Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 июня 2019

Джаред Лето. Иногда кажется себе идиотом

Джаред Лето — голливудский актер, который снимается в кино без особого рвения, предпочитая уделять больше времени своей группе «30 seconds to Mars». Однако от стоящих проектов он не отказывается — больше полугода посвятил съемкам в фильме Жако ван Дормеля «Господин Никто».

Джаред Лето — голливудский актер, который снимается в кино без особого рвения, предпочитая уделять больше времени своей группе «30 seconds to Mars». Однако от стоящих проектов он не отказывается — больше полугода посвятил съемкам в фильме Жако ван Дормеля «Господин Никто». Здесь Лето сыграл огромное количество ролей — множество вариаций судьбы одного человека.

— Объясни, пожалуйста, кто же ты все-таки: актер, который поет, или певец, который время от времени снимается в кино?

— Я безработный актер, который время от времени соглашается сниматься в очень странных фильмах (смеется).

— Тебе пришлось сыграть в этом фильме несколько судеб одного человека. Как это было: ты отрабатывал их по очереди или тебе приходилось все время метаться от одной к другой?

— Да, приходилось. Жако любит мучить актеров. Но это было очень интересно, сложно, просто уникальный опыт. Этот фильм — как картина художника-сюрреалиста: ее нельзя рассматривать с традиционной точки зрения. Мне просто повезло, потому что теперь таких фильмов практически не снимают.

— Трудно было играть Немо в старости?

— А это был не я... (Смеется.) Да ладно, шучу, я это был, я.

— Жако ван Дормель говорил, что чем сильнее герой отличается от тебя самого, тем лучше ты играешь.

— Ну да, а что ж в этом интересного — играть самого себя? Чем дальше от себя, тем труднее и интереснее.

— Во время съемок вы вели с Жако философские беседы?

— Это было довольно сложно, если честно: он говорит по-французски, я — по-английски.

— Как бы ты охарактеризовал Жако?

— Я считаю его европейским Теренсом Маликом. Господин Никто — это он сам, в каждом вздохе, каждом слове.

— Съемки длились полгода — как ты пережил такой долгий съемочный период?

— Это было просто ужасно, ад просто! Да нет, на самом деле это было чудесно (смеется). Мне нравится работать в Европе, здесь совсем не так, как в Америке. Съемочная команда — как семья. Многие из тех, кто работал над «Господином Никто», уже работали с Жако — познакомились еще на первом его фильме «Тото-герой». За это время они обзавелись семьями — приводили вот на съемки своих детей. Совершенно семейная была атмосфера.

— Немо в старости озвучивал ты или это компьютерная обработка?

— Я озвучивал. Чтобы выработать такой голос, я орал по ночам и к утру был такой охрипший, что озвучивать старика было самое то.

— Готов повторить такой подвиг?


— Нет, во-первых, это больно, во-вторых — глупо, учитывая, что вообще-то я пою. Боюсь, голос изменился необратимо.

— Зато ты теперь поешь как Джо Кокер, наверное?

— Да уж.

— Для другого фильма ты набрал большой вес. Не слишком ли большие жертвы?

— Похоже, что так. Иногда я кажусь себе идиотом. Из-за этой истории с весом у меня до сих пор проблемы со здоровьем.

— Голос, лишний вес... Опасная профессия?

— Нет, просто много глупостей делаю. Знаешь, иногда я думаю, что не пришлось бы вытворять ничего подобного, будь я актер получше.

Использованы материалы с сайта insidemovies.com

Перевод с английского Инги Бергман 

↑ Наверх