Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 18 сентября 2019

Людмила Чурсина: У нас на эстраде уже все мужчины стали тетками

 

 

На этой неделе завершается телесериал «Маргоша». Одну из главных ролей в фильме — мамы Калугина — исполнила Людмила Чурсина, любимейшая актриса отечественного театра и кино. Корреспондент «ВП» Дмитрий Соловьев встретился с Людмилой Алексеевной.

Мне никогда не хотелось пожить в мужском теле

— Сериал завершается.  Какие у вас чувства по этому поводу?

— Чувство грусти. Было очень славно работать с этим коллективом. И в то же время — оптимизм. Надеюсь, история получит продолжение.

— Чем вас сразу заинтересовал проект «Маргоша»?

— Меня заинтересовала сама идея превращения мужчины в женщину. Сегодня мужчины вообще очень любят переодеваться и играть в женщин. Я поговорила с режиссерами и продюсерами о своей героине — нафантазировала, что она «приходящая» мать и бабушка, потому что у нее своя, очень интенсивная жизнь. Она самодостаточна, современна, всем интересуется, занимается йогой. К сожалению, в процессе съемок многое изменилось. В результате моя героиня осталась просто интеллигентной и деликатной особой, но все равно с характером.

— Вам самой хотелось бы пожить в мужском теле?

— Да нет, мне и в своем хорошо, к тому же еще далеко не все сделано. И потом, там, наверху, виднее, кому кем быть. Сегодня эта тяга к переодеванию — веяние времени по всему миру. Я это воспринимаю как данность — не приветствую и не осуждаю. Иногда это смотрится смешно: у нас на эстраде уже все мужчины стали тетками и бабками.

До сих пор люблю простой хлеб с маслом

— А как вы относитесь к рекламам всевозможных омолаживающих кремов?

— От этого устаешь. Тем более что хорошо понимаешь, какая это на самом деле фальшь, как надувают людей.

— Вы с этой фальшью лично сталкивались?

— Да, по поводу курения. Увидела рекламу, которая обещала, что всего три дня работы над собой — и вы не курите. Набралась решимости, позвонила своей коллеге, рекламировавшей услуги той компании, и спросила, правда ли, что она бросила курить. «Ты что? — удивилась она. — Да я вообще сигарет в рот никогда не брала!» Но когда я попыталась позвонить в ту фирму и сказать, что знаю этого человека, вы не представляете, как на меня обрушились! Сказали, что врачу стало плохо, что из-за меня она чуть инфаркт не получила. В общем, обвинили меня во всех грехах. И с тех пор я решила, что больше не буду пытаться бороться с этой напастью.

— Что было для вас самым вкусным лакомством в детстве?

— В те годы дети не были избалованы. Поэтому простой хлеб с маслом — это уже лакомство. Я до сих пор его обожаю. Хотя говорят, что сливочное масло вредно, но ведь и жить вообще вредно, так что не будем о грустном (улыбается).

Где родился, там и сгодился

— Свой кусочек земли у вас есть?


— Да, под Петербургом. Мне когда-то, как народной артистке СССР, дали там комнату с верандочкой. Все протекало, ломалось, мы постоянно что-то ремонтировали, но места там дивные. А потом, когда за эту комнатку стали брать безумные деньги, мы с семьей моей сестры решили сами приобрести там кусок земли и построили дом. Мы столько вложили в этот дом, что дача у нас получилась золотой (улыбается). Но все равно там прекрасно. Поскольку участок еще не сделан до конца, я пытаюсь что-то там украшать, выкладывать камешками дорожки. Приезжаю и благодарю березы, сосны и каждую травинку.

— Никогда не думали уехать жить куда-нибудь в благоустроенную Европу?

— Нет. Где родился — там и сгодился. За границу хорошо съездить, посмотреть и вернуться домой. Здесь же близкие, родные, любимые, их с собой не заберешь. Особенно раньше, это сейчас у людей появилась такая возможность. Я этого не понимаю. Да, бывает, когда человек вынужден. Но эмигранты, как правило, сильно страдают. Как страдал весь наш Серебряный век, оказавшись во Франции, в Испании.

— Помните вашу первую основательную поездку за границу?

— Первая большая поездка — это целый месяц на фестивале в Индии. Страна казалась такой невероятно далекой, сказочной: удивительно трогательная музыка, восхитительные танцы. Но оказалось, что в этой сказке есть место и нищете, и проказе, и жестокости.

Была другая жизнь, поэтому и люди были другими


— Сегодня часто говорят, что раньше и россияне были другими: более открытыми, искренними, наивными…

— Была другая жизнь, поэтому и люди были другими. Сейчас кругом такое количество ресторанчиков и кафе, что мы постепенно отвыкаем готовить дома, приглашать гостей. Постоянно куда-то несемся. А раньше люди общались, передавали друг другу журналы и книги и могли просидеть на кухне за беседой до самого рассвета. Это был такой пир общения! Часов до шести утра могли о чем-то спорить! Можно было в три утра выйти на улицу, и не было страшно. Конечно, и тогда какие-то драматические вещи имели место, все это — палка о двух концах. Но тогда мы чувствовали себя более защищенными. А сейчас, к сожалению, во главе угла у большинства — золотой телец.

— По чему из того времени скучаете?

— Пирожки на улицах очень вкусные продавали (улыбается). Если серьезнее — тогда не было таких страхов, как сегодня. И чем больше мы боимся, тем доступнее становимся для всякого негатива. Люди забавляются, снимая фильмы ужасов о мутантах, катастрофах, атаках из космоса, забывая о том, что самое страшное — это сон разума. Человечество так беззаботно в это играет и почему-то совсем не хочет проанализировать хотя бы последние сто лет. Ведь практически все, что придумывали фантасты, постепенно реализуется, и порой в очень страшных и уродливых формах. Но человек беспечен. Мир сегодня опасен и яростен: в своем безудержном потреблении, ориентации на престиж. Мы дорвались до этого. Не знаю, кто виновен в экономическом кризисе, но мне кажется, что все это устроил Высший Разум. Чтобы человечество немного задумалось.

Дмитрий Соловьев
Фото ИТАР-ТАСС


Чурсина Людмила Алексеевна  родилась 20 июля 1941 года в городе Сталинабаде (ныне — Душанбе). Отец, Алексей Федорович, был военным, мать, Геновефа Ивановна, — медицинским работником. С золотой медалью окончила среднюю школу в Тбилиси. В 1963 году окончила Театральное училище им. Б. В. Щукина. С 1963-го — актриса Академического театра им. Евг. Вахтангова.
На съемках фильма «Донская повесть» вышла замуж за режиссера Владимира Фетина и уехала к нему в Ленинград, где прожила пятнадцать лет. С 1965 года — актриса киностудии «Ленфильм». До середины 70-х годов играла только в кино, а в 1974-м вернулась на сцену, став актрисой Ленинградского академического театра драмы им. А. С. Пушкина. С 1984 года — актриса Центрального академического театра Советской Армии. Народная артистка СССР (1981).

↑ Наверх