Газета выходит с октября 1917 года Thursday 20 июня 2019

Гатчине нужен эксклюзив

На должности директора Гатчинского музея-заповедника Василий Панкратов, бывший заместитель председателя комитета по культуре городского правительства, чуть больше месяца. Но, как признался новый директор корреспонденту «Вечёрки», за это время он уже успел и испугаться, и успокоиться: ...

На должности директора Гатчинского музея-заповедника Василий Панкратов, бывший заместитель председателя комитета по культуре городского правительства, чуть больше месяца. Но, как признался новый директор корреспонденту «Вечёрки», за это время он уже успел и испугаться, и успокоиться:

— За месяц успел испугаться, потому что проблем огромное количество. Даже работая в комитете, причем курируя это направление, я не представлял такого объема проблем. Был момент — я почувствовал даже какое-то отчаяние и подумал: смогу ли справиться и правильным ли было решение прийти сюда? А с другой стороны — чем больше проблем, тем интереснее, поэтому довольно быстро успокоился и сейчас ищу пути, чтобы эти проблемы начать решать.



Все дело в менеджменте


— Как решать?

— Системно. Потому что главная беда музея за последние годы — отнюдь не нехватка финансирования и не люди... Главная беда заключается именно в отсутствии общего понимания того, куда двигаться, что делать в первую очередь. В общем, в Гатчине мы видим полное отсутствие концепции развития музея. Ее надо создать. Это первое, что нужно сделать, чтобы понять, куда пойдем.

— А куда все-таки?

— Понятно, что никуда не денется постепенная реставрация дворца и парка, тут тоже надо соблюдать определенную этапность. Но отличие этого музейного комплекса от остальных дворцово-парковых ансамблей под Петербургом в том, что отреставрировано в Гатчине около 15% объемов. С момента посещения Гатчины губернатором Валентиной Матвиенко два года назад, когда и были произнесены слова о том, что надо ускорять процесс реставрации, увы, ускорения не произошло. Скорее началась стагнация, летаргия. Хотя за эти два года можно было сделать определенный рывок, но опять же — все дело в менеджменте. А уж сейчас, во время кризиса, не стоит питать оптимистических надежд на большие деньги. Подход должен быть реалистическим: в ближайшее десятилетие весь объем необходимых реставрационных работ провести не удастся, но музей и парк должны жить и привлекать людей. Надо искать эти пути. Вот у нас нет выставочного зала. Конечно, выставки проходят в Приоратском дворце, но этого явно недостаточно. Первое, что я сделал, — попытался найти помещение, которое можно было бы использовать в этом качестве. И уже идут подготовительные работы, чтобы начать ремонт восьми залов в Арсенальном каре для выставочных проектов. Вообще очень хотелось бы усилить то, что мы называем культурно-массовой составляющей, — концерты, выставки, музыка, которая должна звучать везде. Чтобы это носило эксклюзивный характер, чтобы в Гатчину приезжали ради этого тоже. Вот в Арсенальном каре сохранились пространства созданного еще при Павле Первом театра. Восстановить театр — это большие деньги, но использовать эти помещения — почему бы нет?

Гатчинцы пока будут ходить на вокзал через парк

— Первые сообщения о вашем назначении директором ГМЗ «Гатчина» сопровождались информацией, что вы закроете парк, через который гатчинцы бегают на вокзал и обратно. Все возмущались. Вообще — что с парком?

— Парк в ужасном состоянии, плохо убирается, множество объектов не отреставрировано. Там практически ничего не происходит, поэтому парк надо оживить.

По парку первое — заняться водной системой, но тут придется просить федеральные средства — к городу водная система не имеет отношения. Сейчас реставрируем три моста в водном лабиринте, который тоже надо чистить. Караулки в плохом состоянии. До Холодных бань я еще не дошел, а они принципиальны для всей водной системы парка, и работа там предстоит серьезная. В заброшенном состоянии Ферма, птичник... Чтобы все это поднять, нужны деньги, надо самим больше зарабатывать. В минувшем году заработали мы всего 18 млн. рублей, это мало (в целом из городского бюджета музею-заповеднику выделяется 150 млн. рублей в год, из них на реставрацию — около 60 млн., что весьма немного. — Авт.). Чтобы зарабатывать, посещаемость надо увеличивать, то есть опять же придумывать такое, чтобы люди ехали сюда. Мы уже договорились с комитетом по культуре, что у нас в Гатчинском парке пройдет главное мероприятие Года Чайковского — в этом году у композитора юбилей в мае, но мы будем делать летом большой концерт совместно с комитетом. Это будет настоящий смотр петербургских оркестров, возможно, у нас получится, чтобы музыканты играли прямо на воде, на плотах.

Гатчинский парк — это был парк живой. В Адмиралтействе, увы сгоревшем в 1993 году, был некогда свой флот, очень хочется его возродить, тем более что были отреставрированы фундаменты и колонны Адмиралтейства, сейчас остается восстановить решетку, то есть деревянную часть, и использовать под хранение и ремонт нашего «дворцового флота». Пока я не понимаю, как мы это все сделаем, но в этом направлении надо двигаться. Потенциал колоссальный — парк, я считаю, самый красивый из пригородных, только запущенный.

— Но все же — гатчинцы будут сквозь него на вокзал ходить?

— Закрыть дорогу невозможно, я понимаю, потому что другой нормальной дороги на вокзал у людей просто нет, но вот упорядочить это все как-то надо. Думаем над этим.

Если мы будем просто открывать зал за залом и стричь газоны — из аутсайдеров не выйдем

— Возвращаясь к теме возрождения ансамбля. Гатчина — одна из целого ряда. Петергоф, Пушкин, Павловск — уже блестящие, уже привлекающие к себе. Что могло бы стать вашим фирменным знаком?

— Чтобы не быть последними среди равных... Если мы просто будем открывать зал за залом, стричь газоны и устраивать праздники, все равно из аутсайдеров не выйдем, пока не придумаем нечто такое, что в сознании людей отделит нас от других музеев-заповедников. Вот в чем фишка, думаю. Почему бы не показать то, что у нас нигде не показывают, — сам процесс реставрации. Как это все происходит: как возрождаются парадные залы. Работает же идея открытых фондов, почему бы не закрутить все вокруг идеи реставрации — и детские программы, и взрослые. Пока не знаю, как это сделать, но думаю.

Еще считаю, что очень перспективно детское направление. Сейчас ведь снова стало модно, актуально, интересно ходить в музей не экскурсиями целым классом, а с родителями, с друзьями. Проект «Детские дни в Петербурге» это только подтверждает. А здесь, в Гатчине, росли императорские дети, великие князья. Вот как это было, что чувствовал ребенок здесь — надо дать возможность почувствовать каждому юному посетителю.

— Новый начальник приводит, как правило, свою команду. Вы — не исключение?

— Большая часть сотрудников останется на своих рабочих местах. Они любят музей-заповедник, знают его гораздо лучше меня и могут сдерживать своим здоровым консерватизмом мои революционные порывы. Людям прежде всего надо цель дать, чтобы они поняли, куда мы все двигаемся. И о зарплате думать. Не надо рассчитывать на сумасшедших, готовых ходить в стоптанных ботинках и не есть нормально ради дела. 20 — 25 тысяч — такой должна быть нормальная зарплата здесь, но для этого нам надо меняться, нам надо зарабатывать. Конечно, ко мне уже приходят люди со своими идеями, я все рассматриваю, но осторожно. Главное — чтобы те, кто придет в Гатчину в качестве посетителей, поняли, что все тут делается для них, что о них тут думают.

Беседовала Галина Артеменко

Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх