Газета выходит с октября 1917 года Monday 20 ноября 2017

Послушай-ка, дружок, экосказку…

До 14 апреля в Новом музее можно полюбоваться новыми иллюстрациями Александра Флоренского к книге Бориса Гребенщикова «Иван и Данило»

До 14 апреля в Новом музее можно полюбоваться новыми иллюстрациями Александра Флоренского к книге Бориса Гребенщикова «Иван и Данило». Собственно, и на саму книгу можно поглядеть, да и текст почитать, если кто еще не читал…


История эта, про то, как жили в лесу Иван Семипалатинский и Данило Перекати-Поле, была написана БГ в середине 1980-х, тогда же проиллюстрирована Александром Флоренским, как он сам признается, «в жанре импровизации»: автор читает, художник слушает да рисует, все вместе портвешок попивают, иногда им листы заливают… и т. д. Разумеется, ни автор, ни художник ни сном ни духом не рассчитывали увидеть свое творчество размноженным типографским способом, но тут грянула перестройка, и Михаил Сапего в «Красном матросе» книгу издал. Было то издание дешевым, доступным любому желающему, поэтому у многих оно есть дома.

Нынешней книге место не на полке среднего российского интеллигента, а в музее, ибо выпущена она коллекционным тиражом в творческой мастерской «Ручная печать». Печать действительно ручная, и станок XIX века (на выставке тоже можно посмотреть), и экземпляров всего-то 36.

Известный искусствовед Александр Боровский назвал «Ивана и Данило» не просто сказкой, а экосказкой: «Главная ее тема — экологическая: «Нет такого закона, чтобы в природе чего-нибудь не было». 

А кого только в сказке нет: и французская птица коростыль, и лось, который рассказывает, «что вкривь, что вкось», и индийские йоги, и мн., как говорится, др. И все живут как могут.

Всех персонажей книги Александр Флоренский изобразил заново: «Это другое осмысление — я изменился за эти годы». И потом, способ иллюстрирования был уже не столь экстравагантным: художник не слушал книгу, как в первый раз, а читал ее. Поэтому иллюстрации очень буквальны — в том-то их и прелесть. Их можно считать путеводителем по дебрям сознания — как авторского, так и читательского. Кстати, когда Гребенщикова спросили, не хочет ли он другого художника, он сказал, что только Флоренского.

Может быть, кому-то покажется странным, что дорогой и коллекционной стала именно эта книга, совершенно «митьковская», предельно демократичная, хоть и рассчитанная на аристократов духа. «Ну, было бы странно, — рассуждает Флоренский, — если бы такая книга вышла тогда, в 1986-м, а сейчас — нормально». Можно добавить: сейчас ей выходить — самое время, потому что в этом году, представьте, у БГ круглая дата — шестьдесят стукнет. С чем мы его заранее и поздравляем.

↑ Наверх