Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

Татьяна Буланова: Наш город суров, но честен…

Волею судеб автор этой рубрики был первым журналистом, с которым Таня Буланова (тогда она звалась на сцене просто Таней) побеседовала после знаменательной победы на фестивале «Шлягер-91» в БКЗ, который явил миру несравненную балладу «Не плачь!» и «самую знаменитую плаксу России».

Новоиспеченная Гран-при-лауреатка показалась мне искренней, неглупой — несмотря на 15-летнюю разницу в возрасте, мы славно поболтали, и мне было приятно, что много лет спустя Татьяна в интервью федеральному телеканалу с улыбкой вспоминала, что «в интервью Михаилу Садчикову выплеснулась настолько, что не понимала: зачем встречаться с журналистами, так как рассказала в первом интервью все про свою жизнь».


Но жизнь звезды подкидывала Татьяне немало приключений, самым неожиданным из которых стал развод с Николаем Тагриным, продюсером, руководителем группы «Летний сад», ее Мистером Хиггинсом, и последующий брак с зенитовским полузащитником Владиславом Радимовым (злые языки, угомонитесь, у Влада с Таней все хорошо, они вместе!).

На протяжении длинного 23-летнего Таниного пути в искусстве шоубиза (есть и такое, хотя встречается крайне редко) мы то и дело встречались, созванивались, записывали новые интервью. Я никогда не работал на Таню как пресс-атташе, я не стал ее близким другом, но с Булановой и Тагриным (уникальная история: после развода экс-супруг остался ее продюсером) у меня весьма доверительные, не раз проверенные временем отношения.

— Когда, при каких обстоятельствах вы осознали, в каком уникальном городе живете?
— Я была ужасно горда, сколько себя помню, когда осознала, где я живу, в какой стране, каком городе. Когда я стала понимать, что такое для всего мира город Ленинград — тогда еще Ленинград, я уже была абсолютно влюблена в свой родной город. Эта любовь не проходит до сих пор. И я надеюсь, она взаимна (улыбается). К Петербургу я отношусь как к живому организму. Мне кажется, если его почитать и любить, то он будет тебе помогать, а если не ценить, то начнет мстить. 

— Вы ведь давно могли перебраться в Москву, даже купили там квартиру, но так и не сделали этого, продолжая жить на две столицы!
— У меня совершенно нет даже в мыслях желания куда-то ехать. Я обожаю свой город, здесь моя семья, мои лучшие друзья, могила моего отца… Это место, где я родилась, где выросла, училась, где проходили мои жизненные университеты… Я это безмерно ценю, хотя Москву люблю очень, безусловно.

— А меня удивляют люди, которые назойливо сравнивают Москву и Петербург! Я им всегда говорю: а представьте себе, что были бы два похожих города, вот это был бы настоящий ужас!..
— Нью-Йорк — сам по себе отдельный случай, Чикаго — сам по себе, Париж — вообще особая история. А у Петербурга — своя. Он был столицей великой Российской империи в период ее расцвета и заката... Многие, приезжая сюда, ощущают какое-то давление, и порой это значит, что город этого человека просто не приемлет. Это опять же подтверждает мою теорию, что город — некая живая субстанция: кого-то принимает, кого-то отторгает. 

— Александр Сокуров, человек приезжий, рассказывал мне, что в первые годы Петербург на него очень давил…
— Тем не менее он его принял потом, и Сокуров очень успешно живет и работает в Петербурге. Стало быть, Петербург суров, но справедлив.

— Вы обмолвились, что город платит тебе взаимностью. Что вы сами лично сделали для Петербурга?
— Хотя бы то, что, став известной (конечно, это толика малая, но все равно!), я даже через свое имя, свои песни прославляю свой любимый город. Я не бросаю его, никуда не уезжаю. Недавно, когда были блокадные юбилейные дни, я на радиостанции пересеклась с человеком, который всю блокаду пережил, он — альпинист, во время войны маскировочные полотна вешал, закрашивал купола и так далее. И мне так было приятно, когда он произнес: «Большое спасибо, Таня, что вы украшаете, прославляете наш город!»

— Сколько же у вас песен про Петербург?
— Не так много. Самая известная — «Белая ночь».

— Если бы вы 100 лет спустя после нашего разговора вернулись в Петербург, каким бы вы его хотели увидеть?
— Я бы хотела, чтобы он сохранился в максимально сегодняшнем виде. Чтобы он сохранил свой статус столицы. Когда Петербург был столицей империи, державы, все как-то держалось, а как только перестал — все рухнуло. Приятно, что город сейчас все более активно и целенаправленно возрождают, ведь в совет­ские годы он был в забвении, его конкретно убивали, добивали. А с начала нулевых годов ситуация изменилась. Я за активное разумное развитие. Нам нужны здания новые, необычные, естественно, в новых районах. Мне нравилась идея «Охта Центра», я никогда не скрывала этого, нравилась не по конъюнктурным соображениям, я сама выросла на Охте, мне больно за то, каким безликим стал этот замечательный район. А теперь с большим интересом жду строительства «Лахта Центра».


— За кого из ныне живущих петербуржцев вам бывает стыдно?
— Что-то таких не припомню.

— А кем гордитесь? 
— Таких много. Алиса Фрейндлих, Олег Басилашвили, Григорий Перельман… Горжусь Владимиром Владимировичем Путиным — за то, что, став президентом России, не забывает свой город. Да вся его команда, которая была сформирована еще Анатолием Александровичем Собчаком, вызывает уважение за свои конкретные достижения, за перемены, происходящие в нашей стране. Самые добрые чувства вызывает у меня деятельность руководителя Балтийской медиа-группы Олега Руднова. Мы давно дружим, и он не раз приходил мне на помощь в организации каких-то масштабных концертов, фестивалей, проектов.

— Какие две-три городские проблемы вам не дают спокойно спать?
— Для меня, как для любого жителя Васильевского острова, очень остра проблема транспорта. Остров и так перегружен транспортом, а в период развода мостов это превращается в головную боль. Пробки пробками, от них в обеих столицах никуда не деться, но почему так часто перекрывают улицы для каких-то випов? Я понимаю, когда едет президент России или какой-то другой страны, но ведь у нас тормозят сплошь и рядом движение и лица намного ниже рангом. А мне непонятно, почему какого-то чиновника, слугу народа, ставят выше меня или любого другого пассажира василеостровского троллейбуса?!

— Как вы проводите свои петербург­ские вечера?
— Жизнь моя гастрольная, на два города, ведет к тому, что свободных петербургских вечеров остается крайне мало. Стараюсь почаще видеться с близкими… Вот как раз сейчас собираюсь в гости к подруге на день рождения.

↑ Наверх