Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 27 октября 2020

Василий Герелло: Жду этого Нового года, как пацан

Знаменитый певец уверен, что все люди хорошие, и с удовольствием несет искусство в массы

 

Народного артиста России солиста Мариинского театра Василия Герелло все знают — где бы он ни появился, где бы ни остановился, будь то Гранд-отель «Европа» или площадь Искусств, слышит от больших и малышей: «А мы вас знаем!..»  

«Я люблю людей, — говорит Василий Герелло. — Они все хорошие, все — люди. И среди моих друзей негативных нет — одни позитивные вокруг...» 

Согласитесь, лучшей кандидатуры для новогоднего интервью не найти. Василий Георгиевич согласился специально для нас на такой новогодний жест: сел под нарядной елочкой и спел «В лесу родилась елочка».

— Я знаю, что великие — и Карузо, и Шаляпин, и Доминго, и Паваротти — пели на вечеринках, тут ничего страшного нет. Если приглашают, надо петь, если не приглашают — не надо петь. Дают — бери, бьют — тикай. Меня даже как-то пригласили спеть на заводе — в цеху. Народу собралось! Вышли все и слушали — в робах, в халатах. Я с удовольствием несу искусство в массы — звоните, пишите письма — я приеду

У нас в семье демократия

— Василий, а на детские утренники зовут солистов Мариинки?
— К сожалению, у меня нет времени. Приходится много путешествовать, летать, переезжать с места на место, иногда мне кажется, что я постоянно на каких-то утренниках, вечерниках нахожусь... Но это большое счастье, что у меня такая профессия и я могу передвигаться по всему земному шарику. Конечно, я очень люблю с детьми общаться — от них идет такая чистота, позитив, хотя эти всякие гаджеты их немного и «попортили». Но ничего —думаю, у них впереди самое лучшее.

— Вы имеете в виду и вашего сына?
— О, он у меня уже взрослый — огромный и умный, ему 25, и он только что улетел в Дубай — посмотреть, как там живут люди.

Андрюша много работал — он же юрист! — и ему была нужна отдушина. И я рад, что он поехал, у нас в семье полная демократия. 

— А ваш сын, наверное, лучший из поющих юристов?
— Из поющих, играющих, танцующих. То есть нормальный человек, жизнерадостный парень. Но он поет для себя, для души — у него есть голос и слух, и, как все нормальные дети, он занимался на рояле, но потом бросил это дело, а я не настаивал. И правильно делал! Потому что в нашей профессии надо отдаваться на 300% и быть одержимым человеком. 

— Супруга ваша тоже из поющих, играющих, танцующих?
— Моя супруга — Аленка — замечательный человек, моя землячка — из Черновиц, с улицы Шевченко (улыбается). И я всегда говорю — в мире только две столицы — Тель-Авив и Черновцы! Она — любящая жена, первоклассная хозяйка... Работает женой Васи Герелло. А работа у народного артиста не такая уж и легкая...

Верю в Деда Мороза

— Поскольку у нас новогоднее интервью, может, расскажете о самом запомнившемся новогоднем празднике?
— Сколько помню себя — столько у меня было шикарных Новых годов! Вот все ждали конца света, но, как говорят, русский человек не верит в конец света — он его ждет все время. Но так как мы люди нормальные, «с нормального района» — Буковины, мы празднуем все праздники. Я помню с детства приближение Нового года — и мандаринки, и елочку. И сейчас у меня дома елочка горит огнями — она искусственная, потому что после натуральной идет уборка трое суток…

 Но я жду этого Нового года, как пацан какой-то, как пионер, как школьник. Потому что всегда есть какие-то иллюзии, фантазии, ждешь исполнения мечты. И не хочу, чтобы это угасало.

— Так, может быть, вы и в Деда Мороза верите?
— Верю! Я даже знаю, где он живет, и видел, как он прилетал в Петербург на вертолете (улыбается). Как-то на один новогодний концерт я оделся Дедом Морозом и, когда надо было спеть на бис, и вышел в таком виде к публике. И никто не понял, почему я оказался на сцене, — не узнали меня в гриме. 

Депрессии — от безделья

— Кстати, о пении. Только что наш фотокор снимала вас на площади Искусств при 20-градусном морозе — вы были без шапки, без шарфа — с открытым горлом. Не боитесь за свой «инструмент»?
— Не боюсь. Если голос есть, то ему никакие морозы не страшны. Я ведь родился в селе — а там не было времени на специальное закаливание. Там человеку чуть ли не с пеленок уже нужно работать, пахать — зима не зима, вперед, в бурю, туда, где звезд ночной полет... Зато в деревне нет депрессии у людей — им некогда. Депрессируют те, кому нечего делать. Потому что у человека, которому нечем заняться, откуда-то снизу возбухают какие-то дурные, глупые мысли. А надо, чтобы сверху возникали хорошие светлые мысли. Так что деревня дает здоровье, а также церковь, религия, родители. Для меня родители — святые люди. От большого уважения я их всегда называю на «вы».

— Неужели не пороли ни разу?
— Я никогда в жизни не знал ремня, и моя сестра тоже. У нас никто никогда не разговаривал на повышенных тонах — только доброта-доброта-доброта... Я молюсь за своих родителей — доброго им здоровья! Я даже взял на 3-е число билеты — хочу к ним съездить на Рождество, ведь это для меня самый главный праздник! Для меня очень важно общение с ними — видеть их, взять за руку, а по телефону я им каждый день звоню. Честно сказать, мне неприятны люди, которые родились где-то в селе, но стесняются этого, стесняются своей культуры, языка, родителей. Наоборот, надо гордиться и благодарить небо за то, что ты там родился. У нас не случайно говорят: «Не дай бог с Ивана — пана».

Боженька с мамой подарили мне голос

— Вы всегда подчеркиваете, что поете «живьем» — не под фонограмму... 
— Этого кошмара вы не дождетесь никогда! Разве можно в опере петь «под фанеру»? Это же надо плюнуть себе в душу и в лицо! Нельзя этого делать — потому что человек привыкает петь под «фанеру», потом страдает и боится спеть «вживую» и зарабатывает себе комплекс неполноценности...

— Ну а если вы не в голосе — что тогда?
— Господи спаси и сохрани! Мне всегда боженька помогает — включается второе дыхание. Я встану перед иконкой, помолюсь — и всегда все получается... У нас ведь есть такая штука, как техника, — кто не обучен, те и лажаются. А у кого есть школа, певческий фундамент — те и поют. Я благодарен своим учителям — профессорам Санкт-Петербургской консерватории, моему учителю в Черновцах. Боженька с мамой подарили мне голос, а с учителями я его шлифовал. И до сих пор учусь — учусь каждый день, несмотря на то что у меня есть звания, — распеваюсь, как в первом классе. И всем советую идти к станку — заниматься.

И еще советую — верить в свою профессию, в свою семью — любить надо наш народ и публику, которой ты отдаешься. И радоваться, потому что грустить — большой грех. 

Если приглашают — надо петь

— Василий, вы выступаете в разных местах и перед разными людьми — миллиардерами и рабочими...
— ...перед милиционерами и разведчиками...

— Перед первыми лицами нашей страны доводилось выступать?
— Конечно! Я с удовольствием пел не только перед Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, но и перед Биллом Клинтоном в Америке — спел тогда классический репертуар, а Клинтон играл на саксофоне. На этот концерт, в Белом доме, приехал и экс-президент СССР Михаил Горбачев, там были медийные лица, американские сенаторы… Я простой артист и считаю, что если ты можешь делать дело — делай для всех, не фильтруй: этому буду петь, а этому не буду.

— Вы — человек веселый, позитивный. А если вам предложат спеть партию Снегурочки — согласитесь?
—  Нет, я мужской человек — я из нормального профсоюза. 

— Хочется, чтобы вы поздравили наших читателей с Новым годом. На каком языке будете поздравлять?
— На украинском. «От всього серця поздравляю з Новим Роком та Рiздвом Христовим! Дай Бог вам щастя, здоровья, щоб в ваших семьях було тепло, радисть вид детей, щоб нихто не хворив, щоб ми зустричалися... Як говорят, нехай буде гречка, аби не суперечка! Зи святом!»

 

↑ Наверх