Газета выходит с октября 1917 года Monday 20 мая 2019

Отец Глеб одинаково уверенно чувствует себя и в рясе, и в зенитовской форме

Молодой православный священник отец Глеб Грозовский известен как капеллан главной петербургской футбольной команды «Зенит». Служит сейчас в Софийском соборе Царского Села и тренирую детскую футбольную команду «деревни SOS».

Как говорится, места знать надо. Если хочешь встретить интересных людей и послушать их рассказ о себе — можно сделать это, например, в таком экзотическом месте, как подземная крипта при католическом соборе святой Екатерины, что на Невском проспекте. 

Вот разве что одеваться надо потеплей — в крипте всегда холодновато. А так — приглушенный свет и красивые каменные своды, видимо, располагают к хорошему общению.

Вполне удачно состоялось уже несколько встреч: идет цикл «Церковь и культура». В этот раз цикл было решено временно переименовать в «Церковь и физкультура». Потому что гостем стал молодой православный священник отец Глеб Грозовский, известный как капеллан главной петербургской футбольной команды «Зенит». Отец Глеб — еще и координатор молодежных программ Царскосельского благочиния РПЦ; он занимается профилактикой наркомании и ВИЧ, пишет книги.

Небольшая справка: еще до того, как стать батюшкой, Глеб Грозовский учился в детско-юношеской футбольной школе «Зенит», играл за петербургское «Динамо». На международных турнирах его признавали лучшим футболистом. А после получения диплома футбольного тренера в Институте им. Лесгафта он отправился на приемные экзамены в Православную духовную семинарию. Нельзя сказать, что это полная смена жизненного вектора: все-таки отец Глеб — потомственный священник. Его отец, некогда известный артист Театра им. Комиссаржевской и режиссер Ленинградского телевидения Виктор Грозовский, был уважаемым петербургским протоиереем.

Так вы — священник?

— Отец Глеб, все-таки нормально ли это — совмещать спорт, игры, азарт — и христианское вероучение?


— Я вам могу сказать, что настоятель Князь-Владимирского собора недавно обратился ко мне с просьбой: с помощью команды «Зенит» построить на территории собора небольшой футбольный стадион. В РПЦ таких случаев просто нет. А вот в Италии я видел при католическом храме площадку — прямо в ограде храма, — где играли ребята. И мне это очень понравилось. Захотелось, чтоб и у нас такое было.

Вообще до 2000 года у нашей церкви не было никакой четкой позиции, а вот в 2000-м вышел сборник документов «Основы социальной концепции РПЦ», где выражено и наше отношение к спорту. Если передавать смысл — церковь одобряет спорт и физическую культуру.

Но в то же время церковь против излишней коммерциализации, против допинга и против нанесения тяжких увечий в спорте. И без фанатизма! Вы помните, может быть: в словаре Даля «фанатизм» обозначен как «грубое, упорное суеверие». Так что к вере он не имеет отношения. Я, будучи капелланом «Зенита», не сторонник того, чтоб «Зенит» обязательно победил, любой ценой. Для меня тут самое главное — миссия миролюбия. Мне гораздо важней, чтоб не было крови, разбитых лиц и горя из-за того, что болельщики перепили пива.

— Хорошо, а какие тогда нужны отношения в спорте и вокруг него, чтоб уменьшить степень агрессии?


— Но тут не надо запрещать, заставлять делать так-то или так-то. У христианина есть обязанности, но исполняет-то он их по любви, а не по принуждению.

Хотя если появляется зло — оно увеличивается в геометрической прогрессии. И нужно его останавливать с помощью средств массовой информации — вот в Интернете на многих сайтах появилось обращение, где священнослужители призывают к миру фанатов «Зенита». Конечно, ведется работа с фанатами, правда не так быстро, как хотелось бы. Но если я общаюсь с представителем клуба болельщиков — я же не могу его поставить перед собой, поучать и пальчиком грозить! Это глупо. Я должен с ним чайку попить, найти личный контакт. Может быть, и в футбол с ним поиграть. Надо, чтоб появилось доверие. 

 

Отец Глеб и в черной рясе комфортно себя чувствует среди синих зенитовских курток. Он здесь свой.

 

 


Нужны и беседы в школах о терпимости, и просто совместные занятия. Я ведь не оставил спорт. Продолжаю давать детям уроки, проводить тренировки. Вот недавно у меня были такие мастер-классы. И пришел я, естественно, не в рясе, а в зенитовской форме. Показал детям что-то, что осталось в памяти. А потом для фотографии надел рясу и снова вышел к детям в зал. Вы не представляете реакцию детей! Я на всю жизнь запомню это восхищенно-восторженное удивление: «А вы священник?» — «А вы не знали?» — говорю.

И они теперь, конечно, ждут следующей встречи. С ними можно будет говорить о толерантности и терпимости.

Служу я сейчас в Софийском соборе Царского Села и тренирую детскую футбольную команду «деревни SOS». Там живут дети, оставшиеся без опеки родителей. Деревня находится в Пушкине. В России подобных поселков — всего 4, а во всем мире — 450. Помогают в основном западные спонсоры, наше государство ни копейки не дает. Там главным образом работают женщины — я один из немногих мужчин. И каждую субботу после вечернего богослужения я тренирую этих детей. Это и физическое развитие, а с другой стороны — умение быть сдержанным. Если я слышу, что один ребенок другого обзывает, я его освобождаю от игры. И в следующий раз он, конечно, подумает, надо ли обзываться. Меня очень радует, что за эти три года моей работы произошли не только спортивные успехи — но и нравственные. Самое ведь главное — чтобы эти дети научились дружить по-настоящему. И девчонки оттуда, которые видели, как играют мальчишки, тоже создали свою команду. Играют совершенно без боязни и ездят на свои турниры уже.

Молодец, батя!

— Вы — в хорошей спортивной форме, это ясно. А православные священники, которые бывают, извините, с брюшком, — они-то готовы поиграть в футбол?

— Я видел по телевизору — бегали батюшки по полю, играли с представителями органов МВД. Но это в другой епархии. Когда я был на приеме у епископа Амвросия, ректора Санкт-Петербургской духовной школы, — убедился, что за собой он следит. Мы говорили как раз о том, что нужен был бы спортивный сектор при семинарии. Но мы не можем получить здание, в котором могли бы проходить занятия.

— А кроме вас есть ли капелланы у других спортивных команд?

— Отец Сергий Чуркин, в прошлом священник Софийского собора, теперь служит в Колпине — окормляет нашу баскетбольную команду «Спартак». В Германии мы встречались с одним священником. И в других клубах тоже, кажется, есть, но это не очень афишируется.
В Италии это, конечно, очень популярно.

— «Зенит» — команда многонациональная и, наверное, многоконфессиональная. Как у вас складываются отношения с верующими игроками из других конфессий?

— Кое-кто пытается раздуть из этого конфликт. По-моему, это такая глупость! Я лично находил для турка Фатиха Текке мусульманского имама. Для аргентинца форварда Алехандро Домингеса — католического священника. С бельгийцем Николасом Ломбертсом у меня был разговор на христианскую тему. А с Ким Дон Чжином, протестантом, мы вместе выступали на молодежном рок-фестивале, агитируя против наркотиков. Когда пытаются поссорить и устроить конфликт на пустом месте — это чушь. Потому что любая нормальная религия призывает к любви.

— Как раз к вопросу о профилактике наркомании. Как вы выступили тогда на этом фестивале?

— Ну, вы представляете себе это состояние? Выходишь в рясе, а там пятнадцать тысяч зрителей, тридцать тысяч глаз. И вдруг — поп! «А ты вообще откуда взялся?» — подумали все, наверное. Но по мере разговора, призыва к тому, чтоб выбрали жизнь и радость общения, адекватных отношений — вдруг увидел понимание и «уважуху». Мол,  «молодец, батя. Чего-то там правильное сказал. Давай следующего!».

Фото с официального сайта ФК «Зенит»

↑ Наверх