Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Новые слова ловят на Васильевском

Петербург, Васильевский остров, Тучков переулок, 9, — это адрес Института лингвистических исследований Российской академии наук. Здесь работает единственная в стране группа филологов, ежедневно отслеживающая появление новых слов в русском языке.

Петербург, Васильевский остров, Тучков переулок, 9, — это адрес Института лингвистических исследований Российской академии наук. Здесь работает единственная в стране группа филологов, ежедневно отслеживающая появление новых слов в русском языке. Корреспондент «Вечернего Петербурга» познакомилась с плодами их трудов — словарями, почти недоступными читателю.



На Ваське? На Петроградке?!

— Тучков переулок? Тот, что на Ваське? — уточнил у корреспондента «ВП» один из знакомых.

— На Васильевском острове!

Ужас — еще лет тридцать назад подобное фамильярное обращение с городскими названиями было немыслимым. Услышать «Васька», «Петроградка», «Гостинка» можно было лишь от приехавшего в Питер издалека. Допустим, откуда-нибудь из Москвы и южнее, где в норме названия типа Неглинка или Молдаванка.

Коренные петербуржцы до сих пор содрогаются от этих простонародных «танек-манек», занесенных на невские берега новыми поселенцами. Но — ничего не поделаешь. Русский язык — живой организм, древо которого получает прививки в виде не только прекрасных роз, но и корявых дичков. Он изменяется, пополняется новыми словами. Причем ежедневно.

Словесный поток

Подтверждением этому — словари новых слов и значений, составляемые в академическом институте. Толщина корешка словаря всей новой лексики 60-х годов — та же, что у ежегодников, выходивших в 90-х годах.

Словарь за 80-е годы содержал 6100 новых слов, вошедших в русский язык в то десятилетие. Словарь за 90-е годы охватывает 10 тысяч новых слов. Первый его том, в котором более 4 тысяч новых слов и значений, уже издан и стал редкостью. Его тираж — всего 800 экземпляров. Для примера: первые словари, выпущенные этой существующей уже 45 лет группой ловцов новых слов, выходили общим тиражом до 100 тысяч экземпляров.

Мизерность нынешних тиражей тех изданий, что насущно нужны ученым, преподавателям, студентам, корректорам, — своего рода маркер отношения к академической науке в стране.

Дух эпохи

Открываем наугад словарь шестидесятых. Сенаж, стройбат, стриптиз... Последнее слово — в строго идеологической трактовке: «Эстрадное представление в капиталистических странах, участницы которого постепенно раздеваются».

Не словарь, а ностальгический экскурс в прошлое. В 60-х годах в русской речи появляются буги-вуги, болонья, мини-юбка, джинсы, диван-кровать, колготки, хиппи, хобби и далее по списку — от абстракционизма до ящика в смысле оборонного предприятия, обозначаемого номером а/я.

Прадедушки хаживали в оффисы по корридорам

Естественно, что русский язык активно пополняется иностранными словами: из-за рубежа к нам приходят новые понятия, явления, изобретения, аналогов которым у нас нет. Занятно, что по ошибке за ними порой закрепляется название фирмы-производителя, а не само название предмета. Так, все копировальные машины мы именуем ксероксами, а подгузники — памперсами.

Лидер среди поставщиков новой лексики — английский язык. Его слова быстро подхватываются россиянами — и как свои употребляются в нашей разговорной речи джусовки, фастфуды и прочие бизнес-ланчи, не говоря уже о компьютерных терминах. Заминка происходит лишь с написанием иноязычий: всегда требуется время на адаптацию слова и выработку самого благообразного начертания. В дореволюционных письмах и дневниках наших петербургских прадедушек фигурируют, например, йагурты, корридоры и оффисы. Последний, с двойным «ф», проскальзывал в русскоязычной периодике вплоть до 80-х годов.

В 90-х годах намучились с веб-технологиями. Они, как показывает словарь 90-х годов, одновременно употреблялись в письменной речи как вэб-технологии, web-технологии и www-технологии, пока не утвердилось веб. Сейчас не утихли волнения на тему барбекю или барбекью, а также по другим животрепещущим вопросам типа леггинсы или леггенсы, бейдж или бэдж — никакие словари норм русского языка подсказок корректорам не дают.

Правнуки не прочь припечатать словечком

Итак, иностранные слова пополняют наш язык регулярно. Также в бурном словесном потоке новизны существенное место занимают не иноязычные термины, а композиции из уже существующих слов — так называемые словообразовательные неологизмы. Особенно изобретательны на них были 90-е годы. На память о себе они оставили горбостройку, демвождей, демшизу, ельциномику — в те годы носители русского языка были чрезвычайно политизированы.

Привычка скрещивать слова ради эмоциональной оценки явления сохранилась и в этом десятилетии. Петербуржцы подарили русскому языку такие слова, как дамбострой (емкое определение долгостроя дамбы), Санкт-Пискаревка (определение всего Петербурга как грязноватой депрессивной территории вокруг неприглядной железнодорожной станции), и другие.

Мужчинам не хватает слов любви

Словари новых слов и значений — это по сути исторический документ. Рассматривать их как руководство к применению при написании слов не следует, говорят филологи. Эти словари лишь фиксируют то, что вошло в нашу жизнь. Нормы правописания и употребления слов содержатся в академических толковых словарях.

При этом мы всегда можем обращаться за помощью в Службу русского языка академического Института лингвистических исследований — там ответят на самые каверзные вопросы.

Служба русского языка работает с понедельника по пятницу с 12.00 до 16.00 по телефону 328-16-12.
Сейчас там готовятся к горячей поре — вот-вот начнут массово звонить... учителя.

— Начнется выдача аттестатов зрелости, и учителя будут испытывать затруднения со склонением фамилий учеников, — сообщили «Вечернему Петербургу» сотрудники службы.

Для них пики сезонной активности — привычное дело. Особенно раскаляется телефон на 8 Марта.

Мужчины не знают, как склонять имена своих любимых?!

— Нет, все гораздо романтичнее, — поделилась Служба русского языка. — Они просят подсказать, как излить чувства. В общем, как адекватнее выразить свою мысль о любви по-русски.


Сиквелы-приквелы и Эйяфьятлайокудль

Корректоры, правящие тексты в газетах и журналах, первыми принимают на себя ответственность за то, в каком виде появится новое слово перед читателями. Сотрудники корректорской группы — всегда главные люди в редакциях, непререкаемые авторитеты, которые знают все. Писателям и журналистам спорить с ними бесполезно. Однако между собой корректоры вступают порой в самые ожесточенные дебаты на тему «как правильно?».

Корректорская группа «Вечернего Петербурга» приоткрыла читателям, какие новые слова вызывали в последнее время больше всего споров.

— Трудности мы испытываем с новой лексикой из сфер бизнеса, экономики, финансов, искусства и спорта, — рассказывает корректор Людмила Николаевна. — Например, не сразу утвердилось написание слов риелтор и мерчендайзер. Или call-центр. Смущает, что первая часть слова пишется по-английски, вторая по-русски, хотя ведь и центр — слово нерусское.

— В спорте сейчас поток иноязычных терминов, — делится ее коллега Светлана Ивановна. — Сейвы Малафеева и тому подобное. Интересно, что роли футболистов в игре вновь стали называть по-английски, как это было при зарождении футбола в России. Тогда по полю бегали корнеры и хавбеки, в воротах стояли голкиперы, потом их заменили угловыми, полузащитниками и вратарями, однако через сто лет вернулись к интернациональным англоязычным терминам.

В сфере искусства корректоры уже вполне освоились с сиквелами и приквелами — попытки заменить их русскими послесловием и предисловием даже не предпринимаются.

Проблему корректорам создают топонимы — географические названия. Исландский вулкан Eyjafjallajokull, с апреля пугающий всю Европу, недели две имел самые различные написания по-русски, пока не затвердилось — явочным порядком — название Эйяфьятлайокудль.


Рисунок Михаила ЛАРИЧЕВА

↑ Наверх