Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 25 июня 2019

Юных танцовщиц одели по форме

В Академии им. Вагановой представили новый стандарт для воспитанников

Весь последний год Академию русского балета имени Агриппины Вагановой сотрясают перемены. Это не только «игра престолов» и борьба за ректорское кресло, это и изменения в повседневной жизни заведения. 28 апреля и. о. ректора народный артист России Николай Цискаридзе пригласил «внешних наблюдателей» посмотреть на новую обязательную школьную форму, которая будет введена с 1 сентября этого года.

— Это торжественный день, но для нас — не премьера, — пояснил Николай Цискаридзе. — Старшеклассники уже надевали эту форму и сдавали в ней государственные экзамены.

На сцену выпорхнула молодая поросль — ученицы класса Ирины Ситниковой. Все они выглядели одинаково: верх и юбочка — цвета кофе с молоком, низ — светлое трико. Новая репетиционная одежда выглядит скромно, но не бедно.

Николай Цискаридзе придерживается традиций школы.

— У нас с проректором Жанной Аюповой была простая идея, — заметил и. о. ректора. — У студентов академии принято так одинаково-красиво одеваться только для экзамена. А нам кажется, что в этой профессии каждый день — экзамен. Если себя к этой мысли приучить, легче будет выходить на сцену. Меньше будет волнений. Цвет мы подбирали под знаменитый репетиционный зал, где стоит бюст Петипа и висит портрет Вагановой.

Все, кажется, согласились, что получилось удачно. А мужская одежда — это традиционная форма Академии русского балета. В таких цветах выпускались Нуреев и Барышников.

К 1 сентября каждый воспитанник получит собственную репетиционную форму.

Потом учащиеся показали и другую одежду: репетиционную для самых младших учеников, кофты — «чтоб не бегать раздетыми в столовую», индивидуально сшитые сценические костюмы... И даже жилетки и футболки для педагогов.

Николай Цискаридзе считает, что единая форма учащихся — обязательна для балетной школы: 

— И в «Ковент-Гардене», и в школе Парижской оперы есть строго определенная форма. Дети там никогда не носят ничего, что не разрешено. Никаких украшений. И это очень правильно, потому что индивидуальность нужно будет проявлять уже потом, на сцене. А основа нашей профессии — это дисциплина. Мы с детства должны быть привычны к тому, чтоб не опаздывать на уроки, выглядеть как требуется, и так далее. Легче работать и педагогу, если его не отвлекают посторонние цвета одежды учеников. Во времена моего детства и в ленинградском, и в московском училищах дисциплина была очень жесткой. В репетиционном мы не имели права войти в буфет. За это могли просто отчислить. Нам запрещали называть то, что на ногах, тапочками — это балетная обувь. Должно быть уважение к атрибутам своей профессии. А уж бегать в этой обуви по лестницам или войти в буфет — это вообще немыслимо. И я ни разу в своей жизни такой оплошности не допускал.

Как выяснилось, вся эта одежда — подарок от директора компании — производителя одежды для балета. Он безвозмездно обязался изготовить одежду для всех учеников академии.

Единая форма воспитывает дисциплину и уважение к профессии.

— Еще зимой нам это казалось фантастикой, — признался Николай Цискаридзе. — Но к августу привезут уже по экземпляру для всех.

По словам дарителя, одежда изготовлялась с душой. Использовали лучшие ткани из Италии и Чехии. «Все, что соприкасается с разогретой кожей работающего человека, тем более молодого, должно быть идеальным. И по-моему, нам удалось это сделать», — заявил он.

↑ Наверх