Газета выходит с октября 1917 года Sunday 21 июля 2019

Василий Лановой: Я не пережил свои желанья, не разлюбил свои мечты…

Народный артист Василий Лановой принимает поздравления с внушительной датой и делится секретами молодости

Он не скрывает того, что очень хотел сыграть в молодости Д’Артаньяна, но не сложилось ни на сцене, ни в кино. Впрочем, вполне сложилось в реальной жизни, потому что, словно знаменитый персонаж, Василий Семенович, даже в свои 80, легок на подъем, горяч, в чем-то очень мудр, а в чем-то порой наивен. Самый свежий пример, да еще с питерским привкусом: доверился в 2012 году устроителям Санкт-Петербургского международного кинофорума, помчался на выручку (после того как Станислав Говорухин неожиданно отказался от поста президента форума), поработал на славу, а в 2013-м народного артиста-спасателя не то что не позвали — даже не вспомнили на этом неказистом кинофоруме…


Но в юбилей, да еще такой красивый, не будем о грустном. Тем более, есть свежие поводы для радости. В родном Театре им. Евг. Вахтангова у Ланового уже почти неделю (это в его-то возрасте!) идут бенефисные спектакли, а 16 января прошел 200-й спектакль «Посвящение Еве», в котором юбиляр выходит на сцену в роли Абеля Знорко со своими партнерами Евгением Князевым и Олегом Макаровым. 

На служебном входе в Театре можно прочитать слова признания в любви удивительному старшему коллеге: «Когда произносишь — «Василий Лановой», то, понимаешь, что — время не властно — естественное продолжение… Нет нужды называть дату юбилея, поверить в нее трудно, невозможно, не хочется. Ваша неуемная творческая энергия с годами не убывает. Взяв в молодости старт, Вы не снижаете скорости. По-прежнему радуете новыми ролями, поэтическими программами, киногероями. Вас трудно представить в состоянии покоя. Интерес к жизни во всех ее проявлениях неугасим. Количество полученных и, безусловно, заслуженных наград — неисчислимо. Что пожелать Вам, дорогой юбиляр, только крепкого здоровья еще на долгие годы… Радуйте новыми достижениями, а нам остается только завидовать и любить Вас бесконечно. Ваши Вахтанговцы».

Корреспондент «ВП», присоединяясь к поздравлениям и выражениям восторга, позволил себе задать несколько вопросов Мастеру на всегда волнующую тему — его вечной молодости. И вот услышал в ответ:

— Не спешить на пенсию, продолжать работать. Дело моей жизни — работать в театре! И я его продолжаю… В любом возрасте хорошо иметь какую-то большую цель, а не просто думать, как бы протянуть сегодняшний день. Тогда зарядку не лень будет делать в течение шести десятков лет подряд. Каждый день! У каждого свой комплекс. Я путем проб и ошибок нашел свой вариант. Водой холодной, правда, не обливаюсь (хотя идея прекрасная!), но, к сожалению, у меня садится голос, что для артиста — катастрофа.

Я начинаю утро с того, что, просыпаясь, принимаюсь массировать кисти рук. Первое, что стареет у людей, это кисти. Особенно у женщин. Я помню, как Мансурова (великая актриса. — Прим. авт.) говорила: «Я еще ничего себе, но кисти меня выдают…» 

Упражнения для кистей практиковали еще древние римляне. У меня массирование кистей занимает пять-семь минут. 

Затем произвожу целый ряд, если можно так выразиться, внутренних вещей. Обязательно делаю «протяжку» всех органов — то, что называется, волной. Это все происходит, когда я еще лежу в постели. Тогда же начинаю делать растяжку рук, прямо до болезненных ощущений, не щадя себя. Затем следуют чисто спортивные растяжки — поднятие ног, рук, «велосипед», гантели… Все это в небыстром темпе, с оглядкой на самочувствие, не насилуя организм, а давая ему приятную нагрузку… У меня дома есть и беговая дорожка. Замечательная штука! 

Моя зарядка занимает минут тридцать каждодневно. Это очень важно — каждодневно! Вообще в зарядке каждый должен прежде всего работать над своими недостатками. Помимо общих упражнений каждый должен работать индивидуально. Тогда все будет нормально! 

Моя «поджарость» — это все гены. Спасибо мамочке и папочке. В нашей семье все были худыми. Но не менее важна и духовная молодость. Как у Лермонтова: «Я пережил свои желанья, я разлюбил свои мечты». Как только это происходит — все, конец, туши свет. Пережить желания — страшнее ничего нет.

Даже в солидном возрасте можно выпивать, но тоже с пользой, определенным образом (смеется). Каждый по своему плану. С возрастом должно появляться хорошее красное сухое вино, необходимое для работы сердечной мышцы. А до этого следует непременно водочкой очищать душу от грехов! Чистой, русской, настоящей…

Курить я бросил разом! Даже не знаю, что послужило импульсом. Видимо, внутренне понял, что эта привычка становится угрозой моей жизни — и творческой, и личной. Я ведь по три пачки в день выкуривал — ну куда это годится! Похожая история произошла и с игрой в карты. Одно время я увлекался «Кингом». Играл на деньги — красиво выигрывал, проигрывался в пух и прах, увлекался, терял голову, переживая нешуточные страсти. Однако в какой-то момент понял: еще чуть-чуть и не смогу остановиться. Опять сработал какой-то внутренний инстинкт самосохранения. Позже, попав в Америке, в шикарное казино, я даже не подошел к игровому столу…

Понял, что казино вполне могут заменить хорошая рыбалка, охота. Пройдешь несколько десятков километров по лесу с ружьем — такое наслаждение. В свое время мы с приятелями ходили на утку, бекаса, дупеля. У меня были очень хорошие друзья — космонавты, летчики. Мы выезжали на охоту. И потом у костра, извините, надирались! Два-три дня идеального мужского отдыха, и мы опять были готовы к труду и обороне!

Я всегда был человеком спортивным. Играю в бадминтон, волейбол, очень люблю плавать. На даче весь тяжелый строительный труд — мой. Построив дом, в котором живем круглый год, я работал и стропальщиком, и крановщиком, машины разгружал. 

Важно и здоровье духовное, нравственное, творческое. Мое поколение неразрывно связано с Победой. Мне было семь лет, когда я оказался в оккупации, где провел три с половиной года вместе с двумя родными сестрами — десяти и четырех лет. 20 июня 1941 года мы поехали отдыхать на Украину к дедушке и бабушке, 22-го сошли с поезда, а над нами уже летели фашистские самолеты.

А после Парада Победы, во второй половине дня, когда все уже закончилось и главные герои ушли на банкет, мы появились на площади маленькими героями. И дышали, не могли надышаться этим воздухом! Мы протискивались, просачивались, лезли прямо по плечам и головам. В десять лет я был способен на любые подвиги. Как забыть такое!

Я думаю, что люди, которых хоть каким-то крылом задела война, — это совершенно уникальное поколение. Помню, как моя учительница говорила: «Вася, никогда твои дети не будут такими сильными, как ты и твои сверстники, потому что у вас за плечами голод, холод, кровь, трагедии, война! Поэтому вы мгновенно повзрослели».

Я все хорошо помню, и мое поколение помнит. Поэтому в кино у меня эта тема всегда была самой главной. Добрая половина моих картин связана с офицерами, воинами, победами красных, русских, советских… На встречах со зрителями меня часто спрашивают: «Не изменили ли вы теперь своего отношения к Павке Корчагину?» (Одна из самых ярких ролей актера из фильма «Как закалялась сталь». — М. А.). Я совершенно искренне отвечаю: «Теперь я его уважаю в тысячу раз больше, чем тогда, потому что дай Бог нашим детям во что-то верить так, как верил мой отец. Если они найдут эту веру, это будет большим благом для России».

↑ Наверх