Газета выходит с октября 1917 года Sunday 18 августа 2019

Вячеслав Полунин: «Пинк Флойд», Ростропович, а потом мы!

Как знаменитый клоун пробивал международный проект

1 июня у стен Петропавловской крепости начнется настоящий театральный пикник, после чего ожидаются торжественные проводы яхты «Хоппет» с сотней артистов и кураторов в путешествие по странам Европы. Это — одно из мероприятий международного проекта «Встречая Одиссею». В этом году все посвящено глобальным проблемам современной Европы. 

Накануне театральных свершений проекта, в котором участвуют 11 стран, 100 артистов и кураторов, ветеран «Каравана мира», нынешней «Одиссеи», Слава Полунин рассказал «Вечёрке» о том, как сложно было 25 лет назад преодолевать границы. 

— Двадцать пять лет назад «Караван мира» впервые приехал в Россию. Никто не верил, что это возможно. Никто представить себе не мог, что можно перейти русскую границу с огромным количеством шапито, автофургонов, детей, с приблудившимися собаками, кострами... На Западе думали, что нас не то что развернут, а отправят добывать руду. Все это выглядело как цыганский табор с сотнями и сотнями людей. Колонна насчитывала 125  машин, которые ломались каждый час, мы их пытались тут же чинить или тащили на тросе. Но чтобы все это сделать возможным, наша восточная группа потратила три года на сбор денег и получение всевозможных разрешений. Каждый день мы ходили в какие-то кабинеты как на работу, писали бумажки, сметы, чуть ли не каждую ночь я проводил в поезде, мотаясь из Петербурга в Москву и обратно. По шесть месяцев мы окучивали то Министерство культуры, то ЦК комсомола, то ЦК профсоюзов... Все нам отказывали. 

— А что происходило по ту сторону границы?
— Прошел слух, что тогдашний министр культуры Франции — нормальный парень. И, рассчитывая, что если он подпишет бумаги, то еще кто-нибудь на это пойдет, вся наша компания с криком «ура» ринулась к нему. Жил министр в маленьком городке, будучи его мэром. Там был маленький уличный театрик, с которым мы договорились, что они нас приведут к мэру. И вот они притащили этого господина на свой спектакль и как-то убедили подписать бумаги о том, что Франция поддержит наш проект и даже даст под него денег. 

— И как дальше развивались события?
— Как я и сказал, за Францией потянулись остальные европейские страны, на «окучивание» каждой из них уходило где-то полгода: Польша, Чехия, Германия, Швейцария, Дания и так далее. Соответственно, мы начали готовить сценарий для каждой из стран. Решили начать с Восточной Германии, торжественно пройти через Бранденбургские ворота и закончить на западе. Однако обе стороны согласия не выразили. Но к счастью, через полгода рухнула Берлинская стена, и мы получили телеграмму: «Приезжайте играть спектакль, место расчистили». Получилось так, что сначала там отметились «Пинк Флойд», потом Мстислав Ростропович, а затем уж мы.

— То есть мы уже добрались до нюансов путешествия. И что творилось на вашем пути?
— Сожженных городов, конечно, мы не оставляли за собой, но получилась одна революция.

— Неужели?
— Ну да! Вацлав Гавел был завлитом одного театра и должен был ехать с нами, но его не пускали в «Караван», так как он сидел под домашним арестом. Соответственно, мы все вознегодовали, поднялись и дали пару бесплатных концертов, собранные деньги заслали юристам, которые Гавела-то и вытащили. Он же взял и устроил революцию — и стал президентом. Вот так.

— А американцы как к этому отнеслись в итоге-то? Сначала же смеялись, что в Россию не пустят.
— Спустя пару лет, поглядев, какие мы делаем успехи, они предложили нам делать подобное и в Штатах. Вот это меня посмешило! Им же ничего не нужно — все есть, живот растет, какой им дух свободы уличного театра? 

— А сейчас нужно? Нам, Европе?
— Да! Несомненно! Европа разбежалась по углам, каждый делит свой клочок земли, и самое время напомнить всем, что есть мечта, воздух, единство и единение, когда не важно, кто и на каком языке говорит, — все понимают друг друга и все счастливы!

↑ Наверх