Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Владимир Непевный: Документальному кино нужна не буквальность, а образность

У режиссера в планах создать игровой фильм об андерграундных художниках и поэтах 1960-х

 

 

Хотя документальное кино в нашей стране и «в загоне», имя петербург­ского режиссера-документалиста Владимира Непевного достаточно известно: по телевизору часто идут его фильмы, недавно в Доме кино состоялся показ последних по времени работ — «Анна Ахматова и Артур Лурье: Слово и музыка» и «Виктор Соснора. Пришелец». Фильм про Виктора Соснору взят в конкурсную программу Гатчинского кинофестиваля «Литература и кино», который состоится в мае.

 

Сегодня в 18.00 в Музее нонконформистского искусства на Пушкинской, 10, впервые в России состоится показ фильма «Sonia» о художнице? авангардистке Софье Дымшиц?Толстой, первой жене Алексея Толстого. Вечер ведет Владимир Непевный, в программе — встреча с создателем фильма Люси Костелянец (США).

Телевидение по природе консервативно

 

— Владимир, в основном герои ваших фильмов — петербуржцы, тема — петербургская культура…
— Петербургский мотив, наверное, всплывает на подсознательном уровне. Я просто стремлюсь поделиться с другими тем, что интересно самому. Хочется выйти за пределы круга имен, которые на телевидении крутятся. Телевидение по природе консервативно, оно не стремится расширять круг героев, и это не вина какого-то конкретного человека. Вот поэт Виктор Соснора — за пределами этого круга. Когда я собрался делать про него фильм, меня на канале «Культура» спросили: «А кто это?» Спасло то, что Соснора получил премию «Поэт», имеющую весомый денежный эквивалент, и стал — страшное словосочетание — медийным персонажем.

— По образованию вы — театровед. Как пришли в документальное кино?
— Я всегда хотел заниматься режиссурой, но, может быть, поначалу не хватало уверенности в себе. Поэтому сперва окончил мехмат, потом — театроведческий факультет. Учиться было интересно, и это очень хорошее образование: ты погружаешься в мировую культуру. Для того чтобы стать режиссером, необходимо внутреннее созревание человека, а ремеслу легко научиться на практике.

— У вас снимаются известные актеры: например, в фильме «Анна Ахматова и Артур Лурье: Слово и музыка» снимались Светлана Крючкова и Валерий Кухарешин. Легко ли с ними работать?
— Работать с ними прекрасно, и после съемок у меня часто сохраняются с актерами дружеские отношения. Выбирая актеров для каждого проекта, я думаю, кому это подходит, кому может быть интересно. А когда человеку интересно, никаких побочных эффектов обычно не возникает.

Мы все зависим от каналов

— Раньше документальное кино показывали в кинотеатрах перед сеансом, теперь аудитория сузилась...
— К сожалению, это так. Во всем мире документальное кино переживает бум: людям стало гораздо интереснее что-то узнавать, вовлекаться в реальный процесс, хочется увидеть что-то за пределами условностей игрового кино. Документальное кино за рубежом даже показывают в кинотеатрах, и люди на него ходят. А у нас в этой области — абсолютно антигосударственная политика. Во всем мире документальное кино поддерживается телеканалами. Они не только участвуют в производстве, но и платят за показы. У нас телевидение тоже заказывает — я делал многие фильмы по заказу телеканала, но фильм финансируется… после того как он уже сделан. Причем спонсорские деньги привлекать запрещено — можно только взять кредит в банке. Но самое главное: канал принял, оплатил — достаточно скромно, — и теперь все права на фильм переходят к нему. Конечно, ничего не получаешь за показ, но это ладно. Ты не имеешь права выпустить DVD, продать фильм за рубеж. Канал тоже этим не занимается — получается, права принадлежат каналу, но он ими не пользуется! Такой порядок, я считаю, — чистое вредительство. На фестиваль, правда, фильм предоставить можно. Но для участия в фестивале сейчас тоже нужны деньги, а канал их не дает.

— Сообщество документалистов существует? Если да — может ли оно этому противостоять?
— Сообщество существует, но никто не хочет ссориться с каналами, потому что все от них зависят.

«Реконструкция» — это недоразумение

— Вы преподаете в Университете кино и телевидения. Что дает эта работа помимо средств к существованию?
— Мне всегда интересно, как нынешняя аудитория воспринимает тех или иных авторов. Вот, например, Соснора, при всей его сложности, молодых «цепляет»: в нем есть сила, энергия формы. Молодой человек услышит: «Я оставил последнюю пулю себе» — и будет слушать дальше, и не обязательно ему что-то знать про футуризм. А вот Ахматову, как оказалось, с налету не воспринять — она больше погружена в культурный контекст, Бродский — то же самое: не имея культурного багажа, трудно понимать этих поэтов. Я не говорю, понятно, что одни поэты хуже других…

— В ваших фильмах присутствуют элементы хроники, игрового кино, мультипликации...
— Есть разное документальное кино. Классическое построено на наблюдении. А есть кино, основанное на документальном материале, но сделанное вполне игровыми средствами. Я считаю, что мои фильмы отчасти игровые.

— Как вы относитесь к популярному на современном телевидении жанру документально-художественной реконструкции жизни известных людей?
— Это, я считаю, абсолютная профанация. Термин «реконструкция» — недоразумение. Зрителю предоставляется не реальная жизнь человека — ее воспроизвести невозможно, — а некое клише. Например, известно, что человек потянулся за книжкой и в это время его хватил удар, — значит, в кадре должна быть рука, тянущаяся за книжкой. Но буквальность не рождает эмоции, буквальность рождает рефлекс: лампочка зажглась — слюна потекла. Мы видим руку, потянувшуюся за книгой, пистолетом или шприцем, и у нас рождается какой-то отклик, но… как только кадр сменяется, ничего не остается, рефлекторная реакция мгновенно исчезает: лампочка погасла, слюна перестала течь. Нужна не буквальность, а образность: образ тем и силен, что остается в памяти.

Без ковровой дорожки

— Некогда крайне популярный петербургский фестиваль «Послание к Человеку», в котором и вы участвовали, переживает не лучшие времена...
— Но фестиваль существует, у него сейчас период поиска собственной ниши, так что хоронить пока рано. Единственное, что тревожит, — заявленная идея объединения всех фестивалей в один большой. Все, что относится к искусству, — единично, а укрупнение — это всегда унификация. Во всем мире — огромное количество маленьких фестивалей. Они существуют, у них есть свои зрители, хотя и нет ковровой дорожки с Брэдом Питтом. Гатчинский фестиваль — хорошо, что состоится, а то поговаривали, что его может не быть в этом году. Для фестиваля очень важна регулярность, он должен проходить каждый год, именно тогда он может делать представительную выборку.

— Над чем сейчас работаете?
— Двигаюсь к игровому кино, снял в прошлом году комедийную короткометражку «Клятва Гиппократа», она была в конкурсе «Кинотавра». Возможно, сниму «для разгона» еще парочку короткометражек, это очень интересный и полезный опыт. И есть замысел большого фильма. Работа о Сосноре подтолкнула к идее сделать фильм об андерграундных художниках и поэтах 1960-х. Снова тема петербургская, потому что самые отвязные из них были в Питере. Этот пласт культуры практически неизвестен и не укладывается в стереотипные представления о том времени — те художники были гораздо ближе к американским битникам, чем к своим соотечественникам. Материал страшно интересный, и очень хочется его воплотить.

Досье

Владимир Непевный родился в 1965 году в Одессе. Окончил механико-математический факультет Одесского университета (1989) и театроведческий факультет Санкт-Петербургской академии театрального искусства (1997).

1996 — 1999 гг. — режиссер телепрограммы «Линия кино». В 1999 году программа получила приз фестиваля Госфильмофонда «Белые столбы» как лучшая программа о кино.

Избранная фильмография: «Кира» (2003, диплом жюри «Послания к Человеку», президентский приз фестиваля «Чистые грезы», спецпоказы на фестивалях в Риге, Висбадене), «Курёхин» (2004, спецпоказы на фестивалях «Послание к Человеку» и «Кинотавр»), «Александр Володин. Печальный марафон» (2006, приз «Золотой бубен» телевизионного фестиваля в Ханты-Мансийске), «Виктор Шкловский и Роман Якобсон. Жизнь как роман» (2009, диплом фестиваля «Послание к Человеку» за лучший сценарий) и другие.

Преподает в Санкт-Петербургском университете кино и телевидения.

 

 

Фото автора
↑ Наверх