Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 21 августа 2019

Память выплывает из глубин

100 лет со дня закладки легендарного, самого что ни на есть питерского храма — Спаса-на-Водах — исполнилось в эти дни. Судьба у Спаса-на-Водах была яркая, но короткая и печальная — простоял он недолго, а запомнился многим.

Есть удивительные дни в истории Петербурга, например — конец мая: и город начали строить в самый разгар белых ночей, и император-строитель родился тогда же.

100 лет со дня закладки легендарного, самого что ни на есть питерского храма — Спаса-на-Водах — исполнилось в эти дни. Есть и еще одна дата, которую не должен забывать наш город, морская столица российской державы: 105 лет назад завершилось одно из самых тяжелых сражений Русско-японской войны — битва при Цусиме, проходившая 14 и 15 мая по старому стилю, то есть 27-го и 28-го по новому. В память об этих событиях и о героических русских моряках был поставлен храм-памятник в том месте, откуда почти 300 лет назад началась история державного кораблестроения.

Со дня закладки легендарного храма Спас-на-Водах минуло 100 лет.


Представьте, что вы стоите как будто на палубе корабля — вокруг волны, мимо проплывают набережные, мосты выгибаются крутыми пролетами... Но вы остаетесь на месте, под ногами — каменная мостовая, а при этом возникает полная иллюзия морского путешествия.

— Вот здесь моряки выстраиваются в почетном карауле, — Владимир Бельков показывает на небольшую площадку вокруг белоснежной часовни Николая Чудотворца. — В этот день уже двадцатый год подряд будет играть оркестр. Представляете, как на этом месте звучат вальсы «На сопках Маньчжурии» или «Амурские волны»?

В 1990 году инициативная группа петербуржцев зарегистрировала общественную организацию — комитет восстановления храма Спас-на-Водах, Владимир Бельков — председатель ее правления. А с 1991-го каждый год 27 мая там, где стоит сейчас часовня, стали проходить торжественные церемонии в память всех погибших на воде российских моряков — где же еще и вспоминать о них, как не на месте храма, символической братской могилы для всех, не вернувшихся с воды.

— По православной традиции у человека после смерти должна быть могила, куда его близкие могли бы потом прийти, — рассказывает Владимир Бельков. — Поэтому было принято решение в 1908 году построить храм памяти всех русских моряков, погибших на воде. Сюда приходили вдовы погибших, родные и друзья морских офицеров и простых матросов.


Вокруг часовни Николая Чудотворца моряки выстраиваются в почетном карауле.


Судьба у Спаса-на-Водах была яркая, но короткая и печальная — простоял он недолго, а запомнился многим. В ней принимали участие выдающиеся люди начиная с Петра Аркадьевича Столыпина — именно он в ноябре 1908 года поехал на доклад к Николаю II и сообщил ему о том, что в Петербурге среди морского кружка возникла мысль увековечить память погибших моряков. Император в резолюции написал: «Согласен и всецело сочувствую мысли увековечить память погибших моряков».


Храм строил выдающийся архитектор эпохи историзма Мариан Перетяткович.

Строил храм Мариан Перетяткович: его работы здание на углу Малой Морской и Невского, католический костел в Ковенском переулке, многие другие известные в Петербурге сооружения. Для Спаса выбрали стиль, непривычный для самого европейского из всех российских городов, — так выглядят соборы во Владимире и Суздале, знаменитая церковь Покрова на Нерли очень похожа на Спас-на-Водах, но в Петербурге так не строили. Для облицовки выбрали белый камень, которым украшена Москва, всем своим обликом новый храм напоминал древнерусские церкви.

И место для него выбрали удивительное: на Английской набережной Новоадмиралтейского острова, рядом с верфями, там, где швартовался императорский фрегат «Штандарт», где стояла когда-то «Аврора». На другом берегу Невы — Морской корпус, в перспективе видны шпили Петропавловки и Адмиралтейства, река через три моста просматривается.

Летом 1932 года исполком Октябрьского районного совета народных депутатов Ленинграда принял решение — Спас-на-Водах надо снести, чтобы освободить место для новых корпусов Адмиралтейского завода. За храм вступились сотни человек, но ничего не помогло, храм взорвали, многих заступников арестовали, священника отца Владимира (Рыбакова) забили насмерть в тюрьме на Литейном. Кстати, новый заводской корпус построили только 30 лет спустя.

Владимир Бельков сам когда-то работал на Адмиралтейском заводе. Однажды ему и коллегам, которые тоже интересовались историей, удалось даже провести небольшие раскопки, воспользовавшись, что в том месте проводили теплотрассу. Когда рабочие начали рыть траншею, экскаватор чуть не опрокинулся — ковш намертво уперся в каменную кладку.

— Я до сих пор помню, как мы за три литра спирта и 25 рублей упросили рабочих, — смеется Владимир. — Они все раскопали, и мы увидели нижний храм. Кладка сохранилась великолепно, мы все сфотографировали, замерили. Фактически нижний храм стал частью основания для заводского корпуса.

Кроме белоснежной часовни (камень для облицовки привезли из тех же карьеров, что и для храма) на этом крошечном участке стоит дом, где организовано нечто вроде маленького музея. Здесь можно увидеть уникальные предметы — фрагменты роскошной мозаики из внутреннего убранства храма. Они сохранились чудом, точнее — благодаря старшему научному сотруднику Эрмитажа Федору Морозову. Неизвестно, как он договорился, но ему разрешили еще до взрыва демонтировать три мозаики, сделанные по эскизам Васнецова. Потом они десятилетиями хранились в Русском музее.


Лик Христа — фрагмент мозаики храма, чудом уцелевший после взрыва.


Позже туда же попал обломок внутренней стены храма с великолепно сохранившейся мозаикой — это лик Христа, фрагмент многометровой фигуры Спасителя, идущего по воде, созданной по эскизам Николая Бруни. Об этой мозаике рассказывали старые петербуржцы — мол, после взрыва из воды канала глядел на людей Христос. Сейчас экспонаты из Русского музея находятся здесь на временной выставке с разрешения Министерства культуры.

— У нас есть большая мечта — не только восстановить храм, но и сделать весь Новоадмиралтейский остров морской музейно-культурной зоной, — говорит Владимир Бельков. — Здесь был Галерный двор Петра I, он застраивался одновременно с Заячьим островом, сохранились эллинги петровского времени, здесь создавалась история нашего флота начиная с XVIII века. Новую Голландию загубили. Может, Новоадмиралтейский остров удастся спасти?


Наталья ШКУРЕНОК

Фото предоставлены общественным комитетом восстановления храма Спас-на-Водах

Фото автора

↑ Наверх