Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 25 июня 2019

Родион Щедрин: Майя всегда говорила, что хотела бы жить в XXIII веке

В Шереметевском дворце балет объединился с модой

30 сентября в Шереметевском дворце (филиале Музея театрального и музыкального искусства) открылась долгожданная выставка «Божественная Майя». Ее героиня — она, великая балерина Майя Плисецкая.

Платья от Пьера Кардена, музой которого Майя Плисецкая была долгие годы, соседствуют на выставке с работами современных петербургских модельеров, созданными по мотивам ее творчества. 

Открывал выставку Родион Щедрин — супруг Майи Плисецкой. Они прожили в любви и согласии почти 60 лет. 

— Майю Михайловну часто спрашивали, в каком веке она хотела бы жить, — сказал Родион Константинович на вернисаже. — Она всегда отвечала: «В XXIII!»

Работы современных петербургских модельеров — своеобразное приношение великой балерине — помогут, по его мнению, заглянуть в будущее.

Родион Щедрин рассказал, что Майя Михайловна любила Петербург, дружила с петербургскими музейщиками и доверяла «их глазам и рукам» больше, чем московским. 

Особые отношения связывали ее с петербургским Музеем театрального и музыкального искусства.

Директор Музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица рассказала о выставке:

— Майя Михайловна одобрила идею этой выставки, которую мы решили подготовить к ее 90-летию. Замысел выставки принадлежит молодым музейщикам, которые не видели ее на сцене. Они решили предложить современным модельерам Петербурга сочинить костюмы по мотивам творчества Майи Плисецкой. Почему все-таки мы обратились именно к дизайнерам моды, а не к живописцам или скульпторам? Потому что Майя Михайловна была музой одного из самых выдающихся модельеров прошлого столетия — Пьера Кардена. 

Наш музей хранит 11 костюмов Пьера Кардена, созданных для балетов, написанных для нее Родионом Щедриным. 

Это костюмы из «Анны Карениной», «Дамы с собачкой», «Чайки». Последний костюм она подарила нам совсем недавно, в этом году. 

Майя Михайловна хотела открыть эту выставку сама. Театральный музей сделал четыре выставки, посвященные ей. И всегда Майя Плисецкая присутствовала на открытии. 

Чтобы попасть на выставку, нужно сначала пройти по залам дворца графа Шереметева. Здесь сейчас прохладно, интеллигентные дамы-смотрительницы кутаются в шали. Тишина, запах старого дерева и тканей — аромат прошлого. Рояли, которые стоят чуть ли не в каждой комнате, молчат, но можно вообразить себе звуки классической музыки. 

Духи «Великая Майя».

Впрочем, чем ближе подходишь к выставочным залам, тем явственнее звучит музыка. В залах, погруженных в полумрак, на стенах — черно-белая хроника. Записи балетов, в которых танцевала Майя Плисецкая. «Болеро» Равеля. «Умирающий лебедь» Сен-Санса. И конечно, балеты, которые сочинил для нее Родион Щедрин, — «Кармен-сюита», «Анна Каренина», «Дама с собачкой», «Чайка».

Плисецкая говорила, что муж дарил ей не бриллианты, а балеты. 

Платья, надетые на манекены, стоят на подиумах, как скульптурные монументы, или упрятаны в стеклянные витрины. Они подсвечены и выглядят в полумраке залов как драгоценные ювелирные украшения на черном бархате.

В витринах, рядом с платьями, маленькие хрустальные люстры — копии тех, что непременно висят в старинных императорских театрах.

Очень много зеркал умножают пространство, отражают нарядную публику и платья. Использование зеркал и зеркальных поверхностей — вообще фирменный прием дизайнеров, которые создают выставки в этом музее. 

В Зазеркалье

Ощущение, что ты попал в Зазеркалье, усиливают и работы петербургских модельеров. 

Платье от Татьяны Парфеновой демонстрируется в маленьком зале. Длина платья — три метра. Как тут не вспомнить героиню Льюиса Кэрролла, которая под воздействием волшебного снадобья то вырастала, то становилась совсем крошечной? 

На платье, решенном в сине-зеленых тонах, — огромный лебедь, который тянется вниз, пытается заглянуть в морскую пучину. Лебедь — символ искусства, море — человеческой души. Настоящее искусство проникает в душу до самого ее дна. 

Родион Константинович сказал, что в гардеробе Майи Михайловны было несколько костюмов от Татьяны Парфеновой.

«К такому платью нужен паж!»

Модель от Елены Бадмаевой — вечернее платье силуэта «принцесс» по длине обычное. Зато его юбка внизу в диаметре — почти три метра.

— Это ручная работа, настоящий кутюр, — рассказала Елена «Вечёрке». — Мы использовали технологию плетения. Таким образом я хотела выразить особенность личности Майи Плисецкой — сплетение силы, мощи, любви и дара Божьего.

Специально к открытию выставки Елена Бадмаева вместе с Гильдией парфюмеров сочинили парфюм «Великая Майя». Огромный черный флакон, обернутый в черную вуаль, напоминающую балетную пачку, красовался рядом с платьем. Всем посетителям раздавали пробники. Многие тут же спешили подушиться, и вскоре выставочная анфилада благоухала «балетным» парфюмом. 

Родион Щедрин, который вместе с директором музея Натальей Метелицей внимательно осмотрел все модели и пообщался с их создателями, уделил Елене Бадмаевой особое внимание. Платье ему необыкновенно понравилось, особенно — длинная, ниспадающая вниз и словно растекающаяся по полу, как морская волна, юбка. Родион Константинович заметил, что такое платье со шлейфом необходимо красивой женщине, чтобы поклонники бросали на него цветы. Впрочем, пошутил он, к платью нужен паж — чтобы носить шлейф за дамой. Потом, улыбнувшись Елене, сказал: «Ну уж у вас-то недостатка в пажах, я думаю, нет».

«Кармен-сюита»

Татьяна Котегова осталась верна своему стилю, в основе которого — элегантность и сдержанность. Черное платье с рукавами буфф и облегающим лифом отделано воланами. Чуть поблескивают в свете прожекторов пайетки. Рядом — алые балетные туфельки.

Татьяна рассказала Родиону Щедрину, что замысел платья родился под воздействием балета «Кармен».

«Жизель»

Стас Лопаткин заслужил от Щедрина похвалу: «Молодец!» Шелковое платье с цветочным принтом, по словам модельера, должно напоминать о балете «Жизель».

— У меня этот балет вызывает ассоциации с чем-то лесным, цветочным, прозрачным.

Платье скроено так, что оставляет руки открытыми. Ведь выразительность жестов необычайно важна для балета. А у Плисецкой были гениальные руки. 

«Умирающий лебедь» 

Совсем молодой модельер Ольга Малярова сделала великолепное платье ручной работы «Умирающий лебедь». Это золотое платье напоминает древнегреческий миф о нимфе Дафне и Аполлоне. Бог преследовал нимфу, она пыталась спастись бегством и, когда поняла, что ей это не удастся, превратилась в дерево. Художники обычно изображали момент метаморфозы, когда девичье тело уже начинает сковываться древесной корой. У Ольги Маляровой — момент превращения женщины в лебедя. Если лиф платья кружевной, то юбка с длинным шлейфом словно соткана из перьев.

Сдержанность и верность 

Конечно же, музей показывает и все костюмы Пьера Кардена, созданные им для балетов Плисецкой — Щедрина. 

История их дружбы и сотрудничества давно и хорошо известна. Напомним лишь, что познакомились они в 1971 году. Майя Плисецкая сказала ему, что ей не в чем идти на прием. Через несколько часов Карден прислал ей великолепное платье. С тех пор он был ее преданным поклонником, создавал для нее и сценические костюмы, и одежду для реальной жизни. 

Одно из вечерних платьев — из черного бархата с изумрудно-зеленой отделкой демонстрируется на выставке рядом с трехметровой моделью Татьяны Парфеновой. В этом платье Майя Плисецкая была на своем творческом вечере в честь 70-летия, а в 2000-м получала орден «За заслуги перед Отечеством» II степени. 

У нее была возможность менять наряды от самых престижных модных домов хоть каждый день. Но она была верна Кардену. Она ценила его модели за строгую геометрию линий, которая идеально сочеталась с ее характером и подчеркивала целеустремленность натуры. 

Стиль ее можно назвать классическим, сдержанным. И, удивительно, она бережно относилась к вещам. Элегантное полупальто в черно-белую клетку от Пьера Кардена, подаренное ей в 1970-е, она иногда надевала даже в последние годы своей жизни.

Историк моды Ольга Хорошилова в своей лекции о Майе Плисецкой рассказала историю о серебряных туфлях фирмы «Rayne», подаренных ей в Париже Надей Леже в 70-е годы. Плисецкая носила их всю жизнь.

Многие свои наряды Майя Михайловна дарила музеям и коллекционерам. В собрании историка костюма и моды Александра Васильева хранится костюм от Шанель, подаренный великой мадемуазель Майе Плисецкой в 60-е годы, и платье «Радуга» от Пьера Кардена.

Выставка открыта со 2 октября до 8 ноября
↑ Наверх