Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 7 декабря 2022

от Людмилы Клушиной: Что касается нашего транспорта, то тут меня все возмущает

— Честно скажу, человек я не скандальный, терпеливый... Но что касается нашего транспорта, то тут меня все возмущает — все-все-все!!! И то, что мой 114-й автобус (последний), как правило, с песнями уходит не по маршруту, а прямо в парк, и то, как возят нас гастарбайтеры на маршрутках... Это вообще подпадает только под одно определение — как дрова. Почему я об этом? А потому, что, когда сажусь в электричку метро, чувствую то же самое: меня везут как дрова. То есть не заботятся о том, чтобы я, паче чаяния, не сломала ногу, как это произошло с моей подругой в троллейбусе. Да, она отсудила у транспортных ведомств довольно крупную сумму, но потом потратила столько же и еще полстолько на лечение в Венгрии. Да, она сейчас не вызывает МЧС, чтобы спасатели поднимали ее на пятый этаж в собственную квартиру, но ходит с палочкой, как инвалид. И естественно, меньше зарабатывает, так как журналистов, и это все знают, ноги кормят.

Ее пример — другим наука. Когда я вхожу в маршрутку или вагон метро, всегда стараюсь сесть. Во-первых, теперь боюсь резкого торможения. А во-вторых, следую девизу доктора Спока и Черчилля: я никогда не стою, если можно сидеть, и никогда не сижу, если можно лежать.

Но в последнее время и это не спасает: машинисты метро часто ездят так, что сомневаешься в их профессионализме. Ну кто мне объяснит: почему раньше, в советское время, электричка в метро ходила спокойно, плавно и свет не гас периодически (уж не говорю о том, что поезда появлялись через минуту), а теперь электричка взбрыкивает, пассажиры резко «перетекают» от одной двери к другой, чуть не падают?

Знакомый, который петрит в этом деле, попытался мне объяснить: дескать, электричка тормозит реверсом, то есть включает двигатель в обратную сторону, а свет может периодически гаснуть на развилках из-за неисправности контактного рельса. Но мне от этого ученого объяснения не легче: я просто не хочу ноги ломать, они мне еще пригодятся... Однако что Метрополитену и лично господину Гарюгину до моих ног? Если бы его ноги пострадали (не дай бог, конечно!), тогда — да, в метро быстро бы навели порядок. А так — одной ногой меньше, одной больше — не принципиально. Остается только сокрушаться, что у нас не только дорогое метро, но и самое «тормозное», то есть травматичное...

↑ Наверх