Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

ВИЧ берет Петербург в осаду. А вакцины все нет

Количество ВИЧ-инфицированных только растет, но средства на вторую фазу клинических испытаний вакцины, разработанной в Санкт-Петербурге, не выделяются

Наша газета неоднократно рассказывала о ходе разработки и начале клинических испытаний вакцины от ВИЧ-инфекции, разработанной учеными Санкт-Петербургского биомедицинского центра и ГосНИИ особо чистых препаратов. Осенью 2010 года успешно прошла первая фаза клинических испытаний (апробация вакцины стала результатом совместной работы сотрудников упомянутых научных учреждений и медиков СПбГМУ имени Павлова). В испытаниях принял участие 21 доброволец. За первой фазой, которая принесла отличные результаты, должна была последовать вторая. Но к ней так и не приступили. Причина тривиальна: отсутствие финансирования.

В России разработкой вакцины занимаются три центра.


Между тем ситуация с заражаемостью ВИЧ-инфекцией в Санкт-Петербурге катастрофическая. У нас уже выявлено 48 тысяч инфицированных. То есть 1% населения заражен вирусом! Наш город фактически оказался в печальных лидерах по ВИЧ. Чуть хуже дела обстоят только в Ленинград-

ской области. А в Москве ситуация значительно лучше: показатели зараженности населения ВИЧ-инфекцией в 3 раза ниже, чем в Петербурге.

«ВП» попросил прокомментировать ситуацию Андрея КОЗЛОВА, директора Биомедицинского центра, профессора СПбГУ, доктора биологических наук. Кстати, Андрей Козлов обнаружил первые случаи ВИЧ-инфекции в нашем городе в 1987 году.

Здесь мы обогнали Москву

— Андрей Петрович, с ВИЧ-инфекцией очень неоднозначная ситуация складывается. С одной стороны — общество стало куда более терпимым к инфицированным. Например, отказных детишек с ВИЧ достаточно хорошо усыновляют россияне (тогда как раньше таких детей не брали даже иностранцы). Стали выдаваться, причем бесплатно, крайне дорогостоящие препараты, препятствующие развитию вируса. А презервативы и шприцы давно в свободном доступе. Вроде бы все знают, как вирус передается. И — такие страшные цифры. Что же происходит?
— Все еще хуже. Да, как свидетельствует статистика, у нас примерно 1000 зараженных в расчете на 100 000 горожан. И это среднестатистический показатель, учитывающий и младенцев, и стариков. Понятно, что если посчитать процент инфицированных  среди граждан детородного возраста (на которых и приходится львиная доля случаев ВИЧ-инфекции), то показатель будет еще больше.

А что еще тревожней, так это тот факт, что более 50 процентов ВИЧ-инфицированных заразились от своих половых партнеров. То есть ВИЧ вышел за пределы групп риска, происходит генерализация эпидемии. Можно сказать и так: теперь большинство населения — в группе риска. В специальном исследовании мы даже выявили, что «основным передатчиком» вируса интимным путем являются молодые женщины (до 26 лет). Они, увы, стали «мостиком» для передачи вируса дальше. Большинство из них заразилось от своих половых партнеров-наркоманов. 

— Почему же в Москве относительный показатель инфицированности населения ВИЧ в 3 раза меньше?
— Считаю, что необходимо провести специальное исследование причин сложившейся ситуации. Нужно понять, почему там — меньше. Сделать это совершенно необходимо, а то складывается впечатление, что всем безразлично, почему в двух городах с примерно одинаковой социально-экономической ситуацией наблюдается драматическая разница в темпах роста эпидемии ВИЧ/СПИД. Я участвовал в организации системы противоэпидемиологических мероприятий в нашем городе, когда никто еще не слышал слова «СПИД». И тогда эта система была лучшей в стране. Поэтому мне небезразлично, что происходит. Какие объективные и субъективные причины на это влияют? Политика в отношении наркозависимых более жесткая? Больше работают с наркозависимыми? В Москве плохо выявляют ВИЧ-инфицированных? (Я, правда, в версию плохой выявляемости не верю.) Какие еще причины?

Андрей Петрович Козлов — доктор биологических наук, профессор. В 1987 году обнаружил первые случаи ВИЧ-инфекции в Ленинграде. Внедрил метод иммуноферментного анализа, с помощью которого выявляется вирус, в практику городского здравоохранения. В течение десяти лет руководил лабораторией, подтверждающей ВИЧ?инфицирование. Автор ряда фундаментальных открытий в области изучения СПИДа. В настоящее время работает над созданием вакцины против ВИЧ.

Теперь относительно того, что надо в первую очередь делать, чтобы исправить ситуацию в нашем городе. 

В первую очередь надо усилить и расширить профилактическую работу с наркозависимыми, а также добиться того, чтобы число наркозависимых стало сокращаться. Нужно работать с наркозависимыми. У нашего центра и Санкт-Петербургского университета есть большой опыт по созданию так называемых когорт — групп долговременного сопровождения и наблюдения. Мы формируем эти когорты из числа лиц, относящихся к группам риска, ведем их, организуем периодические встречи со специалистами, проводим обследования. Согласно нашим исследованиям за последние несколько лет в два раза увеличилась заражаемость ВИЧ среди наркозависимых. И это очень тревожный признак. Вместе с тем в специально проведенных исследовательских профилактических проектах нам удалось на 50% уменьшить заражаемость ВИЧ среди наркозависимых опытной группы. Мы можем осуществить аналогичные профилактические вмешательства в масштабе всего города. И в перспективе снизить заражаемость ВИЧ во всем городе.

Свои предложения мы передали в правительство Санкт-Петербурга и Законодательное собрание. Ждем ответа.

— На ваш взгляд, победить ВИЧ — реально?
— Да, и подход должен быть комбинированный. Должно быть и просвещение населения, и работа с наркозависимыми, и выдача лекарственных препаратов против ВИЧ, и создание вакцины. В общей сложности на полную победу ВИЧ-инфекции уйдет еще не менее 100 лет, и то если работать будем как следует. 

Испытания обнадеживают

— Давайте напомним читателям, что показала первая фаза клинических испытаний вакцины, разработанной под вашим руководством...
— Мы довольны результатами. Во-первых, ни у одного из участников (а все они были здоровыми, не ВИЧ-инфицированными людьми) так и не появились антитела к ВИЧ. Хотя с момента введения вакцины прошло уже почти два года. Это говорит о том, что ложноположительных тестов на ВИЧ вакцинирование не дает. Во-вторых, была полностью доказана безопасность вакцины при внутримышечном введении в дозах 0,25, 0,5 и 1 мг. В-третьих, ни у одного добровольца не выявили серьезных осложнений либо побочных эффектов, которые потребовали бы прекращения вакцинации (вакцина вводилась троекратно) из-за индивидуальной непереносимости. В-четвертых, испытания показали: есть иммунный ответ организма на компоненты вируса, то есть иммунитет к вирусу повысился. Интересно, что для получения такого эффекта хватило минимальной из использованных доз.

В ходе работы над вакциной мы выявили еще несколько интереснейших факторов, которые очень пригодятся в деле создания вакцин и препаратов против ВИЧ. Назову три из них. Первый: непосредственно ВИЧ-инфицирование человека происходит лишь одной вирусной частицей. Второй: некоторые граждане, имея непосредственный постоянный контакт с ВИЧ-инфекцией (их интимные партнеры заражены, презервативами не пользуются), не заболевают. Их организм по какой-то причине ВИЧ-инфекцию «блокирует». Одна из версий — что эти люди были заражены каким-то другим вирусом, по некоторым показателям схожим с ВИЧ, и теперь у них иммунитет против ВИЧ. И мы этот иммунитет выявили экспериментально! Третий фактор: мы доказали, что вирус в крови можно «поймать» в самые первые дни заражения. Что означает новые возможности в области профилактики и лечения. 

— Если первая фаза испытаний пройдена успешно, то есть доказана безопасность, что ждет вакцину дальше?
— Должна быть вторая фаза (прививают группу добровольцев численностью от 50 до 100 человек). Потом идет третья фаза, когда прививают уже тысячи человек с повышенным риском заражения ВИЧ. И только после завершения третьей фазы можно будет говорить об эффективности вакцины.

Отмечу, что во всем мире только три варианта вакцины прошли третью фазу. Но, к сожалению, их эффективность не превышала 30%. Для массовой вакцинации этого мало. Эффективность должна быть не менее 90%. 

Опять финансы…

— Как обстоят дела с вашей вакциной?
— Все не можем приступить ко второй фазе. Хотя могли бы еще минувшей осенью. И (если бы вторая фаза прошла гладко) уже планировалась бы третья фаза, после которой (в случае отличных результатов) можно было бы говорить о внедрении в практику. 

Причина — нет финансирования. Честно говоря, даже не знаю, где сейчас «завис» наш проект — то ли в Миннауки, то ли в Министерстве здравоохранения. Тут же были такие глобальные изменения в правительстве. А «цена вопроса» — порядка 100 миллионов рублей. Эта сумма кажется большой, но посмотрите, какие суммы из бюджета и на что идут. 

Что же касается Санкт-Петербурга, то город никакого участия в разработке вакцины не принимает. Мне кажется, что это неправильно.

В схожей ситуации оказались и разработчики вакцин в Москве и Новосибирске. У них свой вариант вакцины, отличающийся от нашего. Можно сказать: сейчас в стране существуют три варианта вакцины (в Санкт-Петербурге, Москве и Новосибирске), и все они не могут перейти на вторую фазу испытаний. Причем самое тяжелое положение с ВИЧ-инфекцией, напомню, в Санкт-Петербурге. 

— Вашу вакцину можно будет применять только в профилактических целях? То есть она не подойдет людям, уже зараженным ВИЧ-инфекцией?
— Мы об этом думали. Да, в терапевтических целях (для лечения) также можно будет воспользоваться вакциной. По аналогии с онковакцинами. Но на это потребуются дополнительные клинические испытания. А мы пока не имеем возможности провести второй этап испытаний вакцины профилактической. 

— Может, и правда подождать, пока американцы вакцину изобретут?
— Это некорректный вопрос. Вопрос создания своей вакцины — вопрос, напрямую связанный с безопасностью страны. К тому же для ВИЧ-инфекции характерна большая изменчивость вируса. В Америке в основном люди заражаются субтипом вируса В, а у нас — субтипом А. Не исключено, что для каждого субтипа нужна своя вакцина, и мы вряд ли сможем воспользоваться американской.

Справка «ВП»

ВИЧ-инфекция 

Выявленный в 1983 году вирус иммунодефицита человека (относится к ретровирусам — Retroviridae), попадая в организм, вызывает ВИЧ-инфекцию, которая на последней стадии развития переходит в СПИД. В отличие от врожденного иммунодефицита синдром классифицируется в данном случае как приобретенный.

Проникая в клетки, вирус разрушает их настолько, что организм становится неспособным к сопротивлению возбудителям других инфекций, не представляющих опасности для здорового человека с нормально функционирующей иммунной системой. 

Для ВИЧ-инфекции характерен длительный инкубационный период — со времени заражения до развития СПИДа при отсутствии терапии проходит 9 — 11 лет. Продолжительность этого периода зависит в основном от вирусной нагрузки на организм и его иммунного статуса, а также от возраста, состояния здоровья пациента, наличия вредных привычек и соматических заболеваний.

 

Фото автора
↑ Наверх