Газета выходит с октября 1917 года Sunday 23 июля 2017

Пятница с Михаилом Казиником

Маленькие таланты

 

 

Рига для меня — особый город. С Ригой связано детство. Каждое лето мы всей семьей отдыхали на Рижском взморье. Что это были за времена! Белый шелковый песок побережья и несравненной красоты закаты. Прогулки вдоль моря, где любил отдыхать весь цвет культурной элиты. Но самое главное — концертный зал «Дзинтари» и ежегодные фестивали «Рижское лето». Мы не пропускали ни одного концерта!
Я за всю свою последующую жизнь не слышал столько замечательной музыки в исполнении лучших оркестров и солистов, как за эти годы детства. Мравинский и Кондрашин, Янсонс и Рождественский. Ойстрах и Гилельс, Коган и Рихтер. Аншлаги уникального концертного зала «Дзинтари». А невероятные впечатления от органных концертов Домского собора!
Сам Георг Филипп Телеман посвятил этому городу немало лет жизни. Здесь проходили авторские концерты Гектора Берлиоза. А через полвека — Яна Сибелиуса. В Риге работал молодой Рихард Вагнер, здесь дирижировали Бруно Вальтер и Франц Буш. Здесь выступали Клара Шуман и Ференц Лист...
В детстве мне казалось, что вся Рига, вся Латвия — это огромный концертный зал.

Здесь бытия темнеет завязь,
Здесь спят дома, небес касаясь,
Здесь дремлет Древность, что вкусила
Вино веков из Домской силы.

Эти строки из стиха моей ранней юности родились тоже в Риге.
У меня до сих пор хранятся все программки этих времен. Перебирая их, я уже почти не верю, что такое действительно было. Потому что потом, когда Латвия стала самостоятельной страной, неожиданно «Дзинтари» начал функционировать прежде всего как попсово-фестивально-юмористический зал. Он стал полигоном для российской попсы. Горечь, которую я испытал и испытываю, невозможно передать.
Ведь Рига на протяжении многих поколений была одним из величайших культурных городов мира. И в далекие 60-е годы прошлого века традицию удалось сохранить.
…В Риге я не только выступал, но и участвовал в жюри конкурса молодых музыкантов.
Впечатления огромные! Уже с самого начала на сцену выходили… шестилетние скрипачи и играли на самом высоком уровне. Это уровень взрослых, глубоких музыкантов — как по красоте звука, так и по музыкальности мышления. Хотелось каждому из них дать главный приз. А как феноменальны маленькие пианисты!
Но я ловил себя на мысли, что у этих детей нет слушателей. Потому что их слушатели не подготовлены всей системой музыкального воспитания. У нас сейчас рождается огромное количество талантливых детей. Но какое будущее у этих талантов? Кто будет заполнять концертные залы, кто будет оплачивать их творчество?
Потребность в подлинных талантах у нынешнего попсового телевидения — нулевая. Идет повсеместное нападение на школьные уроки музыки, искусства. А те уроки, которые еще существуют, не выдерживают критики. Почти все нынешние общепринятые методики устарели. Культура финансируется по остаточному принципу.
Маленькие дети, игравшие на скрипке и рояле в Риге, — радость и укор.
Если не сделать что-то принципиально важное в деле музыкального воспитания, то эти безмерно талантливые дети вырастут и покинут пределы своей страны. Они уедут в ту бездонную музыкальную Европу, в которой по-прежнему хватает места для всех — своих и приезжих — музыкантов.



↑ Наверх