Газета выходит с октября 1917 года Friday 6 декабря 2019

Олег Виноградов: Сегодня балерины работают как машины

Брать интервью у режиссера перед премьерой — дело опасное: балетная труппа разрывает постановщика на части, костюмеры и танцовщики обращаются к нему с бесконечными вопросами, предлагают что-то новое, ругают что-то старое. У Олега Виноградова каждые пять минут звонит телефон: кажется, что вся Оперная студия вот-вот задымится от напряжения.

Брать интервью у режиссера перед премьерой — дело опасное: балетная труппа разрывает постановщика на части, костюмеры и танцовщики обращаются к нему с бесконечными вопросами, предлагают что-то новое, ругают что-то старое. У Олега Виноградова каждые пять минут звонит телефон: кажется, что вся Оперная студия вот-вот задымится от напряжения.

Я сижу в крошечном кабинете известного хореографа и разглядываю раритетные фотографии на стенах, Олег Михайлович проносится мимо меня туда-обратно, предлагает осмотреть эскизы декораций. Наконец он закрывает дверь в свой кабинет и начинает разговор, хотя знает, что за ней его уже опять кто-то ждет с новыми вопросами и предложениями. А что делать? Премьера на носу!



Нас хотят зомбировать

— Спектакль уже практически готов, у нас идут последние репетиции. Труппа работает хорошо, декорации и костюмы делают в лучших мастерских Петербурга. Оформление Вячеслава Окунева, с которым мы уже работаем около 40 лет, очень интересное. Я надеюсь, что любители традиционного, классического балета (красивого, сказочного, без влияний последних извращений, которые появились в нашем искусстве) будут рады. «Золушка» — нормальный классический балет, созданный по законам академического стиля, я это делаю сознательно, потому что в последнее время таких балетов все меньше и меньше. Хореографы то ли не хотят такие балеты делать, то ли не умеют (скорее всего и то и другое). А публика любит такой балет, с традициями более чем 300-летней давности! И в дальнейшем мы планируем ставить только такие балеты: это же Петербург, здесь лучшая балетная школа, со своими сложившимися традициями, которые повлияли на развитие балета во всем мире. А мы сегодня все теряем!

— Когда вы говорили о «ненормальности» балета, что имели в виду?

— В основе постановки должны лежать общечеловеческие ценности и красота! Если это воспитывает и одухотворяет, если после спектакля не хочется пойти в душ, смыть с себя всю эту грязь, — такой балет нужен. То же самое с оперой, то же с драматическим театром.

— Может быть, со временем размывается само понятие красоты?

— Я думаю, что не размывается, я думаю, что это дьявольское проявление. У меня вообще складывается впечатление, что нас хотят зомбировать, особенно наших детей. Если раньше сказки, подобные Золушке, были основой детского воспитания, то теперь дети растут на монстрах, динозаврах, чудовищах и прочих ужастиках. Мозги становятся квадратными. Чего же мы хотим от следующего поколения?

— С постановки «Золушки» в 1964 году в Новосибирском театре оперы и балета началась ваша творческая биография. Элементы костюмов или декораций были вами сохранены в постановке XXI века?


— Костюмы и декорации новые, а бюджет этого спектакля неслыханный для данного театра. Руководство консерватории делает все возможное и невозможное, чтобы выпустить очень красивый спектакль. Нам хочется, чтобы с этого спектакля началась новая ступень в эстетике театра.

Что танцуют — кошмар!

— Чем отличаются балетные звезды нашего времени от прежних лет?

— Только зарплатой. Те звезды, которых мы знаем сейчас как легенды, — получали раз в 100 меньше. Работали и доказывали свою состоятельность и прославляли наше искусство. Вообще современный мировой балет по школе и физическим данным стал намного лучше. Вот (показывает на фотографию нехуденького Нижинского) посмотрите, каким был Нижинский! С теми формами, которыми обладали в прошлом веке, в наше время просто не взяли бы в балет. Техника в наше время тоже стала лучше, но понятие о духовности этого искусства уходит. Сегодня многие звездные балерины, очень красивые по данным, работают как машины. Что танцуют — кошмар!

— Но это не их вина, наверное, а руководителя...

— Безусловно. Не бывает плохих театров, бывают плохие руководители.

— Алла Осипенко как-то высказывалась, что раньше главным счастьем для танцоров были репетиции, о здоровье и деньгах думали меньше. Была подлинная радость от создания спектакля…


— Алла абсолютно права в этом, потому как раньше никаких денег и не было. Мы даже не могли думать об этом — и не думали! Это была норма! Сейчас, когда платят такие сумасшедшие гонорары, которые трудно даже себе представить, когда границы открыты и можно куда угодно уехать, все сместилось. Но ведь артист не виноват в том, что он хочет зарабатывать? Он должен дорого продавать свои ноги, свое творчество, он должен существовать так, как этого заслуживает по итогам своей работы.

— Отношение к звездам раньше в нашей стране было не на высоте. Сейчас что-то меняется в лучшую сторону?

— Ничего не меняется. Чтобы поднять престиж американского балета, мне лично прислал письмо президент Соединенных Штатов с приглашением работать там. Вы можете себе представить такое у нас? Я потому и уехал отсюда много лет назад, что был здесь никому не нужен.

Мой дом — здесь

— Знакомством с какими людьми вы гордитесь?

— Юрий Петрович Любимов, дай бог ему здоровья! Это один из гигантов, у которого я учился. Боря Тищенко, с которым мы сделали «Ярославну»; очень странно, что Мариинский и Большой театры боятся или не хотят поставить этот балет. Жалко очень, что ушли Тихон Николаевич Хренников, Дмитрий Сергеевич Лихачев... Это все люди, которые повлияли на мою жизнь.

— Если сейчас такое сложное положение в сфере культуры, то... извините, на что вы надеетесь?

— Надежда, как говорят, умирает последней. Я уже 20 лет работаю в Америке, ставлю спектакли во многих театрах, но дом мой — здесь. Этот город дал мне все!


21 и 22 мая на сцене Театра оперы и балета Санкт-Петербургской консерватории состоится премьера балета «Золушка» на музыку Прокофьева. Постановка всемирно известного балетмейстера,  декана режиссерского факультета Санкт-Петербургской консерватории народного артиста СССР Олега Виноградова. Музыкальный руководитель и дирижер — народный артист России Сергей Стадлер, сценография и костюмы — Вячеслава Окунева. В главных партиях: Золушка — Наталья Ториашвили, Олеся Гапиенко, Принц —  Илья Заботин, Андрей Бесов.


Беседовала Антонина РОСТОВСКАЯ

↑ Наверх