Газета выходит с октября 1917 года Monday 16 июля 2018

«Русский» Ханко, или Почему финны берегут общую историю

Российский турист — нечастое явление в финском городе Ханко. Далековато, да и нет в маленьком местечке с населением чуть больше 9 тысяч человек никаких торговых приманок. Мало кто знает, что здесь есть море, песчаные пляжи, ажурные деревянные дачи конца XIX века, регата, кинофестиваль и обихоженные памятники, напоминающие о нашей общей, такой непростой, истории.

В солнечный и ветреный Ханко мы прибыли по особому поводу — узнать детали грандиозного праздника, посвященного 300-летию Гангутской битвы. Той самой, где Петр I одержал первую морскую победу и в честь которой поначалу праздновали День военно-морского Флота. Но оказалось, Гангут — не единственное, что объединяет Петербург и тихий город в Суоми. 

Совсем неподалеку отсюда состоялась Гангутская битва.

Наши люди в Гангуте

Полуостров Ханко (по-шведски — Hangо, по-русски — Гангут), самая южная точка Суоми, длинным языком выдается в Балтийское море. Невозможно было миновать это место, направляясь из варяг в греки, поэтому издавна полуостров был местом многих значимых событий на северо-западе Европы. 

Свидетельства тех событий — памятники, затонувшие суда, уцелевшие доты и окопы и люди, которые хранят память об этих событиях. С людьми в этой поездке особо повезло. Инициаторами встречи выступили три замечательных человека, три энтузиаста (не побоюсь этого слова, с постсоветским оттенком), объединенных любовью к военной истории. Инженер Иллка Линнакко за всю карьеру участвовал во многих совместных российско-финских проектах. Переехал в Ханко, занимается исследованиями и пишет книги о Гангутской битве. Пекка Силваст в прошлом военный, артиллерист, написал не одну книгу о советских военно-морских базах в Финляндии. Александр Ищенко занимается в Финляндии историческим туризмом и дайвингом, возит группы дайверов на места затоплений военных судов. 

Военными тропами

Александр Ищенко везет нас по военным точкам полуострова. На дороге из Хельсинки проезжаем Поркалла, здесь после войны располагалась военно-морская база СССР. Сворачиваем от Таммисаари на дорогу 25, ведущую к Ханко. Во время ее строительства, в 70-е годы прошлого века, здесь обнаружили 18 неразорвавшихся фугасов. В лесу осталась линия укреплений Ханко. При желании можно полазать по дотам и окопам, сохранились пушки и пулеметы, конечно, без замков, но вполне боеспособные. 

Немного отклоняемся от основного курса и в двух шагах от проселочной дороги находим крест с надписью «Общество офицеров — храброму товарищу», поставленный в честь майора Дергачева. Небольшой отряд под его командованием при шести мортирах защищал подходы к Экенесу — Таммисаари, когда во время Крымской войны сюда нагрянул англо-французский десант. 

Еще немного — и добираемся до военного музея, организованного энтузиастом и любителем военной истории Стигом Вегстрёмом. Он находится на месте, где когда-то проходил передний край «зимней войны». Приезжают сюда и делятся экспонатами и финские, и российские ветераны. 

Ханко встречает нас крепким соленым ветром. До первого памятника Гангутскому сражению, воздвигнутому в 1870 году, мы не доехали. Зато побывали на старом кладбище, где сохранилась могила первого коменданта крепости, который служил здесь сразу после заключения Фридрихсгамского договора, в 1809 году. Здесь же памятник морякам, погибшим в 1916 году на тральщике «Взрыв», могилы матросов и офицеров царской армии, которые служили в Ханко.

Пекка Силваст рассказывает, что революция пришла сюда очень быстро. Среди моряков и рабочих было много сочувствующих красному движению. 1 мая 1917 года в Ханко состоялась мощная демонстрация. Во время гражданской войны на полуостров пришли матросы из крепости Руссаро и устроили в Ханко красный лагерь.

Семья моего собеседника была наполовину за красных, наполовину за белых. Но это в прошлом, говорит Пекка, а себя называет старомодным коммунистом. До войны семья Силваст жила в Ханко и была эвакуирована в 10-дневный срок, как и все остальные жители, когда город весной 1940 года был сдан Советскому Союзу в аренду под военно-морскую базу. Ханковцы умудрились за столь короткий срок вывезти не только все свое имущество, но даже пушки, оборонявшие город, хотя каждая весила порядка 10 тонн. Их демонтировали, вывезли на кораблях, спрятали, а после войны поставили обратно.

В Ханко приехали военные, строители, члены семей. Всего здесь находились 28 тысяч человек. Ни до, ни после в Ханко не было столько жителей, как во время военно-морской базы. В городе работал хлебозавод, больница, были построены мощные укрепления. 

Пекка Силваст рассказывает об артиллерийской установке.

Доблестным защитникам Гангута

И вот мы у мемориала защитникам Ханко. Перед входом — монумент в виде гигантского стяга, на котором написано: «Здесь покоятся 453 воина, имена 267 из них неизвестны». Созданный на советские средства в 1960 году, в 1969-м он был признан самым красивым памятником, воздвигнутым в честь советских воинов за рубежами России.

Внешне ничто не напоминает об ожесточенных боях, которые проходили на полуострове и на море летом и осенью 1941-го. Как только началась война, финны разобрали железнодорожную ветку, ведущую из Хельсинки в Ханко. Совет­ские подразделения оказались в глубоком тылу противника, и тем не менее «красный Гангут» был несокрушим, выполняя задачу не допустить немецкие суда в Финский залив. Известно, что Маннергейм в листовках с предложением капитулировать обращался к советским воинам, называя их «доблестными и храбрыми защитниками Гангута». А вот ответ гангутцев был совсем не корректным.

Памятник жертвам Второй мировой войны.

Только 2 декабря советские войска ушли со своих позиций. О подвиге защитников Ханко написано немало, желающие найдут информацию в Сети. А будет возможность, посетят и мемориал, и другие памятники. Пекка говорит, что в военные годы на этом месте размещались больничные бараки. 1942 год был самым тяжелым годом для Суоми. Есть было нечего, и русские пленные гибли не только от ран и болезней, но и от голода. Сегодня на кладбище у мемориала каменные плиты с фамилиями, цветы, книга для желающих оставить запись. тишина и порядок, как, собственно говоря, и везде, где мы побывали. Скользкий вопрос, почему финны не портят памятники советским воинам, так и застрял в горле, потому что Пекка и Александр повезли нас в другое место.

Артиллерийская установка ТМ-3-12. Фото: военной поры из архива Пекки Силваста.

Генеральская пушка

Останавливаемся у неприметного места. Огромный, поржавевший от времени железный круг поделен рельсами. Это позиция для стрельбы 305-миллиметровой железнодорожной артиллерийской установки ТМ-3-12, снаряды от которой летели на 40 километров. На цель ее наводили с помощью авиации. Под кругом — подушка из железобетона, способная удержать колоссальную массу комплекса — 340 тонн. Для перевозки использовалась целиком железнодорожная платформа. Всего в Ханко было три таких позиции для стрельбы. 

Когда база эвакуировалась с полуострова, пушки вывезти не смогли, стволы взорвали, а транспортеры сбросили в воду. Однако финны приобрели несколько орудийных стволов подходящего калибра, оставшихся от разобранного в Бизерте (Тунис) линкора «Александр III», подняли платформы и восстановили орудия. Уже к концу 1942 года два орудия из трех могли вести огонь. Их вернули Советскому Союзу после войны в 1945 году. Пекка говорит, что появлялись даже коллекционеры, желающие приобрести гигант, но это было невозможно, поскольку для вывоза надо было восстанавливать разрушенную железную дорогу в порт.

На этом месте раньше стояла гигантская пушка.

Сегодня все три пушки в России. Одна — в Музее железнодорожной техники им. Чубарова на Варшавском вокзале в Петербурге, вторая — на форте «Красная горка» и третья — на территории мемориального комплекса «Парк Победы» на Поклонной горе.

Рядом с позицией — информационный стенд, тексты, в том числе и на русском, для туристов и ветеранов, которые бывали здесь в 90-х. Пекка познакомился с ветеранами-гангутцами в 1991-м. Он был организатором поездок ветеранов в Ханко и сам часто ездил в Ленинград. Добрыми словами вспоминает музей «Непобежденный Гангут», который почти 40 лет работает в 368-й петербургской школе. За свою гуманитарную и просветительскую деятельность бывший артиллерист Пекка Силваст награжден тремя российскими наградами. И опять я не задала вопрос, зачем бывшему финскому артиллеристу копаться в военном прошлом. Ответ напрашивался сам собой: беда сближает, а война и есть самая страшная беда. 

Бывшая водонапорная башня служит теперь смотровой площадкой.

Грустные мысли навеяли встречи в Ханко. Но это было не все. Нас ждал Илкка Линнако, человек, который уверен, что знает место, где на самом деле проходила Гангутская битва. Ведь достоверных сведений, как ни странно, об этом нет. Об археологической экспедиции, которая уже началась на месте битвы, и о том, какие старинные парусники будут участвовать в ее реконструкции, о выставке, на которой будет экспонироваться ботик, сделанный Петром I, читайте в следующем материале.

Православный храм в Ханко.

↑ Наверх