Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 сентября 2020

«Женщине после сорока нужно побольше спать и поменьше злиться»

Надежда Бабкина поделилась рецептом своего успеха

14 апреля Надежда Бабкина со своим коллективом «Русская песня» даст концерт во Дворце культуры имени Ленсовета.


Приехав в Петербург в День работника культуры, Надежда Георгиевна на вопрос, как бы она отреагировала на предложение стать министром культуры, улыбнулась: «Упаси бог! Зачем мне все это! Каждый должен заниматься своим делом!» 

Своих дел у народной артистки хватает: только что закончено 12-летнее строительство Театра «Русская песня» в Москве, кроме концертов и гастролей ее ждут в ТВ-программе «Модный приговор», ее ансамбль колесит по белу свету. 

«Не знаю, сколько мне лет…»

— Надежда Георгиевна, вы потрясающе выглядите! С годами все краше! И когда вы говорите, что ансамблю «Русская песня» 38 лет, глядя на вас, в это просто невозможно поверить. Как вам удается побеждать в этом поединке с возрастом, со всевозможными жизненными проблемами и неурядицами?
— А я не знаю, сколько мне лет! Знаю только, что у меня все хорошо. Я не заглядываю ни в какие годы, не хочу. Все реже смотрю и «по сторонам», чтобы никому не завидовать, ни на кого не злиться. Стараюсь не подпускать к себе никакую гордыню, а четко следовать своим правилам, своей установке, чтобы сегодня было лучше, чем вчера, а завтра еще лучше, и так далее. Если в день у меня случится пусть даже одна маленькая радость — уже хорошо… 

Что касается моего внешнего вида, то я обязана это делать. Меня пригласили соведущей в одну из популярных программ, и я должна отлично выглядеть. Конечно, не обхожусь без консультации Саши Васильева и других дизайнеров. Я постоянно с ними на связи, советуюсь и отношусь к ним с глубочайшим уважением, потому что это люди, обладающие серьезными знаниями, каждый в свое области. А я много знаю о национальной культуре и кое-какие вещи им рассказываю, как-то приучаю к традициям. В общем, сложилась у нас очень хорошая компания, и когда у меня есть время, то на телесъемках я нахожусь с 10 утра до часа ночи. 

Хотя это безумие! Ведь женщине после сорока нужно побольше спать и поменьше злиться — тогда все у вас будет складываться шикарно. И еще не забывайте пить побольше воды — тогда у вас все наладится. 

— Говорят, даже Первый канал подстраивается под график ваших гастролей и устраивает съемки «Модного приговора» в ваши свободные дни...
— Под меня никто не подстраивается, они просто идут мне на уступки. У телевизионщиков есть свой определенный график, и если я в него вписываюсь, то хорошо. А если не срастается, то на меня никто не обижается, ко мне не принимают решительных мер… Знаете, у меня самой очень развито чувство ответственности, я очень переживаю, если кому-то кажется, что я подвожу людей. Я этого никогда не делаю — не так воспитана. А если съемки занимают много времени, то мои ребята из «Русской песни» тоже не простаивают — в этот момент я даю своему коллективу самому порулить творческим процессом, у меня качественные хормейстеры, а потом я прихожу и смотрю, что они за эти дни сделали. 

— Когда вы не на гастролях, а в Москве, то какой у вас распорядок дня?
— А распорядка дня у меня никакого нет, и это безобразие. Я себя критикую, правда, и оправдываю тем, что очень много работаю. Я ведь не только сама пою и гастролирую, а уже 38 лет руковожу центром «Русская песня», в котором сейчас восемь коллективов.

— Вы такая успешная, удачливая… Все у вас в роду такие?
— Сочувствую тем бабушкам и дедушкам, которые всю жизнь отпахали, например моя мама, учительница, и дед, всю жизнь отработавший на заводе, — у него руки трясутся, он жизнь положил, чтобы жили мы. И что они сейчас имеют? Ни-чего...

Как бы то ни было, в первую очередь надо думать и заботиться о душе. Мало сейчас этого. Раньше друг к другу теплее и душевнее относились. Бедный стол, капустка квашеная, картошка — а сколько может быть тепла, душевного богатства, любви — вот чего не хватает. Откуда же взяться душевной теплоте, если про нее сейчас и поется до обидного мало.

«Теперь уже я буду защищать Надю Кадышеву!»

— Как и всем большим звездам, вам достается от желтой прессы, от тех, кто готов из мухи сделать слона. Скажите, не «плохие» ли журналисты раздули конфликт между Бабкиной и Кадышевой, двумя народными артистками, двумя звездами русской песни?
— Не трогайте вы Надю Кадышеву, успокойтесь! Мне тоже многое непонятно в этой истории. Но могу сказать только одно: не трогайте ее, нужно посочувствовать ей и пожалеть, у человека много проблем. И сейчас настал уже такой момент, что я ее защищать буду просто как человека! 

— Сейчас многие звезды пытаются построить свой театр. Но вот у Пугачевой, Розенбаума, Градского и других это никак не получается. А почему у вас получилось? И вот уже совсем скоро откроется в центре Москвы Театр «Русская песня» с залом на 1200 мест и станет не только вашим домом, а всех любителей народной песни…
— Это вопросы не ко мне. Я не смотрю на других. Я свою копну молочу и все, не суюсь никуда, меня не интересует ничего. Я радуюсь успехам других, но никогда не полезу в чужие дебри, не буду злорадствовать, зачем мне это? 

А почему у меня получилось? Не сразу ведь. 12 долгих лет потребовалось. Значит, на меня Бог оглянулся, вокруг меня сложился нужный круг людей. Мне тоже пришлось отстаивать какие-то свои позиции, думаете, так все гладко было? Скольких пришлось убеждать, что театр я строю не для себя (мне, слава богу, есть где жить, где отдыхать и где работать). Думаете, мне не ставили подножки? Ставили! Думаете, у меня самой не было желания все это выбросить из жизни и заняться чем-то поспокойней и поприятней? Было! Думаете, я не боролась и ждала, когда мне все принесут на блюдечке? Да никогда в жизни мне никто ничего не приносит — только цветы, за что спасибо вам, мои зрители! 

Казачке снятся романтические сны

— Вы сами про себя поете: «Казачка Надя черта не боится и не боится в омут с головой…» Кто бы мог подумать, что такой гром-женщине снятся загадочно-романтические сны…
— «Тарелки» я не видела, с пришельцами не общалась, с колдунами и ведьмами дружбы не водила, но вот в вещие сны верю. Это такое дело, что не верить нельзя! Просто нужно уметь их расшифровать. Кто-то делает это с помощью сонников, я же — интуитивно. 

Вот видела сон, будто лечу на собственных крыльях над красивой местностью. То ли над Испанией, то ли над Италией. Внизу — замок необыкновенной красоты, и мне видны какие-то комнаты, зеленые поля, склоны, красивые мужчины, женщины. 

Навстречу мне летит женщина. Когда мы с ней пересеклись, я говорю: «Красота вокруг какая, правда? Давай споем что-нибудь!» И мы спели что-то очень душевное. Потом она полетела дальше, а я — по своему маршруту. Лечу и вижу, как мои девчонки из ансамбля «Русская песня» копошатся в комнате этого замка, суетятся, накрывают столы. Я опустилась вниз, вошла и говорю всем: «Привет, привет!», а нашей певице Татьяне предлагаю: «Полетели вместе!» Она соглашается. Мы подходим к камню-валуну, я объясняю: «Ты становись, подпрыгивай и поднимайся!» Таня подпрыгивает, но у нее ничего не выходит. Объясняю: «Смотри, как это легко!» В общем, она осталась, а я полетела дальше.

Казалось бы, дурь, поди узнай, к чему это. Но я этот сон отчетливо запомнила. 

Как бы то ни было, а вскоре приходит информация: я удостоена правительственной награды — ордена Культуры. Значит, не зря я высоко летала!

↑ Наверх