Газета выходит с октября 1917 года Thursday 20 июня 2019

Здесь будет город-сад?

Правительство Санкт-Петербурга разработало Стратегию социально-экономического развития города до 2030 года и предложило горожанам вносить свои предложения, которые будут учтены в окончательной редакции

Эта инициатива нацелена на повышение эффективности управления в соответствии с «майскими» указами президента РФ. Она также является ответом на общественный запрос в отношении видения будущего и достижения согласия по ключевым вопросам перспектив развития города. 

Что ж, стратегия — документ в управлении важный и нужный. Наличие амбициозной стратегии подразумевает амбиции у правительства Петербурга, в реализации которых, как предполагается, оно будет опираться на качественный и легитимный управленческий документ. Поэтому полный текст — это три солидных тома с цифрами, выкладками, экспертными оценками, сценариями.

Теория прогнозирования полагает, что 15 лет — это долгосрочный прогноз, в котором трудно предсказать количественные результаты. С другой стороны — как в управлении обойтись без количественных показателей? Поэтому они всегда есть, и это противоречие нередко приводит к казусам, подрывающим доверие к «научным», а на деле — что нетрудно доказать — наукообразным инструментам управления.

Для иллюстрации обратимся к истории, которая для того и нужна, чтобы чему-то учить. Сами авторы указывают, что предтечей их документа является Стратегический план развития города 1997 года. Тогда городское правительство уже предпринимало попытку заглянуть в 2025 год.

Из плана 1997 года возьмем пару прогнозируемых параметров. Первый: важнейшая характеристика города — численность населения. По объявленному прогнозу, к 2025 году она должна была достичь 4,7 млн. чел. Однако уже в 2012 году население города перевалило за 5 миллионов.

Также не оправдались прогноз цены на нефть, которая, по расчетам, должна была составить 20 долларов, и констатирование малой вероятности передачи Петербургу столичных функций. 

Промахнулись тогда... А что же сегодня? Нет, создатели сегодняшней стратегии уже берут как данность и население в 5 млн. человек, и цену на нефть в 90 — 100 долларов, и наличие столичных функций у города. Однако! Они вновь предлагают заглянуть — теперь уже в 2030 год — без работы над ошибками. Не выяснив причин промахов, не изучив, какие произошли изменения в характеристиках общества и города.

Чтобы это понять, достаточно посмотреть на обозначенные в новой стратегии конечные целевые показатели в 2030 году. Например, цель 1.2. Повышение качества городской среды. Удовлетворенность населения качеством городской среды составит 90%. Или еще круче — цель 1.4. Обеспечение эффективности государственного управления. Удовлетворенность граждан качеством предоставления государственных и муниципальных услуг составит ни много ни мало 100%! Очень напоминает 101% коллективизации.

Ничего, кроме улыбки или глубокого скепсиса, этот детский оптимизм вызвать не может. Утопические сценарии с недостижимыми целями вредны дезориентацией системы управления. И с этим надо что-то делать, иначе данную стратегию постигнет та же судьба, что и план 1997 года.

Первое, что следует оценить в обоих указанных документах, — это методика их разработки. В основе плана — преимущественно статистический анализ по некоторым ключевым направлениям жизни города, далее — простая экстраполяция данных, имеющихся в 1997 году, до 2025 года, и затем — экспертное мнение и возможные сценарии. 

Стратегия, уже совсем в духе нашего времени провозглашающая ценность инноваций, выбирает в качестве базового сценария, конечно же, инновационный. И при этом… в ней используется тот же самый научный аппарат, который показал свою ограниченность в плане 1997 года. Понятно, что при таком подходе к 2030-му или к какому-то другому году, но рано или поздно в городе не останется ни единого процента неудовлетворенных горожан. И наступит всеобщее счастье.

А если такой прогноз не состоится, то ведь можно будет отбросить (как прежний план) эту и написать новую стратегию развития. Нам не привыкать, а бумага все стерпит.

В позитивном же подходе следует подчеркнуть главное: фундаментальный изъян методологии разработки плана 1997 года заключался в том, что это был план не развития, а функционирования. Новая стратегия, претендуя на то, что является стратегией развития, в действительности тоже является стратегией функционирования. А стратегический шаг — это шаг в развитии. 

Перейти от функционирования к развитию очень сложно, это понимают все. Создать стратегию развития еще сложнее. Создавать ее надо не конъюнктурно, не в ответ на призывы сверху, а заинтересованно и кропотливо. Для этого требуются фундаментальные исследования истории и логики развития Петербурга как определенного целого, выявление закономерностей и законов его развития и функционирования. 

А что же делать с имеющимся проектом? Участвовать и подтягивать народ к обсуждению очередного светлого будущего? Русский народ известен своей верой в чудеса и сказки. Его сказки отражают его веру в лучшее будущее — беззаботное, сытое и богатое. Советскому народу к 1980 году обещали коммунизм. И хотя народ обещанного не получил, но обещаниям верить не разучился. 

Пока на сайте, где размещен текст стратегии, ажиотажа не наблюдается. Внесено около 500 замечаний и предложений по различным разделам. Но есть одно дельное: полностью ее переписать. И к этому хочется присоединиться. 

↑ Наверх