Газета выходит с октября 1917 года Sunday 17 ноября 2019

«Со временем я стала чувствовать, где мина»

Женщины в годы войны делали все, чтобы приблизить Победу, наравне с мужчинами

Жительнице Петроградского района Зинаиде Исаевне Ивановой сегодня, 11 июня, исполняется 90 лет. Но дать ей эти годы совершенно невозможно. Она стройная и статная, одевается элегантно и с большим вкусом. У нее молодой взгляд и обаятельная улыбка. От такой женщины ждешь рассказов о театральных премьерах и выставках, о правнуках и планах на лето. Но вместо этого, держа на коленях модную черную сумочку, Зинаида Исаевна говорит:

— Т-35, ЯМ-5, ЯМ-10 — это все мины двойного действия. То есть и нажимного действия, и натяжного. Наступил на нее — она взрывается. Задел за провод, который от нее идет и в траве или на земле спрятан, — взрывается…

Ленинградской девушке без прически никак не обойтись. Даже на фронте.

В годы войны Зинаида Исаевна, тогда просто Зиночка, своими руками отыскала и обезвредила сотни снарядов, рассеянных по ленинградской земле. Спрятанных в густой траве, в земле, в асфальте — повсюду.  До сих пор спасатели регулярно сообщают о найденных в городе и области снарядах времен Великой Отечественной. Сколько же их было тогда? Отступая, немцы минировали все, что только успевали. Так было во всех странах, где шла война. Но только в Советском Союзе наравне с мужчинами поиском и обезвреживанием снарядов занимались минеры-девушки. 

Зиночка оказалась на войне в 1942 году. Юная ленинградка к тому времени осталась в живых одна из всей своей некогда большой и дружной семьи. Отец и старший брат погибли на фронте. Мама и младший брат умерли в блокадном городе. Как только девушке исполнилось 18 лет, она пошла на призывной пункт и попросилась на фронт. Ей говорили, что она выглядит как ребенок. Один раз прогнали. Но потом все-таки взяли — в инженерные войска. Девушки рыли окопы, строили укрепления, доты и дзоты, валили лес, копали траншеи. Сначала работали на окраинах города и за городом. 

— Когда открыли Дорогу жизни, нас повезли на работы на Большую землю, — вспоминает Зинаида Исаевна. — И вот едем. В небе черно — мессершмиты кружат, расстреливают дорогу. И вдруг под колесами груженой машины, что идет перед нами, расходится лед. На наших глазах она камнем уходит под воду. На Дороге жизни это очень часто случалось, и водители на такой случай всегда держали одну дверцу в кабине открытой — чтобы успеть выпрыгнуть. Никакого страха я не испытывала совсем. Конечно, я понимала, что могу умереть. Но люди вокруг все время умирали. Наверное, поэтому я перестала бояться смерти. 

Однажды в часть приехали незнакомые военные люди. Девушек по очереди стал вызывать к себе командир. Рядом с ним сидели приезжие и каждую девушку просили показать им руки. Осматривали ладони, пальцы. После этой странной проверки были отобраны несколько. В их числе оказалась и Зиночка. Всех этих девушек выбрали, чтобы учить на минеров. До сих пор так и осталось загадкой, что именно пытались определить по девичьим рукам командиры. Может быть, проверяли чувствительность пальцев? Самообладание, выдержку? Так или иначе, а Зиночка стала учиться на минера. Продолжалась эта учеба несколько месяцев. Изучали типы мин — Зинаида Исаевна до сих пор наизусть все помнит, — учились искать и обезвреживать мины. Экзамен она сдала на отлично. Потом началась работа. 

Девушки разминировали Лигово, потом Пушкин и его окрестности. Тут все было буквально начинено взрывчаткой. 

— Даже в центре города на бульваре прямо под асфальтом оказались спрятаны мины, — рассказывает Зинаида Исаевна. — Работы были построены так. В заминированной местности нас ставили по одной через каждые 50 метров. Ты идешь по своему участку с таким длинным щупом, похожим на удочку, и с проволочными усиками на конце. Очень тщательно, осторожно, сантиметр за сантиметром проверяешь свою территорию. Обнаруженную мину помечаешь флажком. А потом обезвреживаешь их. Проще говоря, взрываешь. Иногда по пять десятков мин за день на своем участке находила.

У внуков и правнуков Зинаиды Исаевны два главных праздника: День Победы и день рождения любимой бабушки.

Когда девушек вели на работу, местные жители останавливались, заговаривали с ними, жалели. Часто уже очень скоро взвод возвращался обратно. Это значило, что кто-то подорвался на мине. Когда такое происходило, всех снимали с работы. Когда рядом с тобой погибает товарищ, трудно сохранить хладнокровие, самообладание. А без них — верная смерть. 

— Есть мины, которые мы стаканами называли, — говорит Зинаида Исаевна. — Они на стакан похожи, а в них 365 металлических шариков. Есть прыгающие мины. Они подскакивают и взрываются в воздухе, а осколки летят на три метра вокруг... Искать в высокой траве, в канавах, в болотах — сложно. Но со временем у меня профессиональное чутье появилось — я стала чувствовать, где мина. Ни разу не ошиблась.

Счастливую весть о Победе Зинаида Исаевна встретила, работая в Пушкине. 

И только в сентябре 1945 года, когда разминирование города было полностью завершено, ее демобилизовали. Всю жизнь эта удивительная женщина живет в Ленин­граде, Петербурге. Всю жизнь проработала на одном и том же предприятии, где изготавливали точные технические приборы. У нее большая семья, растут внуки и правнуки. Они гордятся своей бабушкой и каждый год 9 Мая обязательно приезжают поздравить ее с Днем Победы.

Редакция поздравляет Зинаиду Исаевну и желает ей крепкого здоровья!

Фото из семейного архива Зинаиды Ивановой
↑ Наверх