Газета выходит с октября 1917 года Friday 6 декабря 2019

Прадедушка был связистом и фотографом

Николай Ширяев воевал на фронтах Первой мировой войны. Он сделал уникальные кадры, сохранившиеся до наших дней

Во многих петербургских семьях сохранились вещи и письма периода Второй мировой войны. А вот от Первой мировой сохранилось гораздо меньше. Ведь с начала войны минуло уже столетие. Причем бурное столетие: и Вторая мировая война, и репрессии, и холодная война. От свидетельств былых времен некоторые избавлялись, опасаясь преследований. А вот родители Юлии Железновой бережно сохранили довоенные и военные фотографии предков: Ширяевых и Исаковых, сделанные Николаем Ивановичем Ширяевым. Он пошел на фронт, будучи связистом, а поскольку увлекался фотографией, то снимал все, что ему довелось увидеть. Старинные альбомы с фотографиями той далекой поры в редакцию «ВП» принесла Юлия Железнова, правнучка Николая Ивановича.


Кстати, в семье сохранились не только альбомы, но и некоторые вещи Николая Ивановича Ширяева. Например, топорик-секач, которым до сих пор пользуются на даче. Топорик — необычный. Им на фронте пользовались связисты. Таким топориком было легко перерубать металлические провода.

— Мой прадед родился в 1891 году (у нас сохранился его паспорт). Жил он в деревне Труфаново Весьегонского уезда (Тверская область). Судя по тому, что хранило семейное предание, Николай Иванович служил на почте, вероятно, телеграфистом. Он пошел по стопам отца, который был почтовым чиновником, возможно, начальником почты, — пояснила Юлия Железнова. — Николай Ширяев прожил насыщенную жизнь. Моя бабушка Нина Николаевна, дочь Николая Ивановича, вспоминала, что, по рассказам отца, семья была достаточно зажиточная. Отец всегда интересовался техническими новинками: в молодости первым освоил технику фотосъемки, у него первого в деревне появилось радио. Николаю не было двадцати, когда он начал фотографировать. В этот творческий процесс он вовлекал всех: родную сестру Анну, друзей. В семейном архиве есть его довоенный альбом с фотографиями: прелестные дамы, элегантные кавалеры, плетеные корзины со снедью для пикников. Когда прадед был призван в армию и попал на фронт, он не оставил своего увлечения фотографией. Снимков сохранилось много: места боев, окопы, работа похоронной команды, братские захоронения, аэростаты, пушки, смотровые вышки. На некоторых снимках запечатлена жизнь санитарного поезда. Вполне возможно, что прадед, как очень многие на той беспощадной кровопролитной войне, был ранен и оказался в санитарном поезде. Даже просматривая эти фотографии, понимаешь: потери русских в боях были огромными. Согласно историческим данным, они составили около 2 миллионов убитых и умерших от ран.

После демобилизации Николай Иванович вернулся в родной Весьегонский уезд. Женился на Екатерине Алексеевне Исаковой, и в 1919 году у них родилась дочь Нина (бабушка Юлии Железновой).

— Об Исаковых сохранились тоже очень интересные сведения. Екатерину Алексеевну (мою прабабушку) фактически воспитала вторая супруга отца — Александра Ефимовна Журавлева, которая в юности была гувернанткой у Шереметевых. Мать Екатерины Алексеевны умерла рано, отец женился вторично, и его новая жена — Александра Ефимовна — приняла как родных и воспитала пятерых (возможно, и шестерых) его детей от первого брака. Своих детей у Александры Ефимовны так и не появилось. Детей она очень любила и кроме «своих» шестерых стала заботиться и о брошенных малышах, отданных в приют. Она была назначена смотрительницей Весьегонского приюта «Ясли».

Николай Иванович и Екатерина Алексеевна любили друг друга, но вынуждены были расстаться. Сталинский режим не пощадил семью Ширяевых — Николай Иванович был репрессирован (возможно, раскулачен), отправлен в долгую ссылку. Возвращаться домой он не стал. Потому что понимал: бывший ссыльный может снова навлечь гнев властей. И не только на себя, но и на жену и единственную дочь Нину. Екатерина Алексеевна с Ниной к тому времени обосновались в Ленинграде, где приезд ссыльного уж точно был бы замечен. Николай Иванович переехал в Петрозаводск, где прожил долгие годы и где был похоронен. (Юлия Железнова получила ответ из архива Петрозаводска, что это действительно так.)

— За что был репрессирован прадед, узнать не удалось. Из архива я получила ответ, что в списках репрессированных он не значится. Возможно, семью раскулачили и именно из-за этого прадеда отправили в ссылку, — уточняет Юлия. — Моя бабушка Нина Николаевна вспоминала, что в доме был достаток. В то время раскулачивали чуть ли не всех подряд. Бабушка рассказывала, как раскулачивали даже бедную семью, где росла единственная дочь, которой годами, по крупицам, собирали сундук с приданым. Когда отряд раскулачивающих вошел в дом и увидел, что ничего ценного нет, они вытащили этот сундук с приданым. Девушка плакала навзрыд, на лицах ее отца и матери был ужас. Они понимали: собрать приданое второй раз им уже не по силам...

…Среди фотографий, сделанных юным Николаем Ширяевым, — первые постановочные кадры: Николай Иванович в русской рубашке с узорами — словно Данила-кузнец, он же в рясе — юный семинарист, или Николай Иванович в роли «покойника», которого вот-вот должны похоронить. Тогда Николай Иванович еще и предположить не мог, что совсем скоро начнется Первая мировая и он будет снимать уже не постановочные, а настоящие фото погибших в той страшной и великой, такой далекой от нас войне….

Фото из архива семьи Ширяевых
↑ Наверх