Газета выходит с октября 1917 года Sunday 19 августа 2018

«ИГИЛ — это альфа-хищник, аналогов которому в мире еще не было…»

По оценкам экспертов, опасность распространения идей мусульман-экстремистов среди жителей России в ближайшее время грозит только усилиться

Новостные агентства, а вместе с ними правоохранители бьют тревогу: очередная молодая москвичка отправилась воевать (вероятнее всего) в ряды ИГИЛ — Исламского государства. На этот раз 19-летняя Мариам Исмаилова, студентка Российской академии народного хозяйства. До Мариам была история второкурсницы философского факультета МГУ Варвары Карауловой, которую задержали на границе Турции и Сирии 

5 июня вместе с 13 (!) другими россиянами. Сейчас Караулова депортирована в Россию, с ней работают следователи. По оценкам директора ФСБ Александра Бортникова, в рядах ИГИЛ сражаются 1800 россиян. Более того, число этих людей стремительно растет. А опасность, которую несет в себе радикальное новообразование, поражающее своей жестокостью, можно сравнить только с фашизмом.

Корреспондент «ВП» встретился со специалистом по экстремистским организациям, директором правозащитного центра Всемирного русского народного собора Романом Силантьевым (на фото) и узнал у него, что стоит за Исламским государством и почему молодые россияне предпочитают спокойной мирной жизни построение в далеком арабском мире халифата.

— Роман Анатольевич, насколько актуальна угроза все большего проникновения адептов ИГИЛ в Россию и вербовки новых кадров? Или обозначенные случаи все-таки единичны и не стоит преувеличивать опасность?
— К сожалению, все это очень актуально и очень близко. Попасть на территорию Исламского государства элементарно — с Турцией у нас безвизовый режим. Из крупных городов, в том числе из Петербурга, в Стамбул постоянно летают самолеты. А оттуда — прямая дорога в ИГИЛ. Хорошо проторенная, по которой непрерывно перемещаются десятки, если не сотни тысяч людей. Не нужно и больших денег, чтобы туда попасть: это вам не Нигерия и не Пакистан. Плюс ведется мощнейшая пропаганда, в том числе в России. Ролики высокопрофессиональные снимаются, художественные фильмы голливудского уровня. Журналы издаются, в том числе на русском языке. И люди становятся жертвами этой пропаганды.

— Подпольных анклавов этой организации на территории нашей страны нет?
— Сейчас — нет. Но ведь мир находится в состоянии глобализации. Ничего далекого в нашем современном мире нет. То, что ИГИЛ располагается на Ближнем Востоке, вовсе не говорит о том, что это далеко и безопасно. Да, могло сложиться хуже — ИГИЛ зародилось бы где-нибудь на Северном Кавказе, и сейчас бои бы шли под Ставрополем. Но, слава богу, этого не произошло. В Среднюю Азию они тоже не вошли. Но та скорость, с которой они расширяются, — серьезнейший повод для беспокойства. Это уже не только Ближний Восток, но и большой кусок Ливии, Нигерии, формируются анклавы в Пакистане, Афганистане...

— В мире немало исламистских террористических организаций. Исламское государство — наиболее опасное из них сегодня?
— ИГИЛ — это такой альфа-хищник, который появился на Востоке. И другие организации туда вливаются. «Аль-Каида» отошла на второй план, остальные тоже. Все рвутся в ИГИЛ, присягу приносят. В том числе наш Имарат Кавказ. В России сейчас затишье. Почему? Потому что правоохранители стали лучше работать: вот на днях отрапортовали, что в Петербурге расправились с местным отделением «Хизб ут-Тахрир». Но еще и потому, что идет переформатирование террористического подполья. Старые организации уже не способны на теракты: ни воли нет, ни особого желания. А ИГИЛ пока не достаточно окрепло. Происходит период перетекания.

— А откуда вообще взялось вдруг это так называемое Исламское государство? Никто ничего про него еще два года назад не слышал, и вдруг...
— Американцы и саудиты в свое время создавали контролируемую исламистскую силу для выполнения определенных задач, для борьбы с какими-то силами. Например, с Советским Союзом в Афганистане. На базе этого после появились террористиче-ские организации «Талибан» и «Аль-Каида». Потом эти силы использовались в революциях в Египте, Тунисе и Ливии. Но они постоянно выходили из-под контроля. В конце концов американцы вкачали туда столько денег, что количество перешло в качество — появилась суперорганизация нового уровня, которая стала играть свою игру.

— Что вы подразумеваете под новым уровнем?
— Раньше, допустим, в «Аль-Каиде» ряды боевиков насчитывали до нескольких тысяч человек. Они были способны вести военные действия на уровне батальонов. Способны были изредка совершить какой-то теракт — взорвать посольство, корабль. И имели ограниченный бюджет — несколько миллионов долларов. ИГИЛ прямо говорит, что способно купить ядерное оружие. И деньги у него на это, кстати, есть. Оно контролирует нефтедобычу и промышленность на захваченных землях. Имеет миллионное население, десятки миллионов сочувствующих. Воюет на уровне дивизий. Его армия не меньше, чем, к примеру, армия Украины. И по оснащению, и по количеству боевиков. Есть танки, есть авиация. Имеются все признаки государства. Никогда до этого в истории террористическая организация не захватывала города с миллионным населением. И она стремительно развивается: «Аль-Каида» была все-таки вялотекущим образованием. Учитывая, что все это произошло за каких-то три года, феномен этот беспрецедентный, аналогов ему в мире еще не было.

— В чем идеология этого движения?
— Ваххабизм, его еще салафизмом называют. То есть наиболее нетерпимая форма суннитского ислама. Хотя некоторые считают, что это просто совокупность особых радикальных сект. ИГИЛ провозглашает, что все, кто не с ним, должны быть уничтожены. Примитивно толкует исламское вероучение, черно-бело. Подгоняет религиозную базу под уже сделанные выводы, нередко ее фальсифицируя. Крайне нетерпимо относится к шиитам, суфиям, любому инаковерующему. Разрушает храмы, памятники, захоронения, древние города — такие нигилисты. Целью ставит мировой халифат.

— Чем может привлекать, по-вашему, молодых, да и не только, людей из России эта организация, демонстративно умертвляющая сотни людей, разрушающая святыни и памятники?
— Разные факторы играют роль. Вербовке подлежат, как правило, люди со слабым характером, имеющие некритическое мышление. Или, допустим, находящиеся в состоянии депрессии. Кто-то сам рвется — чувствует в себе жестокость, желание разрушения. Недавно в Москве задержали банду из пяти человек — они резали бомжей или просто пьяных, убили больше 10 человек, собирались ехать воевать на Украину в «Правый сектор». Так вот, предводительствовала в этой банде девушка! Или еще причина — стремление примкнуть к какой-то секте. Вы не представляете, насколько разнообразны и экзотичны секты в нашей стране — от сатанистов до поклонников Перуна. Пропаганда оккультизма ведь у нас ведется в полный рост! И вот люди с такими мозгами легко попадают в ИГИЛ.

— Каким образом можно бороться с этой заразой?
— Профилактика. Ужесточение наказания за вербовку. Хороший пример демонстрирует Кадыров: в Чечне действует полная нетерпимость к любым формам нетрадиционного ислама. Любые радикалы либо жестко перевоспитываются, либо изгоняются из республики. Несут ответственность и их родители — им становится просто невыносимо жить в селе. Автоматически теряет работу чиновник поселения, где появился такой исламист. Но вообще необходимы превентивные меры — уничтожение. Причем на их территории. Потому что к нам в гости они придут обязательно.

Известные случаи «заражения» вирусом ИГИЛ


История 19-летней отличницы Варвары Карауловой.

27 мая она «пропала» — через Шереметьево улетела в Турцию. Несколькими месяцами ранее девушка неожиданно увлеклась арабской культурой, сняла нательный крестик, стала носить хиджаб (переодеваясь в него по дороге в МГУ), а позже приняла имя Амина. Девушку завербовали через соцсети сторонники ИГИЛ — предположительно уроженец Казани под псевдонимом Klaus Klaus. Молодые люди активно переписывались, созванивались. Задержали Варвару спустя несколько дней после исчезновения на границе Турции и Сирии в городе Килис.

В ноябре прошлого года из Северной столицы в Стамбул вылетела петербурженка Мария Погорелова.

Девушка приняла ислам, взяла имя Марьям Марьямовой и влилась в ряды террористов. До этого она училась в парикмахерском колледже на Петроградской стороне и тусовалась с неонацистами — даже сделала на шее татуировку в виде свастики. Потом интересы ее резко изменились — она научилась писать арабской вязью, стала ходить в никабе — мусульманском головном уборе с прорезью для глаз. И говорить, что скоро будет взрывать неверных. Перемены с девушкой произошли после знакомства на мусульманском сайте с неким молодым человеком по имени Абу Бакр, который пригласил ее в ИГИЛ и оплатил билеты до Турции. Покинув родные края, Марьям некоторое время пыталась через соцсети приобщить к своим идеям однокурсников и старых знакомых. После этого ее историей занялась ФСБ.

Московский актер Вадим Дорофеев сбежал в ИГИЛ в прошлом году.

Ему был 31 год, он успел сняться в 10 картинах, в том числе в главной роли в фильме Сергея Бодрова-старшего «Дочь Якудзы». Вместе со своим другом (тоже актером, предположительно Дмитрием Дмитренко) они стали тесно общаться с неким кавказцем, имевшим опыт боевых действий. В начале 2014-го оба приняли ислам в трактовке ваххабитов. Тогда же Дорофеев задался целью поехать воевать в Сирию на стороне ИГИЛ. В это время его жена была беременна вторым ребенком, он долго уговаривал ее вслед за ним принять ваххабизм и хотел увезти вместе с детьми в Сирию, а в случае отказа грозил их бросить. Отговорить Вадима от ухода в террористы пытался самый авторитетный исламский богослов Москвы, имам мечети на Поклонной горе Шамиль Аляутдинов, но безрезультатно. 16 сентября Дорофеев ушел «счастливый из дома», как рассказывала его жена. Потом она получила эсэмэску, что он перебрался в Сирию. Вскоре мужчину убили в бою. В Москве у него остались двое маленьких детей.

Факты

  1. ИГИЛ — расшифровывается как Исламское государство Ирака и Леванта. Левант — историческое название территории, на которой сегодня расположены Сирия и Ливан. Международная террористическая организация, действующая на территории частично Сирии и Ирака с 2013 года как квазигосударство с шариатской формой правления и столицей в городе Ракка. Образовалась путем слияния 11 радикальных группировок во главе с местным подразделением «Аль-Каиды». Целью-минимум ставит создание ортодоксального суннитского государства на территории Сирии, Ливана, Израиля, Палестины, Иордании, Турции, Кипра, Египта. Целью-максимум — халифат во всем мире.
  2. Главой организации является Абу Бакр аль-Багради, который называет себя потомком пророка Мухаммеда. Высшие должности в армии и разведке занимают бывшие офицеры армии Саддама Хусейна, которые после свержения его режима американскими военными были объявлены вне закона.
  3. Численность вооруженных сил ИГИЛ в настоящее время превышает 300 тысяч человек. Каждый месяц, по данным американских спецслужб, к ИГИЛ присоединяется 1 тысяча иностранных добровольцев. В ее рядах сражаются граждане 80 стран. Среди россиян это в первую очередь дагестанцы, кабардинцы, чеченцы, в том числе ветераны войн на Кавказе 90-х годов.
  4. От рук боевиков погибли уже тысячи иноверцев — шиитов, христиан, езидов. Многие женщины и дети стали пленниками и содержатся в концентрационных лагерях.
  5. В ИГИЛ официально возрождено рабство, действуют невольничьи рынки. Массовые убийства происходят регулярно. Так, летом 2014 года боевики ИГИЛ убили 500 мужчин из общины езидов и захватили в рабство 300 женщин (эти действия квалифицируются как геноцид). 20 января 2015 года в Мосуле боевики казнили 13 подростков за просмотр матча Кубка Азии по футболу между сборными Иордании и Ирака. Менее месяца назад более 40 человек, большинство из которых женщины и дети, были казнены в сирийской Пальмире.
  6. В феврале 2015-го игиловцы взорвали центральную библиотеку Мосула, уничтожив до 10 тысяч книг. Также кувалдами и дрелями были разбиты ценные экспонаты музея города Мосул. 4 марта сравняли бульдозерами статуи древнего ассирийского города Нимруд. 7 марта таким же образом были уничтожены руины древнего города Хатра.
  7. После стремительного наступления армии ИГИЛ летом 2014 года в районы Ирака правительство этой страны обратилось к международному сообществу с просьбой о помощи. Первой на выручку пришла Россия, отправив правительству Ирака партию самолетов-штурмовиков и ракетно-артиллерийских систем.

↑ Наверх