Газета выходит с октября 1917 года Thursday 19 сентября 2019

«Шляпка — это нимб счастья»

В галерее «Мольберт» до окончания праздников работает выставка Малинды Дамгаард

Так говорила легендарный редактор итальянского журнала мод Анна Пьяджи, недавно ушедшая из жизни. Ну, и я ей верю. Как не верить человеку, после которого осталось более 265 пар обуви, 2865 платьев, 29 вееров — и 933 шляпы, большинство из них сделаны знаменитым ирландским шляпником Филиппом Трейси (его выставка была в России в 2003 году в Мраморном дворце). Примерим же на себя этот «нимб счастья» на выставке шведской художницы Малинды Дамгаард. Кстати, одной из любимых учениц того самого знаменитого Филиппа Трейси.

Фиолетовую шляпу с желтой розой можно носить и в пир и в мир

Пока ваш корреспондент рассматривала экстравагантные шляпы — в виде черепов с черными крыльями, сосулек (не к ночи будь помянуты), кокошников, переливающихся пайетками киверов с вензелем императора Николая II, думала о том, почему шляпы в начале XXI века в России вышли в тираж. Главная причина — традиции. В победившем государстве рабочих и крестьян носить шляпу было небезопасно, можно было и пулю в лоб получить как недобитому буржую. И чем шляпа была вычурнее, тем больше шансов. Но вернемся к выставке.

Наше внимание зацепила классическая шляпа, напоминающая мужскую,— черная в белую полоску, расположенную вдоль, поперек, по диагонали, полоски закручивались в спираль, вызывая легкое головокружение. Знакомый стилист объяснил, что шляпа сделана в стиле оп-арт — был такой популярный стиль в 60 — 70-е годы, вдохновленный известным итальянским художником Виктором Вазарелли. «Эта шляпа вне времени. Она классическая по форме и экстравагантная по рисунку, ее можно носить куда угодно», — объяснил стилист.

Над кокошником автор трудилась почти всю ночь

Были там и шляпки, которые Малинда специально сделала для поездки в Россию. Два стилизованных кивера, один из которых усыпан пайетками и украшен пряжкой с вензелем Николая II. А еще красный кокошник, шитый жемчугом. Красивые, но годятся только для маскарада или карнавала.

Шляпка, украшенная двумя черными крыльями, обрамляющими череп, вероятно, подойдет для Хеллоуина. А вот фиолетовую шляпу с широкими прозрачными полями, украшенную большой желтой розой, можно представить себе где угодно — хоть на свадьбе, хоть на похоронах, а хоть и на корпоративной вечеринке.

Сама Малинда пришла на выставку без шляпки

Малинда Дамгаард после пресс-показа ответила на вопросы корреспондента «ВП»

Малинда родилась в Швеции, но прилично говорит по-русски. Поначалу ходила в школу по изучению выкроек. И там был курс модисток, который не пользовался популярностью: считалось, что это неперспективно, для чудаков. 

— Но мне понравилось! — говорит Малинда. — Я пришла домой и твердо сказала, что хочу работать у самого знаменитого шляпника Лондона Филиппа Трейси. Отправила ему письмо с фотографиями моих работ. Быстро пришел ответ, меня пригласили на интервью, я купила билет и отправилась в Лондон. Работала там три месяца как ассистент. Ради меня он даже создал новое рабочее место.

— Что вам дала работа у Филиппа Трейси?
— Стремление к перфекционизму. Я научилась там делать шляпы от-кутюр. Освоила много сложнейших техник, в том числе и ручных. И научилась работать без сна. Ведь заказы надо было делать точно в срок.

Я работала на Валентино, делала шляпки для Камиллы Паркер-Боулз, для дизайнера Ральфа Лорена, для Леди Гаги. Однажды сделала шляпку для любимой актрисы Педро Альмодовара Росси де Пальмы. И был громадный репортаж в газете про эту актрису, где она красовалась в шляпе от Малинды Дамгаард.

Так к Малинде пришла слава, и у нее стали заказывать поставщики королевского двора Швеции, семьи Бернадотт. Она делала шляпы для принцессы Виктории и для бабушек-герцогинь.

Кивер с пайетками — любимое изделие Малинды

— Ваши шляпы носят только богатые и знаменитые?
— Нет, у меня есть самые обычные клиентки. Меня ценят, потому что я очень обязательная. Если надо сделать вовремя, я могу сидеть ночи напролет. Когда сюда надо было ехать, я вообще не спала. Хотела кокошник привезти в Россию и делала его четыре часа ночью. Я хочу, чтобы мои шляпы носили все, а не только избранные.

— Какая ваша любимая шляпа из всех, что показываются здесь?
— Вот эта каска (кивер. — Прим. ред.) с пайетками. Пайетки и пряжку с вензелем Николая II я нашла в каком-то сумасшедшем магазине в Стокгольме. Надо бы мне почаще ходить по винтажным лавкам и блошиным рынкам в поисках вдохновения.

— Расскажите, где вы покупаете ткани и украшения для шляп.
— Открою секрет черно-белой шляпы, которая вам так понравилась. Началось все с того, что я нашла штаны с таким рисунком. Материал меня просто заворожил, и я попросила разрешения использовать эти штаны для создания шляпы. Это был трикотаж, и мне пришлось при раскрое немало повозиться. Приходилось подгонять полоски тютелька в тютельку.

Зато результат мне даже самой понравился.

— А чьи это были штаны, если не секрет? Уж не Филиппа Трейси ли?
— Нет, не его лично, а одного из его сотрудников.

Кто поверит, что эта изысканная вещь создана из... штанов!

— Коко Шанель, которая сама начинала карьеру с производства шляп, однажды изрекла: «Шляпы — это не для толпы. Они никогда не демократизируются!»
— Но они все-таки демократизировались со временем. Смотрите, как сейчас много людей носят кепки, бейсболки, шляпки.

И не только в Англии и в Америке, не только на королевские приемы или на скачки, на свадьбы и похороны. Но в обычной жизни. И будут носить еще больше. Ведь шляпа украшает любую женщину.

— Это правда. Изабелла Блоу, муза Филиппа Трейси, сравнивала шляпы с эстетическими хирургами. Волосы не лежат, прическа неудачная, круги под глазами, какие-то несовершенства кожи… Но стоит надеть шляпу — и вы в порядке.
— Да, скоро шляпа станет полноправным видом одежды.

— Говорят, вы сделали шляпу в виде телефона для Леди Гаги.
— Она позвонила Филиппу Трейси и заказала шляпу огромных размеров в виде телефона. Он поручил этот заказ мне. Дал мне форму и ткани. Певице понравилось, она в ней выступала.

— Сейчас в России женщины мало носят шляпы: образ жизни не располагает к этому.
— А мне кажется, что каждая вторая дама у вас в шляпе. Думаю, меня поймут, когда я скажу, что шляпы пока еще не стали униформой, но они играют роль «комплемента» для костюма, ставят завершающий акцент.

— А вы сами носите шляпы?
— Иногда. Это зависит от того, какое у меня настроение.

— А какая самая необычная фактура, с которой вы работали?
— Виниловые пластинки. Я поместила их сначала в духовку, они стали тягучими.

— Работаете ли вы в кино?
— Нет, пока еще не приглашали. Но работала с театрами. Недавно сделала 13 шляп для «Спящей красавицы».

Посмотреть и примерить шляпки Малинды Дамгаард можно до 12 мая.

↑ Наверх