Газета выходит с октября 1917 года Saturday 23 сентября 2017

Образование — это не услуга. Это обязанность государства.

Об этом говорили эксперты и участники педагогического форума в Петербурге

Об этом говорили эксперты и участники педагогического форума в Петербурге



Прошедший в Петербурге IV Общественно-педагогический форум «Просвещение в России. Традиции и вызовы нового времени» был, возможно, ярче прежних. Потому как фон больно нервозный: обсуждение стандартов образования и собственно Закона «Об образовании». От «педагогики» на форуме были учителя и профессура; от «общества» — ученые, а также кинорежиссеры Александр Сокуров и Игорь Масленников. Педагогам и обществу внимала власть: представители Минобрнауки и Госдумы.

Делу — час

— Наша задача не в том, чтобы показать, какие мы умные и как плохо работают министерства, — задал общий тон Владимир ЯКУНИН, председатель попечительского совета Межрегионального общественного фонда «Центр национальной славы» (это организатор форума, наряду с Большим университетом и Педагогическим университетом им. А. И. Герцена). — Мы собрались, чтобы помочь министерству.

Правда, главный адресат, министр Андрей Фурсенко, прибыть в Петербург не смог, но позицию Минобрнауки представлял замминистра Игорь РЕМОРЕНКО:

— Все говорят, что объем часов на тот или иной предмет нужно увеличить. Но законодательство фиксирует норму этих часов, причем установленную не министерством, а санитарным ведомством. Это 36 часов в неделю для старшей школы. Поэтому любые предложения об увеличении часов на предмет должны сопровождаться вопросом, от какого предмета эти часы отнять.

— Я согласен, что невозможно втиснуть в учебные часы все, — подхватил Сергей КАРПОВ, декан истфака МГУ. — Но всего и не надо. При большом уважении к экономике и психологии в школе их место периферийное. В области гуманитарного образования есть только три обязательных предмета: русский/литература (и крайне необходимо вернуть сочинения); география (тут зал аплодировал в честь этого предмета, уже ставшего Золушкой в школьном расписании. — Прим. ред.) и история.

Исторический вопрос

Истории вообще была посвящена работа отдельной секции. Скоро Россия как государство отметит 1150 лет с момента своего создания — но большинство россиян об этом и не подозревают.
Сергей Карпов категорически против того, чтобы предмет «История» в школе подменялся курсом «Россия и мир». В нем, по словам декана, «нет ни России, ни мира. Там винегрет».
Кроме того, Карпов настаивает (под аплодисменты зала) на том, чтобы школа вернулась с концентрического принципа преподавания истории к прежнему, линейному.
Напомним, в свое время курс отечественной истории сжали так, чтобы до
10-го класса успеть утрамбовать в голову школьника все исторические периоды. А те, кто шел в 10 — 11-е классы, повторяли уже пройденное по второму кругу, но, как считается, более углубленно.

— Эта система приводит к поверхностности, — считает Карпов.

Однако законопроект об образовании подразумевает постепенный переход к обязательному среднему образованию. А раз все пойдут в 10 — 11-е классы, нет необходимости скукоживать отечественную историю до размера «заархивированного файла».
Вообще самые болевые точки можно было опознавать по аплодисментам зала.
Речь Владимира Якунина вызвала «бурные и продолжительные», когда он возмутился тем, что новый законопроект о стандартах образования дает ученику право выбирать школьные предметы. В таком случае, сказал Якунин, страна заполучит тучу блестящих специалистов в области только тех предметов, которые вводятся как обязательные. Например, в области физкультуры. Нам этого достаточно?

— Если б в школе я мог выбирать предметы, то выбирал бы то, что полегче, — признался Якунин. — Это же психологиче-ский фактор.

Россия: имидж — всё

Президент Российской академии образования Николай НИКАНДРОВ привел итоги совсем недавних социологических исследований. Согласно которым мы своей страной гордимся. Но гордимся не сегодняшней Россией, а страной, победившей в Великой Отечественной.
К вашему сведению, едва ли не каждая страна удосужилась придумать себе девиз, этакую психологическую мантру, что ли. Она может быть пафосной — вроде «Австрия погибнет последней» или «Превыше всего Испания. Превыше Испании — Бог», а может быть и довольно занятной, как у королевства Лесото: «Мир. Дождь. Процветание».
У России, подчеркнул академик Никандров, девиза нет. И как можно рассчитывать на симпатичный имидж страны, если у нее нет даже такой малости, объединяющей всех?
Зато сколько хочешь негатива. За это средствам массовой информации досталось на форуме особенно крепко.

— СМИ не несут абсолютно никакой ответственности за психологическое влияние на граждан, — посетовала президент СПбГУ Людмила Вербицкая. — В 1990-е годы Станислав Говорухин, будучи членом Госдумы, был инициатором закона о нравственности, но побороть телевизионное лобби не смог. Хотя во всех странах мира работают высшие советы по нравственности.

Людмила Алексеевна привязала к своему высказыванию крайне неприятные факты: убийств в России в 4 раза больше, чем в США, и в 10 раз больше, чем в Европе.
Елена Драпеко, первый зампредседателя комитета Госдумы по культуре, напомнила, что еще в 2000 году президент России подписал «Доктрину информационной безопасности России».

— Но за 10 лет нам так и не удалось внедрить многие нормы этой доктрины в российское законодательство, — признала Драпеко. — Это постоянно вызывает сопротивление либерального лобби. Нас пытаются обвинить в том, что мы вводим цензуру. Но цензура — это запрет до трансляции, а наш закон предполагал оценку того, что уже было протранслировано.

Сейчас, по словам Елены Драпеко, этот закон вообще снят с рассмотрения Госдумой.

Оба приглашенных кинорежиссера коснулись не столько образования, сколько культуры (которая, как ни крути, — тоже образование).

Александр СОКУРОВ:

— Я обратил внимание на феноменальную ситуацию в нашей стране. В советское время спрос на культуру был такой, что государство с его колоссальными вложениями в культуру не могло этот спрос полностью удовлетворить. Сегодня такой потребности в культуре нет. Деградация чудовищная. Можно создавать хорошие фильмы, но аудитория этих режиссеров, актеров, сценаристов чрезвычайно мала.
Парадокс: тоталитарному государству культура и искусство абсолютно необходимы. А демократическое — с легкостью сбрасывает это на общество, совершенно не беспокоясь о том, готово ли общество принять этот груз, есть ли в обществе силы, чтобы поддерживать культуру, будут бороться с национализмом и другого рода кошмаром. Пока таких сил у общества — нет.
…Платное образование — одно из жесточайших ошибок государства. Как можно так нарушать Конституцию, ограничивая возможности получения образования?! Сегодня стоимость получения высшего образования — 120 тысяч рублей в год; где возьмет их человек способный, но из обычной семьи?
Государство Россия существует только для того, чтобы существовали культура и образование. Нет других целей. Если мы не удержим хотя бы средний уровень культуры населения, ничто не удержит страну от мятежа, от гражданской войны.

Игорь МАСЛЕННИКОВ:

— Кого обслуживает нынешнее телевидение? Народ? Ничего подобного — оно обслуживает рекламодателей. А по временам перестройки мы помним, что это бандиты. Да, их дети теперь учатся в Кембриджах, но вкусы-то остались прежние: гламур, стрип-бар. Руководители основных телеканалов — люди образованные, интеллигентные. Но и Эрнст, и Добродеев решаются показать хорошее кино только после двух часов ночи — видимо, когда рекламодатели разъехались по ночным клубам.
В кинотеатрах вы не увидите «кино переживаний» — эти фильмы лежат на полках. Не из-за идеологии, а потому что нет мест, где их можно посмотреть. Да, вы можете купить диск и посмотреть дома. Но кино переживаний делается для соборного зрелища.
В Москве — 100 театральных залов, и все они забиты битком, хотя билеты недешевые. Почему люди идут в театр? Потому что хотят испытать соборность. Это меня утешает.

Минобразованию предлагается

Пленарное заседание длилось часов пять — в отведенное время не уложились. Дискуссии продолжились на секциях, которые тоже вряд ли были томными.
Министр образования, хоть и не был на форуме, представление о нем получит: ему доставят итоговую резолюцию форума.
Вкратце перечислим некоторые пункты.
Подушевое финансирование образовательных учреждений (когда сколько учеников, столько денег школа и получит) — может быть, и замечательный. Но он рушит образовательные учреждения культуры и искусств: туда набирают не по количеству, а по качеству, то есть немногих, — соответственно, и денег на них будут сущие крохи.
Сокращать часы на преподавание истории недопустимо, а сам предмет должен стать обязательно «экзаменуемым» при окончании школы.
У вузов должно быть право, набирая на направления, требующие особых способностей, устраивать дополнительные испытания этих самых способностей.
И наконец. Обыватель может и не понять такой витиеватости: «проект Закона «Об образовании» закрепляет образовательный процесс в контексте гражданско-правового или частно-правового регулирования». Ой-ой, как страшно. Но если перевести, то получается, что образование сводится к услуге. А тут и обыватель почувствует, что принцип «чего изволите» — это «как-то не того».

Подготовила Александра ШЕРОМОВА, фото Натальи ЧАЙКИ

 По данным Министерства спорта, туризма и молодежной политики, из 37 млн. молодых граждан в возрасте 14 — 30 лет только 46% считают себя россиянами и ассоциируют себя с российской нацией (остальные идентифицируют себя по этническим, религиозным аспектам и проч.).
 84% россиян считают себя патриотами. Но обеспечить достойное будущее страны готовы только 26%.

↑ Наверх