Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Галина Семенченко: Врачи мне ставили диагноз «порок сердца», а я его не чувствую до сих пор

Галина Павловна Семенченко, всю жизнь посвятившая театру, в день своего столетнего юбилея — 6 октября — не могла отказаться от удовольствия ступить на сцену Дома актера (кстати, он тоже оказался юбиляром — отмечал 85-летие).

Галина Павловна Семенченко, всю жизнь посвятившая театру, в день своего столетнего юбилея — 6 октября — не могла отказаться от удовольствия ступить на сцену Дома актера (кстати, он тоже оказался юбиляром — отмечал 85-летие). Там коллеги из Tеатра «Родом из блокады», где служит легенда блокадной сцены, устроили ее бенефис «Нам года не беда».

Галина Семенченко, родившаяся в 1909 году, стала 283-й девочкой в Санкт-Петербурге (так записано в метрике), она задолго до войны стала петь и танцевать в Театре Музкомедии, который не переставал работать всю блокаду. Последние пятнадцать лет Галина Павловна служит Театру «Родом из блокады».

Во время бенефиса ветерана сцены буквально завалили цветами верные поклонники, зрители, подруги, чиновники и депутаты и, конечно, родственники (все сплошь художники!). Оба сына — Касьян и Платон, правнук Петр тоже подарили цветы, только нарисованные на холсте. А руководитель Театра «Родом из блокады» заслуженный работник культуры Людмила Демидова преподнесла ей букет, в центре которого красовалась сложенная из мелких ромашек цифра 100... Но эта цифра не смутила юбиляршу, ее больше волновала забытая дома нарядная кофточка со стразами, которую младший сын Платон Швец привез ей из Германии.

Художественный руководитель Театра «Родом из блокады» Макар Алпатов, для которого народная артистка СССР — просто Галя, спел посвященный ей романс «Только раз бывают в жизни встречи», а когда стали звучать арии из оперетт в исполнении Семенченко — знаменитая сцена опьянения Периколы из оперетты Оффенбаха («Какой обед нам подавали, каким вином нас угощали, уж я его пила, пила и до того теперь дошла, что просто готова, готова, но тсс… об этом ни слова, тсс...»), — Галина Павловна с улыбкой стала подпевать самой себе...

— Жаль, что мне не дали спеть на сцене, — призналась «Вечёрке» Галина Павловна. — Я бы с радостью это сделала! И как бы я ни спела, все равно меня хорошо примут, потому что в моем возрасте многие уже лежат, а не на сцене выступают.

— Галина Павловна, вы чувствуете груз лет? Сто лет — это много или мало, как по-вашему?

— Кому как. А мне не тяжело, ведь я не курила, не пила никогда.

— Обычно красивые женщины, тем более артистки, скрывают свой возраст, а вы этого не делаете — почему?

— Да я никогда его и не скрывала — зачем? Мне было 12, 14, 16 — и куда бы я ни приходила, всегда слышала: «Ой, какая красавица!» У меня мама красивая была и папа — красавец, такая и я получилась, вдобавок у меня есть голос. И, хотя я училась вокалу очень мало, голос у меня до сих пор в порядке.

— Кого вы можете назвать своими учителями?

— У меня их нет! У меня от природы поставленный голос!

— Галина Павловна, вы часто вспоминаете хореографическое училище, где сидели за одной партой с Галиной Улановой, с которой у вас был совместный дебют — вы играли ангелочков в «Пиковой даме», а вашим педагогом была сама Агриппина Ваганова...

— О, Ваганова была очень строгим педагогом, за неправильное движение лупила нас палкой... Когда я занималась в училище, то всегда пела девчонкам в дортуаре, а они меня дергали за волосы, которые были ниже колен... Но на выпускном вечере мне стало плохо — я была ослаблена, ведь то были революционные годы, кормили нас плохо. К тому же врачи у меня обнаружили порок сердца и запретили танцевать...

— Но, наверное, это не было для вас большой трагедией, ведь вы могли петь!

— Нет, это стало для меня настоящей трагедией! Меня полгода держали в деревне, лечили... А я сердце до сих пор не чувствую, не знаю, где оно находится... Я же танцевала потом в Мюзик-холле — и ничего.

— Вы видели императора Николая II, каким вы запомнили последнего русского царя?

— Мы с родителями пошли покупать валенки, это было недалеко от Охтинского кладбища, а в это время проезжала коляска — там сидел Николай II с супругой — они были во всем белом... А второй раз я его видела в Цирке Чинизелли на Фонтанке.

— Ваши родители получили звание потомственных петербуржцев — за какие заслуги?

— Уж и не помню. Они были дворяне, папа — офицер, работал в военном порту. Он был очень добрый, хороший человек и привил мне любовь к людям. Помню, в блокаду я пришла на рынок и вижу девушку — она умирает от голода. Я сама была голодная, но нам иногда давали кусочки хлеба за концерты. Еще у меня с собой была бутылка водки — и я дала ей отпить несколько глотков, дала и хлеба — она ожила. И рассказала, что живет в доме Крылова, у нее там родители, сестры — они умирают от голода... Я все это слушала, но помочь никак не могла.

— Но вы помогали бойцам на фронте — поднимали их боевой дух, вас же называли королевой военно-шефских оркестров и товарищем Периколой...

— Даже ездила в Германию с бригадой ленинградских артистов. Нас туда отправили после объявления о Победе — давать концерты для советских солдат. Там я видела немецких беженцев — и не могла с ними не поделиться своим пайком.

— Галина Павловна, за всю свою жизнь вы получили немало подарков. Какой самый памятный?

— Автомобильное зеркало.

— ???

— В 60-х годах у меня было семимесячное турне по Дальнему Востоку. Из города в город нас возил парень, который был в восторге от моей «Периколы». И вот он снял с машины зеркало и подарил его мне. Я не хотела брать, но он настоял: «Возьми, а то обидишь!» И я взяла — оно до сих пор хранится дома.
У меня много необычных сувениров, есть даже спички...

— Галина Павловна, вы известны своей любовью к животным — у вас есть собака Мальчик, вы кормите голубей, ворон...

— Я всех животных люблю. У меня есть еще четыре попугая, которые живут в клетках, кошка Киса. Был у меня любимец — попугай, но он умер, и из него сделали чучело, которое находится в музее «А музы не молчали». Для ворон и для уличных кошек я специально покупаю рыбу и четыре сосиски... Мальчику помимо сосисок даю вкусное овсяное печенье со сливками — он с удовольствием ест.

— Говорят, вы даже мухи не обидите…

— У меня и для мух дома есть угощение — специально оставляю на столе: крошу им яйцо, сваренное вкрутую...

— Да вы счастливый человек!

— Да. Я — человек, который любит народ, и люди меня тоже любят.

«Вечерний Петербург» поздравляет Галину Павловну с юбилеем и желает ей здоровья и творческого долголетия!

↑ Наверх