Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 13 декабря 2017

Выборг: добро пожаловать на руины

Некогда процветающий город неумолимо разрушается

Школьников сюда привозят, чтобы показать, как происходит смена цивилизаций. Стоял на берегу Балтийского моря процветающий губернский город — был замещен райцентром с разрушающимися домами. Деградация уложилась в 74 года.

1. Орда здесь не ночевала

Автобусы с туристами причаливают к набережной у Ратушной площади, далее группы любознательных пешим ходом поднимаются по Крепостной улице в Старый город. Слева по пути продажа магнитиков на холодильник, справа — кренделей и сыров по рецептам XV века. В целом милая и чистая, приспособленная под туристов старина. Картинка сувенирных магазинчиков. 

Но уже через несколько метров следует культурный шок — туристов подводят к руинам. Оставленным не нашествиями ордынцев на средневековые города Северо-Запада (остряки-экскурсоводы сообщают туристам, что до Выборга Орда не добралась: «увязла в ухабах трассы «Скандинавия») и даже не советскими бомбежками Выборга в ходе Зимней войны 1939 года. Разрушения — свежие, датированные XXI веком.

Улица Водной Заставы лишилась исторической брусчатки еще летом.

2. Дом Говинга

По правую руку под синим номерным знаком «Улица Крепостная, 11» — фасад с датами «1903 — 1904». На доме колышется маскировочная сетка. Штукатурки осталось не много, декор сохранился местами, стекла выбиты, ажурные оконные переплеты разломаны. Даты и цветочные орнаменты подсказывают: перед нами образчик северного модерна.

— Дети, посмотрите, что натворил с этим зданием частный собственник! — эмоционально обращается женщина-экскурсовод к группе школьников, прибывших из Петербурга. — Этот дом — образец многоликой архитектуры модерна. В различных странах он известен под разными названиями. Ар-нуво во Франции, сецессион в Австрии. Вершиной модерна была архитектура испанца Антонио Гауди. Дети, кто-нибудь из вас был с родителями в Барселоне?

Из группки тянутся несколько поднятых рук...

— Вот! — радуется экскурсовод. — Значит, вы видели, как в Каталонии заботятся о зданиях Гауди. Весь мир едет на них смотреть. А в Выборге даже не знают имени знаменитого финского архитектора Карла Хорда Сегерстадта, по проекту которого этот дом был построен для выдающегося книготорговца Виктора Говинга.

Экскурсовод продолжает повествование, упоминая, что здание практически не пострадало во время Второй мировой войны. Что в 1990-х годах власти районного центра планировали открыть в нем валютную гостиницу для интуристов. Что жильцов расселили. А далее планы чиновников переменились, дом продали в частные руки, однако у собственников закончились деньги, и вот результат. А ведь еще недавно в этом доме сохранялись изумительные по красоте интерьеры, камины, печи. Теперь все разрушено, так как в 2009 году в здании полыхнул пожар. 

Дети с интересом спрашивают об облупившейся настенной росписи, покрывающей часть брандмауэра: она со времен Говинга или как?

— Свежая, — поясняет экскурсовод. — Власти разрешили граффитистам раскрасить этот фасад, чтобы хоть как-то прикрыть убожество разрухи. Идемте дальше, дети, там будет еще страшнее.

Часть квартала, снесенного в апреле 2013 года.

3. Улица исчезнувшей брусчатки

Влево от Крепостной отходит улица Водной Заставы — поперек нее выставлено заграждение с «кирпичом». На этой улочке изумительные средневековые здания, но туристы фланировать по ней не решаются. Вся перерыта. 

В июле улицу Водной Заставы лишили каменного мощения — с нее сняли всю историческую брусчатку. Чтоб ремонтировать водопровод. Обещали завершить работы до 2 августа, а затем заново уложить антикварные булыжники. Сообщили, что их вывезли в надежное место. Уже октябрь, а прежних булыжников не видать. 

Среди местных жителей бродят опасения, их два. Либо Водную Заставу закатают в асфальт, либо оставят в таком виде до весны 2014 года. Скоро холода — кто же мостит дороги булыжником в мерзлую землю?

Дело в том, что многие булыжные улочки Старого города скрыты под современным  асфальтом. Там, где этот асфальт уже слез, можно увидеть фрагменты старой брусчатки.  К слову, для прогулок по этим улочкам следует надевать особую обувь, которой не жалко, а также беречь ноги и головы. Где-то провалы в тротуарах, где-то нависают эркеры и балкончики, с которых осыпается штукатурка. 

Часовая башня, построенная в 1494 году, входит в зиму в аварийном состоянии.

4. Недобитый квартал 

Миновав дом Говинга, туристы подходят по Крепостной улице к главной антидостопримечательности Старого города. Это целый квартал из груд красного кирпича, кусков арматуры и недобитых фасадных стенок. Он начинается по правую руку, от улицы Красина. 

В руины превращены семь каменных домов XVIII — XX веков. Этот квартал исторических зданий между улицами Сторожевой Башни, Красноармейской, Крепостной, Красина был снесен недавно, в апреле 2013 года. По заявке районной администрации. 

История уничтожения семи домов также берет начало в 1990-х годах. В советское время в квартале размещался завод «Электроинструмент». Затем завод эти производственные помещения покинул, и здания были предоставлены сами себе. На их дырявых крышах успели вырасти деревья  — символ запустения. Внутри обретался асоциальный элемент.

Понятно, начальству райцентра вся эта антисанитария посреди места туристической привлекательности сильно надоела. И начальство решило проблему одним махом — распорядилось снести весь квартал. Как язву на теле Старого города, в который стремятся отечественные и иностранные туристы. Площадь от сноса освободилась приличная — сюда запросто встанет крупный сетевой магазин. И еще место для парковки останется.

5. Выпуск пара

Святая простота начальственных нравов, разумеется, взорвала город. Но не сразу. Отгуляв по полной майские праздники, в субботу, 11-го числа, жители города Выборга вышли на митинг против произвола чиновников. Стояла задача донести до губернатора Ленинградской области информацию о поразительном вандализме, выразившемся в уничтожении целого квартала исторической застройки. Жители рассудили: вдруг ни губернатор, ни чиновники областного департамента госохраны культурного наследия, которые дислоцированы в Петербурге, не в курсе того, что происходит в 122 километрах от их офисов — в бывшем финском городе на границе с Финляндией, крупном административном и культурном центре бывшей Выборгской губернии?  

Пар выпустили — ничего не переменилось. Никто не слышал о карах чиновникам райцентра. 

Последующий митинг прошел уже 29 сентября: в тревогах о том, что дома продолжают рушиться, что нет ни наказаний, ни каких-либо действий для сохранения хоть части снесенного исторического квартала. 

Выборг входит в дождливую осень и холодную зиму также с аварийной,  разрушающейся на глазах Часовой башней — еще одной потенциальной руиной. Разруха начала XXI века перенимает эстафету у разрушений, оставшихся еще от советско-финляндской войны 1939 — 1940 гг. Самая примечательная из руин того периода — старый кафедральный собор, от которого остались лишь стены. Внутрь можно пройти свободно, и уже которое поколение выборгских детей играет на этих развалинах. Нет препятствий, кстати, и для прохода на руины квартала, снесенного в апреле. Туристы забираются на груды кирпичей и фотографируются на развалинах.

6. Пятилетка реставрации — не ранее 2015 года

Делать снимки на фоне развалин можно будет еще продолжительное время — и в разные сезоны. Пока не идет речь даже о консервации развалин.  

В преддверии сентябрьского митинга с повесткой дня «В защиту Выборга» губернатор Ленобласти Александр Дрозденко объявил, что правительством региона будет разработана концепция сохранения исторического и культурного наследия города Выборга. Концепция должна быть разработана в 2014 году, губернатор пообещал заложить в бюджет региона на будущий год средства на ее разработку. Затем на основе концепции областные власти намерены разработать детальную  программу проведения работ сроком не менее чем на пять лет. На старый Выборг ими обещано выделять около 100 миллионов рублей ежегодно. При этом власти будут просить Минкульт РФ о софинансировании программы сохранения исторического и культурного наследия Выборга из федерального бюджета. 

Так что пока имеется лишь декларация о намерениях и первый выпавший на руины снег. Растает — посмотрим, что останется и от руин, и от объявленных планов.

↑ Наверх