Газета выходит с октября 1917 года Saturday 7 декабря 2019

Не каждый писатель найдет себя в библиотеке

Россияне не каждый день берут в руки книгу и предпочитают читать в Интернете, но очень переживают за судьбу библиотечных собраний. Такое самодеятельное социологическое исследование неожиданно для самого себя провел известный петербург-ский писатель, драматург, директор Центра современной литературы и книги Александр Житинский.

Россияне не каждый день берут в руки книгу и предпочитают читать в Интернете, но очень переживают за судьбу библиотечных собраний. Такое самодеятельное социологическое исследование неожиданно для самого себя провел известный петербургский писатель, драматург, директор Центра современной литературы и книги Александр Житинский.


Недавно он опубликовал в своем блоге в ЖЖ короткую запись, где поведал о шокировавшей его новости. Дело вот в чем: Житинский искал в Библиотеке имени Лермонтова книгу одного автора, выпущенную еще в СССР, в 70 — 80-х годах. Но знакомая сотрудница библиотеки расстроила писателя, объяснив, что этой книги у них нет и вообще из-за нехватки площадей они вынуждены избавляться от старых книг. Из чего Александр Житинский сделал вывод, что в городских библиотеках остались только книги, изданные за последние десять лет, что уничтожают книги исключительно по году издания.

Писатель обратился к библиотекарям с просьбой рассказать, как у них происходит обновление фондов.

Собрать бы книги все да… сжечь?

Волна откликов буквально захлестнула блогосферу. Блогеры возмущались фактом «вандализма», который позволяет себе Библиотека имени Лермонтова, вспомнили о «кострах, на которых фашисты сжигали книги», пытались выяснить, где находятся эти самые «костры» или свалки макулатуры, куда вывозят книги, — чтобы прийти и спасти культурное наследие и «кто отдал такой приказ, уж не министр ли культуры?». А кто-то предположил, что Александр Житинский намеренно организовал такой «вброс» информации, чтобы привлечь внимание к себе и своему издательству.

Многие блогеры написали о том, что и в советское время книги нещадно уничтожались — в первую очередь по идеологическим соображениям. Некоторые вспомнили, как сами принимали участие в уничтожении книг из школьных библиотек — под «чутким руководством школьных библиотекарей». Отклики шли со всей страны, из-за рубежа — читатели рассказывали, что собой представляют библиотеки Израиля, Роттердама, Парижа. Но реальных сотрудников российских библиотек среди блогеров так и не нашлось, а большинство участников этой бурной дискуссии откровенно признавались, что не помнят, когда последний раз были в районной библиотеке.

 

 

Александр Житинский в своем блоге поднял серьезную проблему: каково будущее наших библиотек.

 


«А я-то, наивный, считал, что мои книги есть в библиотеках!»

Зато сама Библиотека имени Лермонтова неделю провела фактически в осаде: бесконечные звонки, визиты журналистов и озабоченных читателей.

О страстях, бушевавших в Интернете, директор библиотеки Сергей Серейчик узнал от друзей, позвонивших из Москвы, — ему самому, как он признается, некогда читать блоги. По словам директора, история, взбудоражившая сограждан, выглядела несколько иначе: ни о какой точной дате, с которой якобы начинается уничтожение книг, речь не шла, библиотекарь сказала Александру Житинскому, что книги, которую он ищет, у них нет, но она не уверена, была ли эта книга вообще в их фондах. Директор показал письмо, присланное ему Александром Житинским, в котором писатель просит извинить его — он не представлял, что его запись вызовет такую реакцию.

В телефонном разговоре с корреспондентом «ВП» Александр Житинский тоже удивился количеству и содержанию откликов в своем ЖЖ и вздохнул: «А я-то наивно считал, что мои книги 70 — 80-х годов есть в районных библиотеках!» 

Раритетное издание никто не тронет!

Проблема обновления и пополнения библиотечных фондов действительно существует.

— Мы обновляем фонды, заменяя ветхие, грязные издания вышедшими новыми, — рассказал Сергей Серейчик. — Академические собрания сочинений Чехова или Пушкина — это действительно «наше все», и ни у кого не поднимется на них рука, что бы ни говорили обитатели Интернета. Но есть книги, которые переиздаются, обновляются, — учебная литература, научно-популярная. Естественно, мы избавляемся от предыдущих изданий, приглашая для консультаций специалистов из университетов. И это не противоречит здравому смыслу, тем более что в Петербурге есть четыре национальных хранилища — Российская национальная библиотека, библиотеки Государственного университета и Академии наук и Библиотека имени Маяковского. Не может каждая районная библиотека хранить все и всегда!

Тем не менее библиотека ежегодно получает 30 тысяч книг, и, естественно, 30 тысяч книг должны уйти из фондов, освободив место новинкам. Но, как уверяет директор, никакого механического, «по датам», отбора нет. Например, раритетное издание Виктора Гюго 1905 года, пусть старое, потрепанное и непрезентабельное на вид, никто не тронет — потому что в нем есть комментарии Травкина, которые пока не были переизданы.

Сейчас освобождение фондов идет главным образом за счет отказа от большей части периодики — почти все можно найти в Интернете, и библиотекари готовы распечатать для читателей любую статью. Оцифровка изданий — серьезный резерв, но оцифровывать Донцову, Проханова, Маринину или собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма библиотека никогда не будет и хранить их у себя тоже не станет. Зато здесь можно найти все, связанное с именем Лермонтова, — от первого издания до последних. 

Библиотеки в старом виде отжили свое

По словам заведующей информационным центром по культуре и искусству Библиотеки имени Блока Татьяны Маркарян, только года два назад библиотекам наконец разрешили списывать устаревшую литературу, и они вздохнули свободно: когда ничего не разрешали списывать, это и была настоящая катастрофа — приходили новые книги, а размещать их было негде. Но и сейчас книги не списываются просто «по датам», есть разные способы избавиться от книжного «балласта» — отдавать свои книги во вновь открывающиеся библиотеки, обмениваться.

— Библиотеки в старом виде — отжившее явление, — считает Татьяна Маркарян. — В Европе библиотеки — настоящие культурные центры, которые организуют выставки, концерты, встречи, оказывают массу информационных и образовательных услуг своим читателям. Мы стараемся не отставать, но это зависит не столько от нас, сколько от государства — в первую очередь должен быть создан единый электронный каталог по фондам город-ских библиотек.

Исполнительный директор Фонда имени Д. С. Лихачева Александр Кобак считает, что у современных российских библиотек две главные проблемы — комплектование фондов и создание электронного каталога.

Как рассказала Татьяна Флоря, главный специалист комитета по культуре, курирующая работу городских библиотек, такой каталог сейчас создается в Петербурге, эта работа будет завершена примерно к 2013 году.

Проблемы комплектования библиотечных фондов, безусловно, существуют — одна из них, например, это закупка книг только у определенных, больших издательств, в результате чего малые остаются за бортом внимания библиотек. Чем, вероятно, и вызвано письмо Александра Житинского.

Всем, кто болеет за судьбу нашего литературного наследия, за сохранение книг, сообщаем — сегодня Библиотека имени Лермонтова проводит традиционную встречу с читателями, на которой отчитается о проделанной работе. Так что все желающие могут напрямую задать вопросы дирекции.

Наталья ШКУРЕНОК, фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх