Газета выходит с октября 1917 года Monday 21 октября 2019

Картинный дом, или Оправдание Петра III

После того как музей наполнится экспонатами, о личности свергнутого монарха-неудачника можно будет судить более объективно.

Продолжаем путешествие по старинному Ораниенбаумскому парку, который готовится отметить 300-летие.

В Нижнем саду, рядом с Большим Меншиковским дворцом, сейчас идут масштабные реставрационные работы, и мы пока не сможем попасть внутрь Картинного дома, фасады которого должны быть завершены до конца года. А вот его интерьеры, хранящие многие тайны, пока еще  в планах музейщиков.

Как говорит Наталья Бахарева, заведующая филиалом «Ораниенбаум» ГМЗ «Петергоф», Картинный дом можно сравнить с многофункциональным культурным центром, правда восемнадцатого столетия и принадлежавшим одному-единственному человеку — императору Петру III, свергнутому мужу Екатерины Великой. О нем известно не много, и сведения крайне противоречивы.


В Картинном доме были оперный театр, два картинных зала, библиотека и… кунсткамера.


Играл на скрипке Страдивари

Итак, что же представлял собой этот «первый многофункциональный культурный комплекс»? Там были оперный театр, два картинных зала, библиотека и… кунсткамера.

Петр III увлекался музыкой и театром, сам играл на скрипке, коллекционировал эти инструменты — у него в собрании была даже скрипка, созданная самим Страдивари. Посему в театре Картинного дома все было поставлено на вполне профессиональную основу — давали там итальянские оперы, труппа была итальянская, но вот музыке и пению по приказу императора обучались придворные, голштинцы, которые служили в потешной крепости Петерштадт, и их дети. Существовала и школа певчих.

«У нас нет подлинных чертежей — каким был театр, но сохранилась красивая идея, которую мы хотим воплотить, — говорит Наталья Бахарева. — Идея небольшого оперного театра, чтобы там шли те музыкальные произведения, что и при Петре III». Музейщики в этом направлении уже весьма преуспели — они ведут работу по выявлению либретто, ищут ноты тех произведений, которые ставились на сцене театра Картинного дома. «Нам известен репертуар, в Консерватории найдены произведения, сейчас мы договариваемся о копировании, и нам, безусловно, потребуется потом помощь специалистов для воссоздания спектаклей», — отмечает Бахарева. Известно также, что декорации к спектаклям создавал итальянец Джузеппе Валериани, сохранились его работы для Эрмитажного театра. Конечно, о постоянной труппе в Ораниенбауме говорить преждевременно — пока это будут приглашенные артисты. Но опера будет обязательно!


Дворец Петра III — все, что осталось от потешной крепости Петерштадт.


Восстановить шпалерную развеску

Наталья Бахарева утверждает, что для знакомства со всеми сокровищами Картинного дома потребуется целый день. А сейчас пока идет серьезная работа по подготовке экспозиции. Ведь после смерти Петра III — свергнутого императора и немилого супруга — Екатерина Вторая распорядилась увезти из Ораниенбаума собранные им коллекции. Картины были переданы в Эрмитаж и Академию художеств, книги — в Публичную библиотеку и книжное собрание Эрмитажа, а коллекция кунсткамеры — в Академию наук. «Сейчас нам уже тех коллекций не собрать, не вернуть, можно только просить некоторые предметы на временные выставки, — говорит Бахарева, — но вот подобрать предметы по аналогии мы можем. Сегодня идет изучение принципа подбора картин для шпалерных развесок. У нас сохранились три картины, которые относятся к историческому собранию Картинного дома. Но, зная, живопись каких школ была представлена в собрании и принцип развески, мы можем если не воссоздать все точь-в-точь, то воссоздать принципиально».

Подбором картин для Петра III занимался Якоб Штелин. В архиве Академии наук сохранились его схемы, известны мастера и сюжеты картин. Подбирали же так — вот картина большая, вот маленькая, по сюжету, по школам, по колориту, а не по мастерам — и развешивали так, чтоб не было никаких зазоров между рамами. Картинный зал в Картинном доме — один из первых в России образцов  шпалерной развески, он появился раньше, чем в Петергофе.

Чертежи, гравюры, костяные шарики

Что же касается кунсткамеры Петра III, то известно, какие там были вещи и где они сейчас. Но музейщики хотят, чтобы посетителям из XXI века было понятно, что же так интересовало людей XVIII столетия — чертежи, гравюры, костяные шарики из Японии и Китая...

Очень важно знать, кстати, как выглядели переплеты книг, потому что свое место в библиотеке займут, конечно же, муляжи — никто не даст выставить на открытом пространстве старинные книги с трехсотлетней, а то и более историей — это невыносимо для их «здоровья». Им нужен уже особый климат.

Картинный дом является в чем-то противовесом потешной крепости Петерштадт — пресловутому увлечению Петра III голштинцами и подражанию в военной муштре Фридриху Великому. Несчастный Петр в Картинном доме раскрывает другую ипостась своей личности — интерес к музыке, театру, книгам.

«В 2011 году мы отметим 300-летие Ораниенбаума, а вот 2012-й — тоже значимый для нас год: 250 лет со дня дворцового переворота 1762 года, когда гвардия присягнула Екатерине, а бежавший из Ораниенбаума свергнутый Петр III довольно быстро закончил свои дни в Ропше», — напоминает Наталья Бахарева.

Галина Артеменко, фото ГМЗ «Петергоф»

↑ Наверх