Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 25 июня 2019

За непечатное слово в печати заплатишь 200 тысяч

Соответствующий закон подписал президент Владимир Путин

Это значит, что теперь за непечатное слово в СМИ заплатит штрафов до 200 тысяч рублей, а за распространение продукции с матерщиной граждан — 2 — 3 тысячи рублей. Наказание коснется и должностных лиц (они будут оштрафованы на 5 — 20 тысяч рублей), и юридических лиц (на 20 — 200 тысяч рублей). Кроме того, изданиям грозит конфискация «предмета административного нарушения».

Напомним, 19 марта депутаты Госдумы приняли законопроект о запрещении использования нецензурной брани в СМИ, который был в срочном порядке одобрен Советом Федерации. Однако вопросы к законодателям остались: что считать матом? «Предлагаемые изменения не вызывают возражений, однако используемое понятие «нецензурная брань» не определено в законопроекте и требует конкретизации» — сообщается на сайте правительства.

Депутаты Госдумы не посчитали для себя нужным уточнять в документе, какие именно слова можно отнести к обсценной лексике.

«СМИ не должны быть распространителями табуированной в обществе лексики, — прокомментировал ситуацию журналистам автор законопроекта вице-спикер Госдумы Сергей Железняк. — Наша цель — привести законодательство в соответствие со здравым смыслом, когда нецензурно выражаться будет запрещено и в общественных местах, и в СМИ. Приличные СМИ уважают людей и не оскорбляют их похабщиной».

Комментарий

Доктор филологических наук, профессор факультета журналистики СПбГУ Владимир Коньков:
— С точки зрения здравого смысла каждый понимает, что такое мат. И в быту вопросов об этом не возникает. Но если будет идти судебное разбирательство, где кто-то кому-то предъявляет иск, то встает вопрос о лингвистической экспертизе, которая назначается по постановлению суда. А до этого возникает еще один вопрос: чтобы тот или иной эксперт дал так называемое заключение специалиста. Но наша судебная практика свидетельствует о том, что одна сторона ищет специалиста, который готов дать нужное ей заключение, другая сторона делает то же самое, а это ведь касается лингвистических тонкостей — семантики, синтаксиса и т. д. В итоге судья ничего не понимает ни в том, ни в другом заключении, поскольку не специалист в этом деле, и часто выносит решение, основываясь не на заключении специалиста, а каких-то других экспертов. Поэтому нужно иметь точное представление о том, что считается матом и как быть в случае его употребления. Ситуации могут быть очень двусмысленные. Предположим человек употребляет слово «х…р», то есть послал кого-то, и все понимают использование этого слова как матерного. А употребивший его может сказать: «Извините, коллеги, вы просто необразованны. Слово «хер» — официальное название буквы алфавита, и ее употребляли тогда, когда перечеркивали документ (получалось в виде буквы Х). И никакого мата здесь нет».

У нас есть соответствующие статьи Уголовного и Гражданского кодексов, например, которые говорят о чести, достоинстве, клевете и т. д. А юридическая терминология этих статей не согласована с лингвистической терминологией. То есть когда составляют закон юристы, они лингвистов на помощь не зовут. Поэтому в каждом конкретном случае могут возникнуть двусмысленные ситуации. Думаю, нужно дать четкое определение, что такое мат — вплоть до перечисления слов, — ссылаясь на источники. И это должны делать юристы вместе со специалистами Института русского языка.

↑ Наверх