Газета выходит с октября 1917 года Monday 24 июня 2019

Афродитой Сан-Галли уже несколько лет любуются только сотрудники КГИОП

В памяти многих петербуржцев до сих пор хранится образ прекрасной скульптурной группы фонтана «Рождение Афродиты», которая раньше украшала сад Сан-Галли, расположенный на Лиговском проспекте — между Московским вокзалом и набережной Обводного канала. Лет пять назад это произведение искусства «прописалось» в здании КГИОП — было решено, что стоять на открытом воздухе для скульптуры вредно. Планировалось, что будет изготовлена точная копия Афродиты из более устойчивого материала и ее разместят в саду Сан-Галли. Однако почему-то сад пустует по сей день.

В памяти многих петербуржцев до сих пор хранится образ прекрасной скульптурной группы фонтана «Рождение Афродиты», которая раньше украшала сад Сан-Галли, расположенный на Лиговском проспекте — между Московским вокзалом и набережной Обводного канала. Лет пять назад это произведение искусства «прописалось» в здании КГИОП — было решено, что стоять на открытом воздухе для скульптуры вредно. Планировалось, что будет изготовлена точная копия Афродиты из более устойчивого материала и ее разместят в саду Сан-Галли. Однако почему-то сад пустует по сей день.

Богиня стала прокаженной

У скульптуры «Рождение Афродиты» — своя романтическая история. У немецкого фабриканта Франца Сан-Галли, проживавшего в Петербурге во второй половине XIX века, была возлюбленная по имени Александра. Девушка утонула в Финском заливе, и Сан-Галли, чтобы утешить себя, решил установить скульптуру в память о ней. Мотив прекрасной Афродиты, рожденной из морской пены, пришелся как нельзя кстати — ведь именно вода отняла у фабриканта любимую. Кто воплотил этот замысел в жизнь, осталось неизвестным, но современные эксперты признают, что шедевр достоин занять место в Лувре или Эрмитаже.

Однако обстоятельства сложились странным образом — вместо этого скульптура заняла место... в здании КГИОП. Что привело ее туда? Как рассказал «Вечёрке» президент группы реставрационных компаний «Интарсия» Виктор Смирнов, Афродита отливалась на заводах Сан-Галли и мастера во время работы допустили брак.

— Поверхность скульптуры покрылась «оспинами». Тогда чугунную Афродиту отнесли в гальваническую мастерскую, покрыли гальванической медью, а медное покрытие прочеканили, — рассказал Виктор Смирнов. — Но ошибка была в том, что медь при увлажнении начинает разрушать чугун. Начались процессы ржавления чугуна.

Изначально предполагалось, что Афродита будет стоять в зимнем саду дома Сан-Галли, под крышей. Но после революции ее выставили на улицу. Под дождем и снегом коррозия ускорилась, влага проникала через поры меди, и чугун внутри стал быстро ржаветь. Позже ржавчина стала отрывать медь с поверхности памятника, она стала шелушиться. В итоге к концу 90-х Афродита выглядела как прокаженная.

Девяносто процентов авторской поверхности скульптуры было утрачено, и многие специалисты считали, что отреставрировать ее невозможно. Но мастера «Интарсии» решили попробовать и работали два года по заказу КГИОП. По словам Виктора Смирнова, реставраторами были восполнены утраты скульптурной группы, восстановлена прочность треснувшей раковины, из которой выходит Афродита. Восстановлена медная оболочка, и, что самое важное, между ней и чугунной основой создана тончайшая прослойка из олова, предохраняющая от коррозии. Скульптура воссоздавалась по единственной старой фотографии.

В КГИОП по «железной дороге»

Было решено, что отреставрированной скульптуре не место на улице. Афродита так понравилась сотрудникам КГИОП, что ее решили взять под охрану не только формально, но и в буквальном смысле. Решили поставить ее прямо в здании КГИОП. Чтобы внести ее туда, пришлось распиливать дверные проемы, а саму скульптуру ввозить в здание по специально сконструированной железной дороге. Сейчас Афродита находится на первой площадке лестницы в комитете.

Когда Афродиту укрыли от глаз петербуржцев, пошли разговоры о том, что в саду появится точная копия. Однако с тех пор прошло много лет, а скульптура хранится только в воспоминаниях местных жителей.

Отчего обещание до сих пор не выполнено, «Вечёрке» рассказал Владимир Горевой, известнейший петербургский скульптор, к которому обращались с вопросом создания копии.

— Сделать копию Афродиты хотели и в КГИОП, и в «Водоканале», на балансе которого она находилась, — рассказал Владимир Горевой. — Шли споры о том, какой использовать материал: воссоздавать снова в чугуне, покрытом медью, или выполнить в бронзе. Но если делать все как раньше, от малейшей царапины могла появиться коррозия. В итоге был согласован проект в бронзе. Деньги собирался выделить «Водоканал». Но грянул кризис, и планы пришлось отложить. В любом случае хорошо уже то, что оригинал сохранится.

Конечно, финансовые затруднения лишили Петербург многих новых проектов, некоторых, может быть, и к счастью. Не исключено, что при всех проблемах, которые сейчас нужно решать «Водоканалу», трату средств на копию памятника многие могли бы назвать неразумной. Но есть и другая проблема: вопрос о том, кто должен был позаботиться о копировании, остается открытым. Потому что вопрос принадлежности многих памятников крайне неопределен. Владимир Горевой привел такой пример: его памятник скульптору Петру Клодту в саду Института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина поставлен на федеральной земле, но по решению правительства Петербурга и под управлением Института живописи. А собственник его — скульптор. Чья же Афродита — спорить можно до бесконечности. Посмотреть на нее приглашаем в КГИОП.


Справка «ВП»

Франц Карлович Сан-Галли (1824 — 1908) — предприниматель, общественный деятель, действительный стат-ский советник, инженер-технолог. Выходец из Германии, окончил гимназию в Штеттине. Жил в Петербурге с 1843 года, с 1851-го — российский подданный. В 1853 году основал предприятие, постепенно выросшее в крупный завод, специализировавшийся на производстве оборудования для отопления, водоснабжения и канализации, а также на изготовлении художественного литья. Продукция завода поставлялась на строительство дворцов, учреждений, банков, производственных зданий, жилых домов. На заводе произведена значительная часть оборудования для газового освещения улиц Петербурга и петербургского водопровода, для нужд города выпускались также фонарные столбы, балконные решетки, садовые ограды.

↑ Наверх