Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 12 августа 2020

Дэвид Блатт: К Питеру у меня чувство огромное!

В 1972 году американский школьник даже представить не мог, что через 30 лет будет работать на родине Кондрашина и Белова.

После долгого перерыва Дэвид Блатт приехал в Петербург как тренер клуба, которому предстояло выйти на паркет главной арены «Юбилейного». Его «Маккаби» из Тель-Авива предстояло выступить на Кубке Кондрашина — Белова. Последний раз Блатт выводил свою команду на арену «Юбилейного» в 2005 году. И это было петербургское «Динамо».



— Дэвид, вы снова в Петербурге — городе, который для вас совсем не чужой. Вы целый сезон отработали в питерском «Динамо». Каковы ваши чувства от встречи с городом на Неве?

— Вы знаете, первое, что я сделал, приехав сюда и разместившись в отеле на Васильевском острове, — вышел из гостиницы, прошел по набережной Макарова, дошел до дома, где я жил, — как раз напротив «Юбилейного» — и просто стоял минут пятнадцать, предавался чувствам и воспоминаниям. Это огромное чувство, я искренне люблю этот город.

— Теперь вы играете в Кубке, названном именами Владимира Кондрашина и Александра Белова. А что лично для вас эти имена значат?

— Я помню тот исторический матч Олимпиады 1972 года, ставший звездным часом обоих. Мне было 13 лет, я был школьником, и я помню свое потрясение, когда Белов на последней секунде забросил решающий матч. Интересно, что мое отношение к той игре изменилось. Тогда СССР и США были антагонистами, и спортивные состязания были сродни противостоянию на поле битвы. Теперь Россия и США не враги, и это здорово. Сейчас я могу работать в России, и это воспринимается нормально, а тогда, 30 с лишним лет назад, мне и в голову не могла прийти мысль, что я буду тренировать клуб на родине Кондрашина и Белова.

— Теперь вам предстоит разговор с президентом Федерации баскетбола России Сергеем Черновым о вашем будущем как тренера национальной сборной…

— Да, я много думал о предстоящем разговоре. Сразу скажу — я провел в России 6 лет, сыграл пять крупных турниров со сборной, и это было прекрасное время, я был по-настоящему счастлив. Для меня была и есть большая честь работать с национальной сборной России, с ее игроками. Сейчас просто возникло некоторое недопонимание. Именно это, я подчеркивал неоднократно, может стать причиной моего ухода, а не то, что я лично настроен против того или этого. Я открыт к разговору, открыт к аргументам и надеюсь, что у меня с президентом ФБР будет открытый и откровенный разговор.

Фото Льва МЕЛЬНИКОВА

↑ Наверх