Газета выходит с октября 1917 года Sunday 20 сентября 2020

По воде до Крыма

Каково путешествие на полуостров по единому билету, проверяла корреспондент «ВП»

Честно сказать, когда наше правительство объявило о том, что билеты в ставший российским Крым будут дешевыми, верилось с трудом. Ну когда такое было, чтобы цены снижались? Разве только при Сталине. Но, оказывается, нет ничего невозможного, не только реки, но и цены можно повернуть вспять! 

Знакомые рассказывают чудеса о том, как через авиакомпанию «Добролет» они за тысячу рублей прилетели в Крым, в Симферополь. «Ну ты, конечно, не ищи на сайте дешевые билеты — они давно на все лето распроданы, как и купе в поездах», — предупредила меня подруга, добрейшей, к слову, души человек. 

Как же, думаю, мой коллега Максим Костин прекрасно долетел до Симферополя, с удовольствием провел неделю на крымских пляжах и вернулся обратно в Петербург всего за восемь тысяч? А я чем хуже? Одно смущает: боюсь я этих самых самолетов, как Адриано Челентано высоты, поэтому предпочитаю ездить на поезде. Тем более, интересно проверить, как действуют эти единые билеты, про которые нам столько рассказывали. 

Единый в действии

Итак, иду в железнодорожную кассу (единый можно заказать только там!), выстаиваю немалую очередь и прошу кассиршу оформить проездные документы на семью из трех человек. Девушка, услышав, что мне нужны три единых билета до Керчи, высунулась из окошка и нервно крикнула очереди: «Ну, вы попали! Я оформляю билеты в Крым «туда и обратно», так что не стойте, идите в другие кассы...».

Это выглядело очень смешно, но потом стало понятно, как она была права: возилась кассирша с нашими проездными документами около получаса, сводила все по времени, стыковала паром, автобус и поезд, учла даже то, что на переправе из-за непогоды можно задержаться, и в итоге выдала нам билеты... на три боковых места — хорошо в одном вагоне, потому что остальные — более комфортные — были проданы. Да, проехать в Крым поездом стало непросто — это вам не транзитные поезда через Украину, как раньше. Хотя они и сейчас, конечно, ходят, но возят только своих, которым не нужно оформлять специальное разрешение, а также российских детей до 16 лет, женщин и мужчин-пенсионеров — другим через жовто-блакитную путь закрыт.

Кассирша выписала нам билеты до Анапы, потом дала квиточек на автобус, который должен был довезти нас до порта «Кавказ». А дальше — паром и тот город, который тебе нужен: древний Пантикапей, он же Керчь. Или в Феодосию. Весь путь займет двое суток, а стоимость дороги выходит в пределах трех с половиной тысяч рублей. 

Теперь о ценах поподробнее. Если билеты на поезд до Анапы (с таким же успехом можно было взять билет до Краснодара — тут каждый выбирает приемлемый для себя вариант) были в обычную цену, то стоимость единого на автобус — паром — автобус до, скажем, автовокзала Керчи поразила своей дешевизной: всего 150 целковых. До Симферополя, Ялты, Феодосии, Судака — 350 рублей. Самая дорогая дорога — из Анапы до Севастополя. В город русских моряков можно приехать за 430 рэ ( из Краснодара дороже — за 830 рублей). Но все познается в сравнении. И когда ты узнаешь, что в порту «Кавказ» обычные билеты на паром стоят примерно столько же, сколько ты заплатил за автобус от Анапы плюс паром плюс автобус до Керчи, при этом не паришься в очереди за билетами, то всё встает на свои места. Ведь если ты едешь без единого и не хочешь стоять в очередях на автовокзале, то путь один: берешь такси до порта «Кавказ» за 700 рублей и снова бежишь в кассы — теперь уже за билетом на паром.

Одно плохо — не во всех поездах есть кондиционеры. «Простите, что у нас нет биотуалетов», — ни с того ни с сего стала извиняться проводница, когда мы вошли в вагон поезда, следующего до Анапы, что звучало как издевка, потому что ехать в жару без кондиционера — это невыносимый экстрим.

Еще раздражало то, что мы узнали о 30-процентных скидках на купе, когда уже доехали до Анапы. Простые подсчеты показывали, что наш плацкарт с учетом этих скидок стоил как купе. Народ, давно сориентировавшись, быстро разобрал эти билеты.

А у греков — сиеста

Дорога была быстрой и комфортной — часа два нам понадобилось, чтобы подъехать к порту. Из окна видно, что все поля, если не желтеют подсолнечником, то покрыты виноградниками. Судя по всему, вина в этом году будет много на радость всем и вся. По дороге стоят щиты с объявлениями: «Экскурсии на винзавод», «Продаются бараны...» Соседи в автобусе в основном с детьми — едут отдыхать «дикарями». 

«Мы позвонили в один феодосийский санаторий и узнали, что путевка на одного человека стоит 50 тысяч рублей. Нам это не по карману, поэтому будем что-то подыскивать в частном секторе», — рассказывает Елена, мать двоих маленьких детей. 

«А я еду в Евпаторию выяснять, можно ли приостановить сделку по продаже, — делится Ирина. — Мне сказали, что правовую помощь можно получить в отделениях «Единой России», которые расположены по всему полуострову». 

Вот и порт «Кавказ», открытый за год до того, как один очень известный любитель кукурузы передал Крым Украине, то есть в 1953 году. Расположен на восточной стороне Керченского пролива, и от него до самой Керчи рукой подать — всего полчаса. Очередь на паром из легковушек — огромная. Водители нервничают: машины стоят по много часов, но иного пути нет. Ясно одно: переправа пока не очень справляется с нагрузками, поэтому готовится ее масштабная модернизация. 

Перевозят пассажиров 4 парома, два из них греческие, два отечественные, можно добраться до берегов Тавриды и на катамаранах — из Анапы это займет всего три часа. Ничего не имею против наших братьев во Христе — православных греков, но, честно скажу, работать они не умеют. Вот мы все неурядицы на русскую лень списываем, но она — ничто по сравнению с греческой... 

Приведу пример. Мы загрузились на паром «Ионас» и вначале были рады: эскалаторы, поднимавшие нас на верхнюю палубу, прекрасно справлялись с нагрузкой, существование буфета тоже впечатлило, опять же евроремонт, телевизоры на каждом шагу. Дорога — 30 минут, и мы уже предвкушали, что через пару часов пойдем на пляж и снимем дорожную усталость в море, но не тут-то было! Море взыграло, стало неспокойным, небо затянули тучи, объявили штормовое предупреждение, в итоге нам пришлось простаивать часа четыре, ведь этот их хваленый «Ионас» при ветре 15 метров в секунду уже не фурычит... К тому же буфет, как назло, не работал, негде было перекусить, пришлось экономить еду и воду, потом пронесся слух, что мы застрянем до вечера. 

Однако, к всеобщей радости, погода быстро поменялась — выглянуло солнце, а на камнях бакланы выстроились в ряд, но... наши греки и не думали отчаливать. Оказывается, у них послеполуденный отдых начался, фиеста, значит. Народу много — из четырех автобусов, да тридцати легковушек, которые поместились внизу, еды и воды нет. Словом, пошла к грекам целая делегация на переговоры. Женщины кричали, что пока погода нормальная, срочно надо отправляться на тот берег, дети плакали, а иностранные матросы в этот момент... спали. «Какой еще отдых, — возмущался крепкого телосложения российский мужчина. — Если у вас до этого не было проблем, то они сейчас будут». Подействовало. Как и написанная от руки на обрывке бумаги жалоба, под которой подписались человек тридцать. Нельзя сказать, что греки, доселе делавшие вид, что не вполне владеют русским, наших людей не поняли. Поняли. И завели мотор. 

Самые вежливые люди

И вот показался порт «Крым». Всюду русские и крымские флаги, в красно-белую полоску флаг Керчи, радостные лица: мол, Россия — наш дом... Мы заметили флаги даже в огородах — вот лучшее доказательство настроения крымчан. 

Едем на автовокзал, высаживаемся. «Обязательно запишите телефон единой транспортной службы, — информирует нас водитель, — мало ли что случится». И точно. Этот телефон нам пригодился, когда мы собрались уезжать, — оказывается, нужно было отъезжать не от автовокзала, на который мы прибыли из Анапы, а от порта «Керчь» на улице Кирова.

«Мы вернулись домой» — фраза, которую приходилось слышать чуть ли на каждом шагу. И рассказы — кто и как голосовал. Все, даже девяностолетние старухи, шли на референдум — такой был общенациональный подъем. «Мы только боимся, что Порошенко захочет отвоевать Крым, ведь говорят наши старцы, что Черное море будет гореть огнем», — делится регент местной церкви Татьяна...

«Мы теперь мировая держава, и президент Путин нас в обиду не даст, — останавливает ее Валентина, инженер на пенсии. — Конечно, нам еще нужно пройти переходный период, но на Украину мы больше не вернемся». 

Вообще к Путину — интерес здесь огромный. На местном рынке много футболок за триста рэ с портретами российского президента. «Вы видите надпись: «Самый вежливый из людей»? — показывает белую футболку продавец. — Это последняя, их уже не осталось». Есть и другие вещи с надписями: «Крымчане настолько суровы, что переехали в Россию со своим полуостровом». А еще в ходу «фишка» — изображать вместе с «вежливыми людьми» кошек. 

Парень охотно рассказывает, что когда в Крым пришли «вежливые люди», взявшие на себя охрану граждан, у них были исключительно мирные намерения — они не произвели ни одного выстрела и подарили детям кошку. 

Надо сказать, что поначалу крымчане опасались: не будут ли пляжи пустовать? Украинское телевидение вовсю смаковало кадры с пустым побережьем — видимо, чтобы порадовать своих граждан тем, что в Крыму без них плохо, ведь в последние годы именно украинцы составляли основной контингент отдыхающих. Права, никто не вспоминает, каким боком все это выходило полуострову — до недавнего времени в Коктебеле за толпами «нэзалэжных» туристов не был виден даже Дом-музей Максимилиана Волошина! Чтобы пройти к нему, надо было изрядно поработать локтями и напрячь зрение. Но напрасно украинское «телебачення» старалось — в июне, когда шли дожди и было относительно холодно (плюс 22 днем, плюс 18 ночью), народу действительно было немного. Но в июле, когда началась 30-градусная жара, отдыхающие валом повалили. 

Это, конечно, сказалась на ценах — алкоголь подорожал на 50 рублей, некоторые продукты на 10 — 20 — 30 целковых. Так, бутылка сухого красного вина — массандровского каберне в конце июня стоила 100 рублей, а через неделю уже на 20 рублей больше. Такие же метаморфозы происходили и с другими массандровскими марками — с «Мускателем» (белым), «Кокуром» (столовым). 

Сыры по двести-триста рублей за кг, колбасы — за триста — четыреста целковых. Но самое главное: фрукты — персики, черешня — по сто рублей. Вяленая рыба средней длины — около двухсот рублей за штуку. 

Не буду дразнить воображение читателей, скажу только, что в ресторанах и кафе иной раз было выгоднее пообедать, чем готовить дома: запеченная в фольге рапана —150 рублей, пеленгас — 180 рублей, большая порция мидий, жаренных с луком, — 180 «деревянных»...

Грязи, солнце и вода…

Местных в ресторанах мало, впрочем, как и на море. «Как море?» — спросили у нас однажды керчане, так еще и не открывшие морской сезон. «Отличное, теплое, 22 градуса», — ответили мы и тут же поймали их удивленный взгляд: «А откуда вы приехали? Из Санкт—Петербурга? Тогда понятно, почему вам море теплым кажется...» 

Ситуацию прояснила медсестра одной из грязелечебниц Валентина: «Мы ходим на пляж только тогда, когда вода 25 — 30 градусов и когда можно сидеть в море и веером обмахиваться». 

Между тем, сами медицинские услуги в Крыму недорогие. Например, грязелечение. Процедура — нанесение грязи на ноги в виде черных «чулочков» — 250 рублей сеанс, поэтому от отдыхающих, пожелавших поправить здоровье грязями древнего озера Чокрак, расположенного недалеко от Керчи, отбоя нет.

С тех пор как Крым вернулся домой, возрос интерес и к недвижимости. Жители близлежащей Кубани первыми сориентировались и начали покупать квартиры, дома, участки. Недвижимость поднялась в цене. Еще перед Новым годом двухкомнатную квартиру общей площадью 45 кв. м на берегу моря, в районе местной «Рублевки» — Аршинцево, без евроремонта можно было приобрести за 25 тысяч долларов, а теперь она на 10 тысяч «зеленых» больше, и это не предел. Но желающих уже столь много, что сделки сейчас в Крыму приостановлены, агентства сворачивают работу до 2015 года, когда Крым полностью перейдет на российское законодательство. 

Кстати, пенсии крымчанам тоже начнут индексировать по российскому законодательству с 2015 года. Пока пенсию им пересчитали автоматически, умножив на коэффициент 3,8.

Кроме того, получат социальные выплаты и те, кто по украинским законам их еще не должен получать, ведь пенсионный возраст в «нэзалэжной» был увеличен.

А пока народ наслаждается отдыхом, толпами взбирается на гору Митридат, откуда хорошо видны берега Тавриды, российские корабли, даже буровая платформа, которая исследует шельф в том месте, где будет строится мост между Крымом и Таманским полуостровом, фотографируется и радуется, что черноморский воздух, крымское солнце и вода — наши лучшие друзья навсегда.

↑ Наверх