Газета выходит с октября 1917 года Thursday 27 июля 2017

Рубежный камень может не выстоять до Дня Победы

Авторы скульптурных композиций памятника на Невском пятачке сомневаются в качестве реставрационных работ

Реставрационные работы на Рубежном камне — композиционном центре мемориальной зоны Невского пятачка и одном из памятников «Зеленого пояса Славы Ленинграда» — приостановлены из-за наступивших холодов. Авторы монумента пытаются воспользоваться ситуацией, чтобы обратить внимание правительства Ленинградской области на то, что рабочие используют на объекте примитивные технологии, из-за которых чугунный и гранитный кубы могут снова потрескаться буквально через месяц.

 Они ведут сварочные работы по чугуну обычными электродами. Они становятся на те же грабли, что и мы, — объясняет корреспонденту «ВП» технологию работы с металлом и камнем один из создателей Рубежного камня художник Энгель Насибулин. — Когда мы ставили памятник, то тоже сваривали чугунный куб обычными электродами. Правда, других у нас не было. В стране не было. Из-за этого впоследствии появились трещины. Сейчас реставрационные технологии более совершенны. Сейчас есть чугунные электроды. Ими надо варить. И обрабатывать трещины, расчищать под сварку надо глубже. И гранит надо разбирать, а не просто штукатурить поверх щелей и трещин.

Энгелю Насибулину 80 лет. В конце 1950-х  начале 1960-х он создавал рельефы для Рубежного камня и других военных памятников Ленинграда. Был он знаком и с поэтом Михаилом Дудиным, который, собственно, и подал идею «Зеленого пояса Славы».

 Знаете, мне очень повезло, что я родился в калмыцкой деревне. Школы у нас не было, и я ходил учиться к столыпинским переселенцам. Доучился до того, что начал рисовать, а потом меня взяли сразу на второй курс Академии художеств им. И. Е. Репина. Я долго жил в Петровском, в Пушгорах. Михаил Дудин бывал у меня. И там, у меня в бане, он и задумал «Зеленый пояс Славы». Идея Дудина была уникальной и красивой. Но сейчас ее затерли.

Сейчас идею Дудина растворили в массе военных и блокадных монументов. Суть ее заключалась в кольце из памятников и березовых аллей вокруг Ленинграда. Монументы должны были стоять в местах боев, где советские войска остановили фашистов, наступающих на город, а аллеи должны были соединять эти самые места, как бы повторяя линию фронта.

Но потом, уже в 1970-е годы, «Зеленый пояс Славы» для удобства содержания начали рассматривать в едином комплексе с памятниками «Дороги жизни» (у которой своя концепция и свои авторы) и «Ораниенбаумского плацдарма» (который также выбивается из пояса, и у него своя уникальная история). Но написанное Советом министров РСФСР даже сейчас не вырубишь топором (мы подробно рассказывали об этом в статье «Зеленый пояс Славы» до сих пор не достроен» от 8 января 2014 года).

Правда, теперь все совсем запутались. Даже чиновники комитета по культуре Ленинградской области в интервью называют мемориалы, объединенные смыслом «Дороги жизни», мемориалами «Зеленого пояса Славы» и наоборот.

Но вернемся к Рубежному камню. Он на самом деле относится к «Зеленому поясу Славы», как и мемориальная зона Невского пятачка вместе с мостом-музеем «Прорыв».

-- Мы тогда все работали на общественных началах, — вспоминает Энгель Хариевич. — Я, помню, сам достал три самосвала глины на предприятии. Потом их отрабатывал. Каждый вкладывал, что мог и откуда мог. Доски на опалубки на помойках находили. Скульпторы сами лепили, сами формовали, сами отливали свои произведения. Это была народная благотворительность. А сейчас...

Сейчас уже какая-то другая благотворительность. Год назад, когда мы ездили по мемориалам «Зеленого пояса Славы», представители комитета по культуре Ленобласти говорили, что на реставрацию Рубежного камня нужно 4 миллиона рублей. По смете. Но денег тогда не было. Но вот почти вплотную подошло 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, и нашлись деньги на ремонт переданных к тому времени региону военных мемориалов (мы сообщали об этом в статье «Памятники Зеленого пояса Славы обрели собственника» от 29 мая 2014 года). Не на все, конечно, но на самые основные. И смета на реставрацию Рубежного камня вдруг потолстела. Не позициями, а суммой. Она выросла в 2,5 раза  с 4 до 10 миллионов рублей. А конкурс выиграло Научно-производственное и проектное объединение «Союзстройреставрация».

-- Представляете, в миллион рублей оценен проект реставрации. Это пять печатных листов формата А4 с перечислением, где надо штукатурить, а где варить. Я знаю, — рассказывает Энгель Насибулин, — что конкурсом интересовались компании, которые работают с Петергофом, с Эрмитажем. Но они даже не стали участвовать. Это все непрофессионально. Сейчас иногда на объект приезжает завпроизводством компании. Я его знаю — это серьезный и знающий мужик. Он даже не подходит к памятнику. Наверное, самому стыдно. Вместо него на рабочих бегают и кричат две женщины.

Мы тоже захотели посмотреть документацию. Но на портале госзакупок Ленинградской области мы позицию этого тендера просто не нашли, хотя там должны быть все госзаказы, все конкурсы — заявленные и выполненные. Нашли, правда, упоминание Невского пятачка. Тендер назывался «Выполнение работ по подготовке территории объекта «Мемориальный комплекс на месте боев советских войск с немецко-фашистскими оккупантами 1941  1944 гг/ «Невский пятачок» к юбилейным мероприятиям» на сумму 4 568 607,18 усл. ед». Так и написано — «усл. ед».

Надеемся, что это рубли. Так вот, интересно, «подготовка территории объекта» как-то относится к реставрации Рубежного камня? Скорее всего, нет. Потому что в результатах закупки сказано, что аукцион признан несостоявшимся.

Правда, в последнее время школьники зачастили на Невский пятачок. Это члены поисковых отрядов. Они занимаются выкапыванием и перезахораниванием останков солдат, а также облагораживанием территории. И работают на общественных началах. Может, им заплатить эти 4,6 млн. усл. ед.? 

Кстати, как сообщает телеканал 100 ТВ, подрядчик уже несколько месяцев не платит зарплату рабочим, которые шпаклюют и варят. Задолжали 1,3 миллиона рублей. Может и им заплатить из денег на «облагораживание территории», раз уж компании десяти миллионов рублей не хватило на зарплаты?

Это, конечно, мы уже глумимся. Просто есть вопросы к чиновникам. Был ли конкурс? Был ли проект? В комитете по культуре нам сообщают, что все было. Мы же этой статьей официально обращаемся в правительство Ленобласти и в контролирующие органы с требованием проверить, насколько сумма, упомянутая в смете, соответствует уровню реставрационных работ. 

Советуем все тщательно проверить. Если памятник треснет, прощения не будет — тысячи солдат, в том числе отец президента России, сражались на Невском пятачке, и для сыновей ветеранов надпись на Рубежном камне  не пустой звук: «Вы, живые, знайте, что с этой земли мы уйти не хотели и не ушли. Мы стояли насмерть у темной Невы. Мы погибли, чтоб жили ВЫ».

↑ Наверх