Газета выходит с октября 1917 года Monday 19 октября 2020

«В ненависти не созидают. Созидают любя»

28 июня в Эрмитаже открывается европейская биеннале современного искусства «Манифеста 10». Накануне открытия выставку, расположившуюся в Главном штабе, в Зимнем дворце и в Новом Эрмитаже, показали журналистам

Цвет «Манифесты 10» — оранжевый

Уже под аркой Главного штаба, рядом со стеклянными раздвижными дверями, было много оранжевых вспышек бейджики на груди художников, искусствоведов и журналистов из разных стран. Словно солнце вдруг пробилось сквозь плотную облачность.

Цвет «Манифесты 10» — оранжевый

Внутри тоже царил теплый оранжевый цвет, согревая холодное гранитно-мраморное пространство Главного штаба. На гигантской лестнице в Атриуме были разбросаны оранжевые подушки: участники пресс-конференции должны были сидеть прямо на ступенях.

Замечу, что подушки не спасали: сидеть было неудобно. Прямо среди бела дня всех желающих угощали французским шампанским и отличным кофе на любой вкус — от эспрессо до капуччино и латте.

«Это очень умная выставка!»

Инсталляция «Красный вагон». Илья и Эмилия Кабаковы

По словам директора Эрмитажа, музейное пространство вполне подходит для «Манифесты»: «Мы храним великое классическое искусство прошлого, но у нас есть и «Черный квадрат» Малевича, и «Композиция № 6» Кандинского, и инсталляция Кабакова «Красный вагон». Эрмитаж всегда был местом споров о новейшем искусстве. Для нашей культуры третий этаж Эрмитажа, где с середины пятидесятых годов демонстрировались картины импрессионистов и постимпрессионистов из коллекции Щукина и Морозова, был знаковым местом.

Можно вспомнить и первые послереволюционные годы: в 1919 году в Зимнем дворце прошла выставка художников самых разных направлений, в том числе, и новейших, например, были картины Павла Филонова. Так что мы не впервые выставляем с новейшим искусством».

Михаил Пиотровский особо подчеркнул, что все произведения искусства, представленные на «Манифесте», согласно заключению юристов, не нарушают законодательство РФ. Вероятно, такая подстраховка оправданна, если вспомнить скандал, возникший не так давно вокруг выставки братьев Чепмен «Конец веселья» в том же Главном штабе.

Затем Михаил Пиотровский объявил «Манифесту» открытой: «Теперь идите и смотрите выставку, и, надеюсь, вы увидите, как много в ней смыслов. Это очень умная выставка!»

И мы отправились смотреть и думать.

Разрушенный дом

В большом зале с потолками высотой почти в 20 метров — руины. Не романтические, а страшные. Это инсталляция французского художника Томаса Хиршхорна «Срез». Мы видим многоэтажный дом, у которого рухнула стена. На полу раскидана груда обломков, о которые спотыкаются зрители. Вверху видны некогда жилые комнаты — милая в своей обыденности частная жизнь обнажилась из-за катастрофы. Единственное, что делает эти жилища необыкновенными — висящие там картины Малевича, Ольги Розановой, Филонова.

Инсталляция «Срез». Томас Хиршхорн

Я сначала подумала, что это копии. Но рядом со мной стояли сотрудницы Русского музея, которые заверили, что — подлинники, из музейной коллекции. Художник говорит о войнах, бомбежках, терроризме и прочих язвах, разъедающий мир. О том, как хрупка жизнь, как легко ее можно прервать, разрушить. Наверное, и о русском авангарде, который тоже был разрушительным, потрясая основы классического искусства. Или иллюстрирует известный тезис: «Жизнь коротка, искусство вечно»?

У Михаила Пиотровского своя версия: «Эта инсталляция, которая называется «Срез», почти полностью соответствует тому, как выглядела эта часть Восточного крыла Главного штаба, пока реконструировалось. На мой взгляд, это и есть ее главный смысл».

Действительно, те журналисты, которые следили за ходом реконструкции Главного штаба, в том числе и корреспондент «ВП», отлично помнят, как выглядели эти залы, лестницы и дворы еще несколько лет назад.

Эрмитажные коты

Немного прийти в себя после созерцания руин, зрители могут в тоннеле, имитирующем подвал Зимнего дворца, где обитают эрмитажные коты. Это проект голландского художника Эрика Ван Лисхаута, который почти полгода провел с эрмитажными пушистыми стражами, сняв о них фильм.

Художник Эрик ван Лисхаут воссоздал фрагмент подвала, где обитают эрмитажные коты

Проектами современных художников заняты все этажи Главного штаба. Но они есть еще и в самом Зимнем дворце, и в здании Нового Эрмитажа.

«Великие люди»

А на третьем этаже, в бывших фрейлинских комнатах, где висели картины Матисса, сейчас выставлен проект Марлен Дюма, художницы из ЮАР, живущей в Голландии. Она показывает выполненные тушью портреты знаменитых гомосексуалистов, объединенные в цикл «Великие люди». Чайковский, Оскар Уайльд, Сергей Дягилев, Вацлав Нижинский… И даже Гоголь, что многих удивило, поскольку о нетрадиционной сексуальной ориентации классика не столь широко известно. Таким образом, художница решила поддержать гомосексуалистов, которые подвергаются в некоторых странах агрессии и преследованию.

«Законы должны защищать от ненависти, а не от любви!», —декларирует Марлен Дюма.

Матисс переехал в Главный штаб

Представляю себе разочарование публики, которая придет по привычке на третий этаж и вместо Матисса увидит «Великих людей». Потому сообщаю, что Матисс переехал с третьего этажа Зимнего дворца в Главный штаб. Окончательно и бесповоротно, а не только на время «Манифесты».

Анри Матисс перехал в Главный штаб

Возможно, переезд Матисса и есть главное событие, совпавшее с «Манифестой».

Многие спорят, стоило ли перевозить его картины из Зимнего дворца. «Это ведь все равно, что «рушится эпоха!», — говорят любители искусства.

Вызывает критику и освещение в залах, где висят сейчас картины, и цвет стен. Но, как сказал директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, здание Главного штаба специально реконструировалось для того, чтобы все картины Матисса и Пикассо находились здесь.

Так что придется привыкать.

Здесь, на четвертом этаже Главного штаба, созерцая Матисса, вспоминаешь, что он однажды сравнил искусство с «мягким креслом», в котором человек может немного отдохнуть от житейских бурь. И еще его слова, которые и сейчас более чем актуальны: «В ненависти не созидают. Созидают, любя».

Прямая речь


Куратор «Манифесты» Каспар Кениг:

«Я видел все «Манифесты», за исключением той, что была в Тироле. В Роттердаме, помнится, в центре внимания был московский художник Олег Кулик, который бегал голым, изображая собаку — лаял и некоторых даже пытался укусить. Были дамы, которые смотрели на него так, как они смотрели бы на мужской стриптиз. Только за это не надо было платить (смеется). 

Я рад, что эта «Манифеста» проходит в Эрмитаже, в год его 250-летнего юбилея. Счастлив, что мне позволили заглянуть за кулисы этого великого музея. Мы очень довольны, что получили возможность работать в Эрмитаже. И мы все очень рады стать для господина Пиотровского своего рода подопытными морскими свинками (смеется). 

Нынешняя «Манифеста» проходит в напряженное время. Конфликт между Украиной и Россией, информационная война. Все больше людей понимает, что нам промывают мозги. Все больше людей не доверяет СМИ. Искусство представляет иной взгляд на мир и происходящие в нем события. Да, искусство не может изменить мир, но оно делает его более интересным и более сложным — не таким линейным и одномерным, каким его представляют СМИ. 

Я надеюсь, что «Манифеста» обойдется без манифестов, что она станет популярной, но не станет популистской».

***

С календарем событий Манифесты 10 можно познакомиться на официальном сайте биеннале www.manifesta10.org и сайте параллельной программы www.paralleleventsm10.ru

Картина Владислава Мамышева-Монро, посвященная его кумиру.


↑ Наверх