Газета выходит с октября 1917 года Thursday 27 июня 2019

Вера Глаголева: Я не стремлюсь куда-то выше, мне достаточно моего пространства

22 января в Петербурге состоится премьера фильма «Две женщины», снятого по пьесе Тургенева «Месяц в деревне». На предпоказе побывал корреспондент «ВП»

«Изысканно печален» и «мучительно прекрасен» — такие слова вертелись у меня в сознании, когда я выходил из кинозала. В этом фильме с любовью и светлой печалью воссоздан мир помещичьей усадьбы середины позапрошлого столетия и ее обитателей — утонченных скучающих людей, мир, которого нет и уже не будет никогда. Можно долго спорить о том, правильно ли поступила Вера Глаголева, переделав комедию великого русского классика в мелодраму. Но надолго остающееся волшебное послевкусие — безусловный аргумент в пользу такого режиссерского решения. За час до начала сеанса нам удалось встретиться с Верой Витальевной, которая присутствовала на сеансе вместе с исполнителем одной из главных ролей Александром Балуевым и автором музыки к фильму композитором Сергеем Баневичем, и она любезно согласилась ответить на вопросы «ВП».

— Когда вы брались за сюжет из русской классики XIX века, не опасались того, что ваш фильм будут сравнивать с известными работами Михалкова, Андрея Кончаловского («Несколько дней из жизни Обломова», «Дворянское гнездо»)? 
— Нет, потому что у каждого режиссера свое видение классики, свой почерк. Мне очень нравится, например, «Дама с собачкой» Хейфица, это вообще шедевр, по-моему. Вот если бы кто-то из них сделал «Месяц в деревне», тогда, может быть, я бы еще и подумала… 

— Советский и российский кинематограф немалое внимание уделял и уделяет и XIX столетию, и Великой Отечественной войне. Но есть и обделенные эпохи — Серебряный век, например. Нет фильмов о Брюсове, Блоке, Белом, Скрябине, практически нет картин на их сюжеты. Как вы считаете, должен ли и может быть восполнен этот пробел? Есть у вас желание снять что-то о Серебряном веке?
— Конечно, желание есть. Когда речь идет о каком-то талантливом человеке этой эпохи, который сделал для России что-то, что осталось на столетия. Конечно, о таком человеке хочется узнать больше, если ты знаешь его творчество… Вообще, чтобы понять художника, нужно понять его как человека. Есть ведь гениальный фильм о Чайковском со Смоктуновским в главной роли. Проблема еще и в том, что очень многие композиторы, музыканты, писатели Серебряного века уехали из России… Я за такие фильмы, чтобы это была не просто биография,  а чтобы показать, как талант рождается, откуда.

— Почему вы пригласили в «Две женщины» именно Рейфа Файнса?
— Рейф Файнс — аристократ, он вообще уникальный человек и актер. Я его узнала в «Английском пациенте» и следила за его творчеством много лет.

— Вам хотелось бы снять что-нибудь в Голливуде? Какой-нибудь сюжет? 
— Нет, я не стремлюсь куда-то выше, мне достаточно моего пространства.

— Какую роль в ваших фильмах играет музыка?
— Большую. И то, что мы встретились и сотрудничаем с 1980 года с петербургским композитором Сергеем Баневичем, с которым меня и Родиона Нахапетова в свое время познакомил другой петербургский композитор, ныне, к сожалению, покойный Исаак Шварц. Сергей Петрович для меня совершенно родной человек. В 80-е, когда я приезжала в Ленинград сниматься, я останавливалась у него дома, тогда еще была жива его прекрасная мама. Все то, что я хочу от музыки в моих фильмах, он очень точно считывает. Его музыка не фоновая, она фактически отдельный герой моих фильмов, она прекрасна и в «Сломанном свете», в «Заказе», в «Одной войне». Я очень ценю дружбу с Сергеем Петровичем. Я расскажу вам об одной нашей общей идее, которую еще нигде не озвучивала: мы хотим на основе музыки Баневича к фильму «Две женщины» сделать очень красивый балет «Месяц в деревне». Будем надеяться, что эта идея в обозримом будущем воплотится.

— Знакомо ли вам чувство зависти к кому-то из ваших коллег — актеров или режиссеров? У вас есть ощущение, что кто-то сыграл вашу роль или снял ваш фильм?
— Нет, у меня нет чувства зависти, у меня есть чувство восторга, когда я понимаю, что это здорово, точно по игре, по восприятию, по режиссуре. Когда я понимаю, что я так просто не могу. Восторг перед людьми, которые вот так могут.


— Что вам самой нравится из современного российского кино?
— Мне нравится, как работает Хотиненко, его картина о Достоевском — по атмосфере, по потрясающей актерской игре...

— Вам хватает времени уделять внимание семье, детям?
— Хватает, во всяком случае мои родные не обижаются. Может быть, этого времени мало, но главное, что они не обижаются. Аня танцует в Большом театре и воспитывает дочь, Маша воспитывает двоих детей — у нее два мальчика, Настя окончила продюсерский факультет ВГИКа, сейчас определяется, что делать дальше. Внуки ходят в школу, все в порядке.

— Какое место в вашей жизни занимает Петербург, Ленинград?
— Огромное. С этим городом у меня связано очень много хорошего. О Сергее Баневиче я уже рассказала. Кроме этого, Петербург для меня — это общение с прекрасными режиссерами Ильей Авербахом, Семеном Арановичем, Виталием Мельниковым, это огромный пласт жизни. Здесь снималось мое первое режиссерское кино «Сломанный свет».

↑ Наверх