Газета выходит с октября 1917 года Monday 23 сентября 2019

Хочешь танго? По краю крыши… На ощупь… Ночью…

В Соляном переулке каждую субботу по вечерам звучит страстное танго. Корреспондент «Вечёрки» Федор Дубшан побывал на милонге, узнав, что самое главное в этом танце.

В Соляном переулке каждую субботу по вечерам звучит страстное танго. Корреспондент «Вечёрки» Федор Дубшан побывал на милонге, узнав, что самое главное в этом танце.

«В Соляном переулке какие-то горожане по субботам танцуют танго». Информации негусто! Но ничего не поделаешь, пришлось искать. Интернет подсказал, что танго в Соляном можно увидеть с семи до десяти часов вечера. Я увидел их еще издалека, от училища Мухиной. Они кружились друг вокруг друга, как бабочки. Я неуверенно приблизился.

У поребрика стоял «бумбокс», из которого доносилось не привычное «дыщ-дыщ», а нечто совершенно неожиданное и даже неподходящее: не верилось, что это устройство может издавать такие звуки. Звуки сдержанно-страстные, пульсирующие синкопой, проскальзывающие над землей. Танго. Рядом пристроилась, впрочем, вполне меркантильная коробочка с прорезью; на ней было написано «Ate Tango Club».

Прямо посреди проезжей части в танце кружились несколько пар. Остальные, в основном дамы, — сидели, смотрели со спокойными улыбками. После конца каждого танца, обратил я внимание, — никто не разражается аплодисментами в адрес танцующих. Хороший танец воспринимался как нечто естественное. Значит, здесь собрались профессионалы...

На асфальте крутиться неудобно

— А с кем можно побеседовать обо всем этом? — спросил я первую встречную девушку.

— Вот с ним, он у нас главный. — Девушка указала на человека с выбритой головой и открытой, ужасно обаятельной улыбкой. Алексей Тискин из клуба «АТэ».

— Расскажите, что это за идея такая — «Танго в Соляном»?

— Мы здесь третий год уже собираемся. Сегодня народу очень мало... Здесь бывает человек под 80. Целая толпа. А сегодня дамы сидят, ждут. Кавалеров пришло мало, потому что в другом месте открывается еще одна милонга. Милонга — это вечеринка, где танцуют танго.

— А я думал, что милонга — это тоже такой танец...

— Ну да, в другом значении — это одна из трех основных разновидностей танго. Есть собственно танго, милонга и танго-вальс, он же креольский вальс.

— А у вас здесь танцуют разное?

— Конечно. Вот сейчас играет обычное танго 50-х годов, потом я поставлю милонгу. Танго-вальс на улице не танцуют, потому что на асфальте очень неудобно крутиться. А после будет играть вообще современное, электронное танго.

— То есть оно развивается?


— Да, это постоянно прогрессирующая вещь. Меняется и музыка, и стиль танца. Та же самая знаменитая «Por Una Cabeza» Карлоса Гарделя — ее можно услышать сейчас даже в рейв-стиле. Появляются новые преподаватели, музыкальные коллективы из Аргентины. Целые оркестры, которые специализируются на танго.

— Вы ведь не только здесь по субботам собираетесь?

— Вообще танго-тусовка собирается чуть ли не каждый день. Летом по субботам я устраиваю вот эту милонгу в Соляном переулке. По средам к 19.30 мы собираемся в ресторане Дома кино — это тоже организует мой клуб.

— А костюмы какие-то специальные нужны?

— Милонги очень различаются по дресс-коду. Вот в Доме кино будет ресторанный стиль — в этом случае дамы надевают платья, а мужчины — костюмы.

— Фраки?

— Нет. Это ведь не бальный, а уличный танец. Настоящее аргентинское танго пришло с улицы — из борделей и других злачных заведений. А на улице можно танцевать в джинсах, в юбочках.

— А что с обувью?

— В ресторанах дамы надевают танцевальные туфли, а мужчины — ботинки на замшевой подошве. Это нужно, потому что одна из самых важных вещей в танго — это контакт с полом. В танго вообще три кита, три основы: контакт с партнером, контакт с музыкой и контакт с полом.

Классический балет как бы стремится взлететь, преодолеть земную гравитацию. Танго — это танец людей «приземленных».

Слиться в танце с незнакомцем

— Получается, здесь, в Соляном, мы наблюдаем танго в его уличной, изначальной среде обитания?

— Ну да. В клубах, где звучит современное танго, — тоже допустимы джинсы и подобная одежда. Танго — оно очень разное, это целый мир. Я больше люблю классику. Но под современное танго тоже с удовольствием буду сегодня танцевать.

— Здесь собрались достаточно профессиональные танцоры?

— Ну, профессионалов тут совсем немного. Кто-то танцует три года, кто-то чуть больше. Есть те, кто совсем недавно начал. Я танцую 6 лет. Подумал, что надо попробовать что-то новое в жизни...

— А до этого танцевали?


— Никогда.

— Если кто-то увидит вас, увлечется и захочет тоже начать танцевать — куда ему обращаться? Сюда приходить?

— Ну, здесь, на улице, уроков никаких не проводится. Нужно обратиться в одну из танцевальных студий. У нас в городе их штук десять.

— Нужна, наверное, какая-то физическая подготовка?

— Совсем необязательно. То, что обычно понимается под физической подготовкой, — поджарый, спортивный вид, — абсолютно необязательно. Есть знаменитые профессиональные танцоры — очень полной комплекции. Полные люди часто пластичнее и музыкальнее других — скажем, чем какой-нибудь качок. Возраст тоже не так важен: смотрите, здесь есть и двадцатилетние девушки, и дамы постарше, и мужчины в годах.

— А что еще важно для хорошего танго?

— Собственная чувственность. Открытость к телесным контактам. Готовность к тому, что на три минуты — пока звучит музыка — придется слиться в танце, может быть, с незнакомым человеком.

Нам, в нашей северной культуре, приходится преодолевать этот барьер. Для аргентинцев, скажем, это естественно: там и мужчины при встрече обнимаются и целуются без проблем. А  мы учимся не зажиматься...

— А иностранцы приезжают в Петербург танцевать танго?

— Многие приезжают в командировку или как туристы — и в первую очередь смотрят по Интернету, где здесь можно танцевать танго. Так и на нас выходят. Потом, у нас в городе же проходит два всемирных фестиваля, в начале лета... И не только у нас. Кстати, еще и поэтому сегодня так мало народу: ведь летом каждые выходные в каком-нибудь городе Европы проходит танго-фестиваль. Все туда с удовольствием ездят.

Я выбрал танго

— Как народ на вас реагирует?

— Ну, радуется... Многие помнят, специально приходят посмотреть — все-таки мы уже третье лето здесь собираемся. Все лучше, чем телевизор смотреть.

— А кто-нибудь вовлекался?

— Да. Многие спрашивают, где научиться — и потом приходят на уроки.

— А студенты из «Мухи»?

— Бывают. И даже один профессор приходил две недели назад — тоже записался на занятия.

— Ну а вы сами — каждый день ходите на милонгу?

— Почти каждый.

— А работаете где?

— Сейчас как раз и работаю организатором милонги в своем клубе. Какое-то время приходилось выбирать между прошлой работой и танго. Я был менеджером в очень крупной компании. Выбрал танго.

— А в Аргентине пока не бывали? 

— Пока нет; это в планах. Последние два года все силы у нас были брошены на организацию клуба и вечеринок.



Если вы готовы слиться в танце с незнакомым человеком, приходите в Соляной.


Фрейд бы поперхнулся

Откуда-то извлекли бутыль коньяку; подняли пластиковые стаканчики: «За танго!». Алексей подхватил свою партнершу и вышел с ней на проезжую часть — для нескольких минут страстного танца. Подошвы их обуви почти высекали искры об асфальт. Подкатило авто, стало раздраженно бибикать. Ухмыльнувшись, Алексей с девушкой сделали еще несколько па перед самым капотом — прежде чем пропустить машину.

Я дождался, пока они закончат, и подошел к партнерше Алексея.

— Как вас зовут?

— Напишите — Н., ученица Алексея.

— Вот объясните мне, Н.! Все это, что вы делаете, — импровизация или заданный набор движений?

— Мужчина импровизирует. Я следую за партнером, но на каждую его импровизацию могу ответить по-разному. Каждый шаг в танго — это приглашение, которое женщина принимает — или не принимает. Или принимает по-своему.

— Какая, однако, гендерная психология вырисовывается...

— Ну, Фрейд бы точно поперхнулся, посмотрев на то, что выделывают некоторые пары.

Темнело, а танцоры все кружились возле «бумбокса». Странная штука: этот наш питерский сквозняк, гуляющий по переулку под хмурым небом, напоминал о добрых ветрах Буэнос-Айреса. Танцоры все были вылитые аргентинцы и аргентинки. А Соляной переулок выглядел как типичная Calleja Salinero.



В аргентинском танго не бывает никаких соревнований, комиссий, стандартов — в отличие от бальных танцев. Здесь никто никого не оценивает. Это не спорт, а просто танец для собственного удовольствия. Какой-нибудь чемпионат, соревнование по танго — это бред. Все равно что чемпионат по поцелуям.

 

Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх