Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 25 апреля 2018

Победу Петра I финны отпразднуют с размахом

Если удача улыбнется, российско-финская подводная археологическая экспедиция найдет точное место Гангутской битвы

Кто-то живет с видом на Неву, кто-то любуется соседней хрущевкой, а Илкка Линнакко по утрам пьет кофе с видом на место, где проходила Гангутская битва. 300 лет назад Петр I выиграл у берегов полуострова Ханко свое первое морское сражение — над шведами. Иллка Линнакко переехал сюда 10 лет назад и понял, что самое время найти место, где точно это сражение состоялось.

В результате в соавторстве с уже известными читателям «Вечёрки» Пеккой Силвастом и Александром Ищенко, о которых мы рассказывали в номере за 29 мая, написал книгу, которая так и называется — «Гангутская битва. 1714».

К строительству лодки Петр I приложил руку, находясь в Голландии. Экспонат предоставлен Морским историческим музеем Стокгольма.


Битва без адреса

Если вкратце (подробности — в «Википедии»), то Гангутская битва разворачивалась так. Начало XVIII века — Северная война, период активных войн между Швецией и Россией на территории Суоми. 

К тому моменту российские войска контролируют южную и большую часть центральной Финляндии. Перед русским флотом, которым руководил сам Петр I, стояла задача усилить гарнизон в Або (Турку). Надо было пройти мимо полуострова Ханко, где наши корабли поджидал шведский флот под командованием Густава Ваттранга. Чтобы обойти преграду, было решено перетащить суда по самой узкой части полуострова. По некоторым данным, место для переволоки подсказали местные крестьяне, которые были за это вознаграждены. Но шведы заметили маневр и послали две группы кораблей к обоим концам переволоки, чтобы помешать переброске русских галер. Шведам не повезло: стояла безветренная погода, их суда потеряли маневренность. Петровские корабли оказались в преимуществе перед разделенным на части шведским флотом и в результате выиграли сражение.

В конце XIX — начале XX века Ханко был популярным курортом, куда приезжала публика из России. Старинные открытки.

Эпизод Гангутской битвы запечатлел скульптор Михаил Козловский на барельефе памятника Петру I работы Растрелли у Михайловского замка. Петр наблюдает, как капитан Ингерманландского полка Бакеев помогает израненному шведскому контр-адмиралу Нильсу Эреншельду подняться в лодку. Помимо милосердия здесь есть тонкий расчет: контр-адмирал был первым пленником царя столь высокого ранга. Впоследствии в Петербурге Эреншельд имел квартиру при Адмиралтействе, бывал частым гостем у царя и министров. Петр ходатайствовал перед швед­ским королем о поощрении Эреншельда «за храбрость». В результате, еще будучи в плену, тот получил звание вице-адмирала, а по возвращении после войны — чин полного адмирала. 

Как ни странно, столь важная для России морская победа не имеет адреса: нет свидетельств, точно указывающих на место сражения, да и само сражение называется по-разному. На встрече в финском консульстве Илкка показывал множество старинных карт и рисунков, которые пришлось сопоставлять прежде, чем прийти к каким-то выводам. Потом начались прикидки на местности с учетом очевидных параметров: самое узкое, удобное место для переволоки, подходящий по глубине фарватер для кораблей того времени, акватория, достаточная для нахождения в ней большого количества судов. Есть еще один ориентир. Говорят, где-то в этих местах есть валун, отмеченный знаком П, но его так никто и не нашел. Нередко встречаются люди, которые бродят в поисках заветного камня, да и сам Илкка не единожды его искал, но удача пока не на их стороне. 

Привязка к местности

Прибыв в Ханко, мы выходим на катере в море, туда, где, возможно, состоялось сражение. С наступлением лета в здешние воды потянутся дайверы. Александр Ищенко, наш гид и тоже дайвер, прекрасно знает, чем манят коллег воды, которые на глубине прогреваются не выше 4 градусов: множество затонувших военных и коммерческих судов времен Северной, Первой и Второй мировых войн.

Узкий пролив Щучья Кишка, известный морякам еще в XVI веке, — удобное место, где суда укрывались от штормов и ветров. Когда погода устанавливалась, шли дальше — к Або, Ревелю, Выборгу.

Подходим к двум торчащим из моря каменным скалам. Между ними — узкий и глубокий пролив Щучья Кишка. Скалы усеяны рисунками, всего их — около 650, старейшие датируются началом XVI века. Говорят, многие переводятся банальнее некуда: «здесь был Ваня». А на глубине 17 метров лежат остатки голландского галиота, затонувшего в середине XVII века. 

В лоциях отмечен как «кабельное судно», потому что был случайно обнаружен во время обследования проложенного через него телефонного кабеля.

— Под водой много интересных объектов, но такие погружения требуют специального холодноводного оборудования, так называемого сухого костюма и отличной подготовки, — рассказывает Александр Ищенко. — Приезжают сюда аквалангисты из Москвы, Питера, Эстонии и, конечно, финны.

Например, финские и эстонские дайверы в свое время описывали теплоход «Иосиф Сталин», на котором эвакуировались советские военные с военно-морской базы Ханко. Он затонул здесь в декабре 1941 года и прибился затем к эстонскому берегу. Любопытно, что здесь же могла оборваться судьба вождя всех времен и народов — человека, не парохода. В 1906 году Иосиф Сталин ехал на очередную партийную встречу на пароходе, который перевозил лошадей. Судно село на мель. Спасли и лошадей, и будущего вождя, а могла бы история развернуться по-другому… Через год здесь же села на мель яхта последнего русского императора — «Штандарт». Лоцман, работавший в этих водах около 15 лет, решил пройти несколько дальше от небольшого острова, вдоль берега которого проходил фарватер. Результат — две недели на камнях. Причины частых катастроф крылись еще и в том, что в то время полным ходом шла русификация Финляндии, начало которой было положено генерал-губернатором Бобриковым. Все официальные документы и лоции начали издавать на русском, которого местные лоцманы не знали, а новые, русскоязычные лоцманы не разбирались в незнакомой обстановке.

Холодное Балтийское море хранит множество секретов и, возможно, тайну Гангутской битвы. Александр Ищенко надеется, что она откроется во время археологической экспедиции, инициатором которой он является. В экспедиции принимают участие и финская, и российская стороны. В частности, от Петербурга в проекте участвует «Национальный центр подводных исследований». Были проведены первые погружения, намечены точки для исследований, которые продолжатся в июне.

— Твердой уверенности, что мы найдем следы Гангутской битвы, у нас нет. Море — стихия непредсказуемая, — говорит Александр Ищенко. — Но вот недавно финские дайверы обнаружили здесь же, неподалеку, немецкую субмарину, затонувшую в 1914 году. Может быть, и нам повезет. Ведь на полуострове нет никаких следов сражения, даже могил.

Шведский линейный корабль «Kung Karl», ок. 1696 года, изображен с разных ракурсов. Центральный экспонат Морского исторического музея Стокгольма. В настоящее время экспонируется на выставке, посвященной Гангутскому сражению, в Ханко.

Праздник не за горами

Интерес к празднику налицо, и он обещает быть шумным, торжественным, с присутствием официальных лиц и прессы. Кстати, идея отметить юбилей Гангута возникла у Пекки Силваста 10 лет назад, и его поддержали многие в Финляндии, но не в России. Общению финских историков-активистов с петербургскими госструктурами можно было бы посвятить отдельную статью. Комитет по внешним связям переадресовал гангутцев в какой-нибудь район по причине того, что Ханко — слишком маленький город: не по рангу 5-миллионному Питеру общаться с Ханко, где живет 9 тысяч человек. Ничем закончилось общение и с Центральным военно-морским музеем Санкт-Петербурга.

— Мы ездили, писали и звонили несколько раз, — рассказывает Ищенко, — но одного директора посадили, другого срочно поменяли, а третий и вовсе не ответил.

Выставка в местном музее, посвященная Гангуту, получилась содержательной за счет экспонатов из шведских и финских музеев. Один из экспонатов поистине уникален — ботик, построенный Петром I в Голландии. Судно было захвачено под Нар-вой в 1700-м и попало в Морской исторический  музей Стокгольма. Много интересных вещей, поднятых со дна Балтики и Ботнического залива, которые рассказывают о присутствии в этих водах русского флота. 

Такой домик смогла построить жительница Ханко, которая зарабатывала на жизнь глажкой шелковых вещей.

Результативным оказалось лишь общение с Морским собранием Петербурга и его председателем Николаем Орловым. 

В регате, которую проведет Ассоциация парусников Финляндии, примет участие «Мир» — учебное судно Академии имени Макарова. Кстати, начинается регата 23 июля в Котке, 25 — 27 июля прибывает в Ханко, а закончится 3 августа в Турку. Прибудут на нее парусники из разных стран мира, из России — по приглашению финнов — будет также изгнанный из родных пенатов фрегат «Штандарт» и капитанские гички из штандартовского проекта. 

Программа мероприятий в Ханко набита плотно, как селедка в банке. В заливе, напротив городского пляжа, состоится реконструкция битвы, в которой примут участие около двадцати гребных судов и «Штандарт» в качестве шведского флагмана, фрегата «Элефант». Полагаю, что все ханковские плавсредства (а они есть в каждой семье) выйдут в море, чтобы вблизи увидеть это знаменательное действо. Организаторы, правда, обещают, что битва будет видна и с берега, но рекомендуют захватить бинокль.

Подробно о программе фестиваля можно прочитать здесь: http://www.thegangutregatta.fi/RU и здесь: www.gangut1714.fi. Гостей ждут соревнования юных моряков, экскурсии на парусники, военный палаточный лагерь с кузницей и каменными печами, костюмированный парад военных начала XVIII века, музыка, танцы и веселье. Гостиницы полны, и желающие могут надеяться только на кемпинги и палатки. Остается сказать спасибо гангутцам, которые устраивают столь роскошный праздник в честь нашей победы.

Хозяин ресторана «Pа Kroken» («На крючке») Магнус Экстрем удивительным образом похож на графа Федора Апраксина, который руководил русским флотом во время Гангутского сражения. Вот и жену — Светлану — нашел себе русскую.

↑ Наверх