Газета выходит с октября 1917 года Friday 22 ноября 2019

Ускользающее лицо

До 15 апреля Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме приглашает на выставку Филиппа Кондратенко «Музей петербургского текста»

Мы попадаем в галерею портретов знаменитых петербуржцев ХХ века — многих художник рисует по нескольку раз: Александра Блока, Даниила Хармса, литературоведа Лидию Гинзбург… У подготовленного читателя в голове сразу мелькают строки — или хотя бы возникает представление о многих строках, этими людьми написанных. «Филипп Кондратенко находит для каждого новую специфическую мету, некий интеллектуальный иероглиф, который, будучи выражен средствами визуального искусства, позволяет понять персонажей недавней культурной истории нашего города как ближних людей, о которых мы, кажется, знали чрезвычайно много, но не могли это знание объединить и визуализировать так, чтобы наконец их воочию увидеть», — сказал на церемонии открытия куратор выставки Николай Кононов.

Вид на Стрелку Васильевского острова. Холст, масло. 2003.

Меняются техники (живопись, рисунок кистью, монотипия), настроение: Блок на графическом портрете — маститый поэт, Блок живописного портрета — трепетный юноша. Еще в студенческие годы (Филипп Кондратенко учился на факультете изобразительного искусства в Университете им. А. И. Герцена) художник выработал приемы быстрого рисования и письма: линии нарочито небрежны, цвета не перетекают друг в друга, а ложатся рядом контрастными пятнами. 

 

«Эти картины возникли не как цикл, между ними проходило довольно много времени, возможно, он не закончен, — рассказывает Филипп Кондратенко. — Начал с фигуративных работ, портретов в полном смысле слова, а сегодняшние образы ближе к абстрактной живописи». Действительно, от вполне узнаваемых портретов десятилетней давности художник приходит к серии «черных квадратов»: в чуть проступающих серых пятнах с трудом можно угадать очертания лиц — без подписей не разобраться.

Александр Блок. Монотипия. 2003.

Конечно, Петербург не может быть определяем лишь его жителями, пусть даже знаменитыми. Город вообще никогда не сумма, а всегда произведение — истории, архитектуры, климата… да много чего еще. И Филипп Кондратенко, создавая свой текст, не ограничился портретами — они соседствуют с абстрактными и полуабстрактными пейзажами. Одни отсылают к конкретным адресам («Вид на Стрелку Васильевского острова»), в других видятся рукава питерских рек («Топография II»), третьи просто создают ощущение воздуха и синевы («Окно»). «Я не ставил перед собой задачу создать петербургский пейзаж, но эти работы могут быть так прочитаны», — соглашается художник.

Фото автора
↑ Наверх