Газета выходит с октября 1917 года Friday 19 августа 2022

Старые открытки — это машина времени

Вышел первый том уникального шеститомника «Петербург – Петроград — Ленинград. Каталог фотооткрыток 1895 — 1941 гг.»

Об этом важном и для коллекционеров, и для ученых событии наш обозреватель Елена ЕЛАГИНА побеседовала с Виталием ТРЕТЬЯКОВЫМ, доктором психологических наук, профессором СПбГУ, известным галеристом и филокартистом.

— Виталий Петрович, это не текстовый каталог (такой уже издавался в 1984 году), а практически альбом, воспроизводящий большинство известных открыток. Мы здесь первопроходцы или нет?
— В постсоветское время редко где не издавали книгу «такой-то город на старых открытках». Похвастаться своей историей — милое дело! Эти издания существуют двух типов. Красивые альбомы, которые с удовольствием поддерживает администрация, их дарят, они коллекционные. Кроме этого, стали в России появляться и серьезные каталоги: Вятка на старой открытке, Воронеж, где действительно дан весь массив открыток. Но эти массивы обычно не превышают 700 — 800 штук, их несложно собрать и описать. Проблема же описания открыточных массивов больших городов существует во всем мире. Нас здесь слегка опережает Москва, где выпущены два тома: приветы из Москвы (красивые современные открытки, по ним сделаны альбом и каталог) и открытки центральных московских площадей.

— Первый том петербургского каталога тоже посвящен центральным площадям...
— Не только. Это открытки 1895 — 1917 гг. Центральные площади. Невский проспект и район Александро-Невской лавры. Невский проспект представлен по сути каждым домом. Увлекательнейшая прогулка! А далее планируется следующая последовательность: том 2 — Дофонтанная часть города; Реки и каналы; Зафонтанная часть города, том 3 — Нева; Васильевский остров; Петроградская сторона, том 4 — Выборгская сторона; Жанровые сцены и городские типы; том 5 — 1917 г., том 6 — 1918 — 1941 гг. В нашем издании сохранена последовательность представления открыток, предложенная каталогом 1984 года.

— На основе чего удалось собрать это уникальное издание?
— Наше издание не состоялось бы, если бы не было двух уникальных петербургских собирателей. Николай Павлович Шмитт-Фогелевич более известен, поскольку на протяжении 20 лет его коллекция была открыта всем интересующимся. К нему можно было прийти, попросить открытку, оставив паспорт. Без преувеличения скажу, десятки книжек существуют с надписью «Открытки воспроизведены из коллекции Н. П. Шмитта-Фогелевича». И деятели кино обращались к его коллекции. И реставраторы. Его уже нет с нами несколько лет, но, к счастью, его коллекция приобретена Музеем-заповедником «Петергоф». Вторая — коллекция Сергея Сергеевича Мянника. Ему сейчас 92 года. Это известный конструктор-кораблестроитель, лауреат Государственной премии, более 60 лет он собирал виды нашего города. Помощь Сергея Сергеевича в данном издании неоценима. Какой бы ни был задан вопрос, всегда получаешь полный ответ. А зачастую и совет. Работая над этим изданием, я по многим вопросам с ним советовался. Мы все очень рады, что коллекция Николая Павловича оказалась в Петергофе, и мы этим томом открыли в нее дверь. В первых четырех томах должно выйти 6 тысяч открыток, это почти полностью закрывает тему дореволюционных петербургских видовых открыток. Может быть, не хватает 10%, не более. Когда четыре года назад я начинал этим всем заниматься, думал, мне будет достаточно одной коллекции. Тема одна, и коллекции должны быть близнецы-братья, а они оказались на 30% разные.

— А что, на ваш взгляд, в этом издании интересно не для коллекционера, а для человека, который просто любит город и интересуется его историей?
— Очень банальное сравнение, но оно самое точное: наше издание — это машина времени. Это время начинается для коллекционера с 1859 года и до 1917 года. И он все это время гуляет по нашему городу, невероятно подробно, особенно по центральным площадям. А по Невскому он может видеть буквально каждый дом — и по одной и по другой стороне. Кроме того, он попадает в массу событий этого времени. Давайте просто полистаем. Вот читатель вместе с государем императором встречает президента Французской республики Феликса Фора. Вот сюжеты его визита. Мы чрезвычайно дружили с Францией, и этот союз сохранял 20 лет мир в Европе, не давая усилиться Германии. Поэтому каждый новый президент Франции первый свой официальный визит наносил России.  Вот он прибывает на корабле, его встречают у триумфальной арки, огромная толпа, радостно приветствующая французского президента на Невском. На Михайловской улице стоят символичные фигуры России и Франции. У Думы городской голова встречает президента Фора. А вокруг в белых передниках дворники — можно себе такое сейчас представить? Очень подробно зафиксировано 200-летие Санкт-Петербурга. Вот стоят солдаты в исторической форме Преображенского полка, матросы выносят ботик Петра. Все основные события идут вокруг памятника Петру. Вот царская палатка. Вот процессия движется к Троицкому мосту. А на реке стоят наряженные яхты и галеры времен Петра I. Самое большое празднование было у Троицкого моста, поскольку это был дар Франции городу к 200-летию. Это живое и очень подробное путешествие по всем событиям — и радостным, и грустным. Самое грустное — это, конечно, 20 июля 1914 года — объявление войны. Вот идут император с императрицей, и толпа замерла в ожидании их речи.  Император говорит. Все встали на колени и поют «Боже, царя храни!»…

— А чем это издание важно для коллекционеров?
— Во-первых, любой серьезный каталог — это ориентир. Допустим, я хочу собрать все, касающееся центральных площадей. Если я нахожу, а такое вполне возможно, открытку, которой нет в этом каталоге, это радость, это открытие и т. д. и т. д. Коллекционер — это хранитель. Очень многие музеи мира, начиная с известнейшей Третьяковской галереи, основаны на частных коллекциях. Эта книга — залог того, что открытки нашего города будут искать дальше, сохранять их. Поэтому у нас в книге есть очень важная часть — полное описание каждого вида открытки: кто, когда, каким тиражом издавал. Коллекционер может найти редкий вид, может найти и редкое издание этого вида. Книга имеет и академический научный аспект, и познавательный, кроме того, она имеет и практическое значение: ни один кинематографист, снимающий фильм на историческую тематику, не может обойтись без открыток. Еще одна группа, для которой эта книга неоценима: это архитекторы-реставраторы.

Елена ЕЛАГИНА
↑ Наверх