Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 сентября 2019

Разве жизнь в бункере кому-то принесет радость?

Незадолго до одиозной даты 21.12.12 на вопросы корреспондента «ВП» отвечает отец Кирилл — физик и священник в одном лице

До роковой даты, на которую по календарю майя намечен конец света, остается всего ничего. И хотя теперь многие ученые утверждают, что майя не имели в виду ничего подобного, а имели в виду, что просто наступит другая эпоха, некая истерия по этому поводу продолжается. Состоятельные люди даже строят бункеры, чтобы переждать катаклизм. Корреспондент «Вечёрки» встретилась с ученым, богословом, кандидатом физико-математических наук, кандидатом богословия, директором Научно-богословского центра междисциплинарных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, секретарем ученого совета Санкт-Петербургской православной духовной академии, настоятелем храма апостола Петра и Павла при СПбГУ протоиереем Кириллом КОПЕЙКИНЫМ. 


Конец света уже начался 

— Отец Кирилл, многие СМИ, особенно некоторые телеканалы, денно и нощно пугают людей грядущим апокалипсисом, который, по их утверждению, если не случится 21 декабря, то уж точно произойдет в этом веке. Не могу не спросить вас как физика и богослова: как вы думаете, насколько долго еще просуществует человеческая цивилизация? 
— С точки зрения христианской традиции сам приход в этот мир Иисуса Христа был в каком- то смысле слова уже началом конца света. Так что он постепенно происходит, просто мы можем этого пока не замечать. При этом с точки зрения Церкви конец света — это не что-то страшное, а, наоборот то, чего мы ждем. Каждый христианин всякий раз, когда произносит молитву «Отче наш», по сути призывает конец света, когда говорит: «Да приидет царствие Твое». Согласно церковной традиции конец света — это конец существующего мира, который наполнен злом, страданием, болезнями, — и начало нового мира, который будет пронизан светом и любовью. Поэтому для верующих людей конец света — это не страшно. Хотя переход от одного мира к другому будет происходить, по всей вероятности, через какие- то катаклизмы и страдания. 

— Многие верят, что можно спастись в каких-то бункерах, уехать из больших городов в глубинку, переждать…
— С точки зрения христианской — будет преображение всего мира, а не каких-то отдельных его частей, и вряд ли в этом преображенном мире останется один или несколько бункеров из старого мира. Ну а потом, разве жизнь в бункере кому-то принесет радость и счастье? 

У компьютера не возникает внутреннего мира

— Передо мной популярное издание, уважаемая газета. В ней написано: известный американский ученый Стюарт Хамерофф, профессор кафедры анестезиологии и психологии университета Аризоны, заявил, что человеческий мозг — это натуральный квантовый компьютер, наше сознание — его программное обеспечение, а душа — информация, накопленная на квантовом уровне. По его словам, квантовая информация не может быть уничтожена. Поэтому, после того, как тело погибает, она сливается с Вселенной. И там уже может существовать бесконечно долго. « Эта информация и есть душа», — уверяет Хамерофф. Как вы можете прокомментировать это утверждение?
— Я знаю о работах Хамероффа, он очень известный человек. Но надо сказать, что все его рассуждения пока не подтверждены экспериментально. Самая сложная проблема заключается в том, что, несомненно, у нас в голове происходит какие-то объективные процессы, в том числе и квантовые, так как из квантов и других элементарных частиц состоит все сущее, но непонятно каким образом из этих объективных процессов возникает то, что называется субъективной реальностью, внутренним миром человека. В компьютере тоже происходят информационные процессы, но почему-то у него не возникает внутреннего мира. Вот это непонятно. И где этот внутренний мир находится? Где для него место в общей научной картине мира? Проблема, которая стоит перед современной наукой, заключается в том, что мы понимаем, что являемся видом, у которого эта субъективная реальность присутствует, но как ее включить в научную картину мира — мы не знаем. Это свидетельствует о том, что научная картина мира неполна и нуждается в восполнении. И вот здесь, как мне представляется, на помощь науке может прийти богословие.

— Каким же образом теологи могут помочь ученым?
— Сегодняшняя наука занимается изучением строения, структуры природы. А смысл существования природы пока от нас ускользает. Какова конечная цель мироздания? Мы открыли лишь некоторые законы природы, например, есть закон всемирного тяготения, но почему он таков? Почему мы здесь находимся, что такое жизнь, для чего она дана, что такое душа? Наука этого не объясняет.

Поэтому мы организовали диалог науки с богословием, чтобы попытаться осмыслить открываемые наукой законы мироздания именно в контексте библейского Откровения. В котором как раз объясняется смысл всего сущего. И есть надежда, что в результате появится такой язык, который позволил бы в научную картину мира включить такие понятия, как сознание и личность, и создать целостный взгляд на мир.

Космос создан, чтобы обслуживать человечество?

— Как вы считаете, наука в будущем сможет доказать существование души и Бога?
— Насчет существования Бога — не думаю. Те методы познания, которые используются современной наукой, — это методы объективирующие. Поясню: мы сравниваем один элемент мира с другим элементом мира, подобно тому, как при взвешивании сравниваем между собой яблоко и гирю. Совершенно инородные, в сущности, предметы. То есть мы описываем мир не по отношению к человеку, а по отношению к миру же. Это замечательный и очень эффективный метод познания, он очень многое позволяет узнать, измерить, но в принципе не способен почувствовать личность. Понимаете, сколько бы мы ни измеряли, ни взвешивали человека, никакими приборами мы не можем обнаружить в нем личность. Потому что она постигается только в личностном общении. Поэтому, боюсь, что теми методами, которыми сейчас пользуется наука, вряд ли невозможно доказать даже факт существования человеческой личности, а уж тем более Бога.

Вместе с тем наука последних лет, а конкретно та же квантовая механика, обнаруживает очень интересные вещи. Мы знаем, что мир состоит из молекул, они из атомов, атомы из элементарных частиц, но эти частицы уже на частицы похожи очень условно. Представьте, что у тех элементарных частиц, из которых состоит все сущее, нет фиксированного местоположения в пространстве и нет скорости движения. Эти параметры появляются только тогда, когда мы их измеряем. То есть в результате нашего наблюдения. Как будто частицы вступают в некий диалог с человеком. Можно сказать, что в некотором смысле наше сознание определяет бытие. Это очень странные вещи. Другая странность, которую трудно представить: мы состоим в основном из пустоты. Потому что между атомами и электронами ничего нет, там зияют огромные по меркам микромира пустоты.

Представьте также, что каждый из атомов, из которых мы состоим, когда-то родился в недрах какой-то звезды. Как утверждает космология, когда звезды «стареют», они взрываются и выбрасывают в космос частицы тяжелых элементов — железа, углерода и других, из которых и состоят наши тела. Эти элементы никаким другим образом образоваться не могут. Если бы количество звезд было меньше, то не образовалось бы достаточного количества материи, чтобы построить тела живущих ныне и живших людей. Если бы время существования Вселенной было меньше, то не успело бы «выгореть» достаточное количество звезд, чтобы возникла вся та материя, из которой мы состоим. В некотором смысле весь космос как бы создан для нас, он обслуживает человечество. А параметры человеческого существования соотносятся с параметрами всего космоса и всей вселенной. Как писал святитель Григорий Палама, «до того как нас создать, Творец наш составил весь этот мир ради нашего тела; произвел из ничего».

Основы религиозной культуры ликвидируют пробелы в знаниях

— Сейчас в школах ввели основы религиозной культуры и светской этики. Как вы считаете, это пополнит в конечном счете ряды верующих?
— Не думаю, что ставится именно такая задача. Думаю, что цель заключается в том, чтобы ликвидировать те пробелы в знаниях, которые, к сожалению, у нас существуют в силу того, что в течение 70 лет в стране был государственный атеизм. И последствия этого, к сожалению, чрезвычайно печальны, потому что мы, пожалуй, единственная страна, где в университетах нет теологических факультетов. Во всех западных мировых университетах, находящихся в высших строчках международного рейтинга, такие факультеты готовят людей, которые могут стать священнослужителями, преподавателями того же самого предмета — основ религиозной культуры или социальными работниками, но это необязательно. На таких факультетах люди могут получить знания и ответы на интересующие их вопросы. Важно, чтобы такие факультеты просто были в образовательном пространстве. Чтобы в обществе было понимание того, что религия — это не что-то маргинальное, что это — не какое- то печальное заблуждение группы чудаков, а это есть неотъемлемый элемент культурной жизни общества и страны.

 

↑ Наверх