».

Наталия Селянская: «Заказник, и прежде всего плавающие островки, вытаптываются в геометрической прогрессии».

Как от зеленеющего островка осталась черная клякса

Я подхожу к большему из Двух Сестер озеру. Жаркий день. Вдоль высокого берега группками расположились отдыхающие. Причем одна компания приехала сюда по лесной, весьма колдобистой и специально перерытой дороге на микроавтобусе (въезд на территорию заказника на машинах запрещен, о чем напоминают специальные щиты. Но, видимо, не все у нас читать умеют). Спрашиваю компанию, зачем же они сюда заехали, и получаю ответ: они ездят где хотят и запрещающие щиты им не указ. Добавляют, что сюда больше не поедут, потому что машина на ухабистой дороге чуть не застряла. 

Еще одна компания приехала сюда с большой собакой. Собаке бросают в воду палку, и пес кидается в озеро, прямо на ближайший к берегу плавающий островок. Один прыжок — и половина островка уходит под воду. Еще прошлым летом этот островок радовал глаз брусничником и молодым кустарником. В этом году оставалась лишь трава, да и то местами. Большая часть островка уже вытоптана и представляет собой черную торфину. (Автор этих строк побывала на озере еще раз — спустя десять дней, и от островка уже осталась лишь одна торфина, грязная клякса без зелени, отнюдь не украшающая пейзаж.) Все, чудесный островок закончил свое существование: безжизненная «клякса» уйдет на дно. 

На соседний, тоже еле живой островок, взбираются купальщики. И этот островок ждет печальная участь. 

Двое молодых парней пытаются отодрать от берега большой кусок земли. Видимо, хотят сделать еще один плавающий островок. Не получится. То есть отодрать-то кусок земли они смогут, но он не превратится в плавающий островок, а пойдет на дно. Для появления плавающих островков нужны специфические природные условия. А эти люди просто откровенно губят природу.

Еще прошлым летом этот островок радовал глаз брусничником и молодым кустарником. В этом году оставалась лишь трава, да и то местами.

А спустя десять дней от островка уже осталась лишь одна торфина, которая через некоторое время уйдет на дно. Чудесный островок закончил свое существование.

В общем, если в прошлом году в зоне видимости было штук пять островков, то сейчас остался один, и тот на грани. 

Что граждане отвечают на сделанные им замечания — вполне понятно, в ответах может присутствовать ненормативная лексика. 

— Заказник, и прежде всего плавающие островки, вытаптываются в геометрической прогрессии, — подчеркивает Наталия Селянская, начальник Зеленогорской полевой экспериментальной базы Государственного гидрологического института (база находится на территории заказника). — Сейчас вообще наблюдается повышенная антропогенная нагрузка. Больший, чем в прошлом году, урожай черники — большее количество собирающих на территории заказника. Ходим, объясняем, что собирать здесь запрещено: кто понимает, кто — нет. Кстати, именно из-за антропогенного фактора в этом сезоне кусты черничника очень рано, в середине июля, уже покрылись так называемой мучнистой росой. Значительно больше в этом году и купающихся. Возможно, потому, что ближайшие к нам садоводства оказались без пляжа: подходы на водоем, находящийся возле садоводств, почему-то перекрыты. 

Сотрудники станции исследовали озеро с помощью эхолота и обнаружили множественные торфяные линзы, часть из которых когда-то определенно были плавающими островками.

Кстати, в этом году в озере появилось большое количество мелкой крупки неизвестного происхождения. Чьи-то икринки или зародыши. Плывешь, и прямо под руками крупку чувствуешь. По-хорошему нужно делать соответствующие анализы. Но в задачи станции это не входит, и денег на проведение таких анализов не выделяется. Аппаратуры для изучения биологических объектов нет в принципе. Ходят слухи, что кто-то куда-то сдавал на анализ крупку. И что это личинки малярийных комаров. Но это, конечно, не так. Но все-таки что плавает в озере — неизвестно. 

Хоть ОМОН нанимай 

Отдыхающих совершенно не смущают предупредительные щиты о том, что это — закрытая территория заказника. Не смущает даже высокий забор, окружающий непосредственно здания станции. Бывали случаи, когда даже на велосипеде сюда заезжали. Перекинут велосипед через забор, потом сами перелезут. Что привлекает? А просто хотят искупаться во втором из Двух Сестер озере, так называемом питьевом. Питьевое, потому что на нем расположен водозабор станции.

— Гоняем отсюда постоянно. Пока что удается отстоять у отдыхающих хотя бы это питьевое озеро. Но у меня такое ощущение, что еще год-два — и отдыхающие займут и его, лишив озеро плавающих островков, а сотрудников станции — питьевой воды, — делится опасениями Наталия Селянская. 

Наталия Михайловна проработала в заказнике 28 лет и с сожалением отмечает, что, хоть многочисленные попытки проникновения на территорию заказника бывали и ранее, именно в этом году отдыхающие буквально оккупируют заказник. А ведь не за горами сезон клюквы, и горе-собиратели пойдут вытаптывать болотную гать. На болоте растут редкие виды растений, в том числе росянка — растение-хищник.

Что касается третьего озера, Копейки, то территория, к нему прилегающая, уже получила статус рекреационной зоны и теперь там стоит палаточный туристический лагерь. (Для справки: в прошлом году данный вопрос только обсуждался.) 

Граждан отдыхающих привлекают в заказнике не только ягоды-грибы да купание. Находятся и те, кто тащит… приборы. В этом году из будки, стоящей на одной из наблюдательных точек, украли прибор весом 16 килограммов. Сотрудники его потом нашли — раскуроченным. Видно, кто-то хотел сдать на металлолом. 

— Как защитить природу от нашествия человека, мы уже не знаем. Нанимать вооруженную охрану? Но мы не имеем такого права, и у нас нет на это средств, — говорит Наталия Селянская.

Нет средств и на закупку современного оборудования. Очень нужны, например, ртутные глубинные стеклянные метеорологические термометры (замерять температуру на различных глубинах). Обещали их закупить еще в прошлом году. Теперь обещают — в этом.

Нет денег и на реставрацию полусгнивших деревянных мостков, проходящих через болото. Поэтому сотрудники, чтобы снять показания датчиков, несколько раз в день вынуждены буквально перепрыгивать с кочки на кочку. О зарплатах сотрудников и говорить не приходится. Они более чем скромные. Так что остаются работать здесь только энтузиасты. 

Заказник — это закрытая территория!

Справка «ВП»

«Болото Ламмин-Суо» — региональный гидрологический (болотный) заказник площадью 380 гектаров. «Ламмин-Суо» в переводе с финского означает «Озерное болото». Заказник — уникальный. Во-первых, потому, что болотных заказников вообще в России остались единицы. Во-вторых, само болото (длиной примерно два километра и шириной километр) имеет внутри себя три дивных озера, расположенных по его краям. Самое маленькое (в обиходе его называют Копейкой) находится отдельно. Два озера побольше (их называют Двумя Сестрами) разделены узким перешейком. Озера славятся не только чистой водой, но и плавающими островами. Это островки небольших размеров, покрытые мхами, брусничником, кустарниками и даже маленькими деревцами. Такие чудесные, мигрирующие по озерам островки. Но с каждым годом их становится все меньше, и виной тому — человек.

Купальщиков не останавливает то, что они плавают в озере, из которого берут питьевую воду.

Ежедневно в заказнике «Болото Ламмин-Суо» снимают показания с более пятидесяти точек наблюдения. Отслеживают, как идет испарение влаги, как колеблется уровень болота, что происходит с торфяным слоем и прочее. Все эти данные нужны не только для науки, но и для сугубо практических вещей. В том числе для проектирования различных коммуникаций, дорог, газопроводов, проходящих через болота. Данные по болотам из других регионов для наших болот не подойдут.

Кстати, болота, оказывается… дышат. Долго нет осадков — «выдох», уровень болота понижается. Льют дожди — болото делает «вдох», его уровень повышается.

↑ Наверх