Газета выходит с октября 1917 года Friday 6 декабря 2019

Простые вещи

До 23 мая галерея «КвадраТ» приглашает на выставку «Ленинградский стиль промграфики 1960 — 1980-х годов». На ней представлены произведения художников — наших земляков, посвятивших какую-то часть своей жизни оформлению самых простых вещей, окружавших нас, вещей, которых мы подчас даже не замечали.

До 23 мая галерея «КвадраТ» приглашает на выставку «Ленинградский стиль промграфики 1960 — 1980-х годов». На ней представлены произведения художников — наших земляков, посвятивших какую-то часть своей жизни оформлению самых простых вещей, окружавших нас, вещей, которых мы подчас даже не замечали.

И правда, кто будет рассматривать сигаретную пачку, конфетную обертку, конверт от грампластинки? Если мы и смотрели, что же там нарисовано, то уж точно не задумывались, что за каждой такой мелкой мелочью стоит художественно одаренная личность. Жизнь поддерживала нас в этом неведении: все творения художников-промграфиков в советское время были анонимными. И на выставке большинство произведений не имеет авторов, известны только двое: Анатолий Громов и ныне покойный Игорь Оминин. В первом случае сам художник предоставил работы для выставки, во втором — его наследники. А остальное — из частных коллекций, каким-то чудом сбереженное (находились, однако, люди, понимавшие, что это надо сохранить).

Сейчас каждый скажет: упаковка товара — это реклама. Но какая могла быть реклама в эпоху плановой экономики и ее следствия — тотального дефицита? Зародилась советская промграфика в 1920-е как часть плана монументальной пропаганды, но к 1960-м идеологическую направленность утратила и стала… просто-напросто воспитывать вкус (ох, сейчас бы кто-нибудь воспитывал вкус публики!). Для самих же художников это анонимное оформительство стало зоной свободного самовыражения.


Традиция ленинградской школы промграфики — лаконичность, запоминаемость.


Сувенирные наборы сигарет — было и такое.

 

При разработке революционных сюжетов решались сугубо эстетические задачи...


Но выставка посвящена не просто советской промграфике, а именно ленинградской. В большинстве работ так или иначе присутствует наш город — ведь его силуэты просто просятся в графику...

Графическая суровость порою объясняется недостатком материалов и технологий, но на преодолении технических сложностей очень часто рождается настоящее искусство. Рассказывает Анатолий Громов: «Сейчас все делают на компьютере, но быстро и просто — не всегда хорошо. Нам приходилось каждую буковку выписывать вручную, а слухам, что за границей есть пленка, с которой буквы можно перевести на бумагу, не все верили — многие считали легендой. Мы химичили с краской, в основном использовали акварель, темперу, гуашь. Если по замыслу в композицию входила фотография, это тоже была морока: найти фотографа, договориться, да еще чтобы у него была широкая пленка. Цветной бумаги тогда тоже не было: ходили в типографию, и нам продавали цветные обрезки, из которых можно было что-то сделать. Я провожу параллель с искусством фотографии: когда надо было таскать здоровенную камеру, настраивать ее, да еще пленку беречь, результат был один, а сейчас, с цифрой, совсем другой. Человек более ответственно относился к тому, что у него может получиться. Мы выразительные средства экономили, потому что каждый раз надо было придумывать, исхитряться, чтобы сделать ту или иную «штучку». А теперь, на компьютере, появляется искушение перегрузить композицию ненужными красивостями, и не все умеют останавливаться. Традиция ленинградской школы промграфики — лаконичность, запоминаемость. Это искусство не терпит мелких и дробных деталей».

Татьяна КИРИЛЛИНА Фото автора

↑ Наверх