Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 30 мая 2017

Пятница с Михаилом казиником

Утренняя почта

Каждое утро я начинаю с того, что отвечаю на письма утренней почты.
Как бы я ни был загружен, стараюсь не пропустить ни одного важного послания.
Вот — два письма, на первый взгляд не имеющих связи друг с другом.

 


Письмо первое.
«Здравствуйте, Михаил Семенович!
После нашей встречи я много дней не могла успокоиться, необъяснимое волнение в душе, и изменилось отношение к некоторым вещам. А сейчас читаю «Архипелаг ГУЛАГ», захотелось с Вами поделиться этим. Я много лет сознательно откладывала прочтение этой книги, было ощущение, что еще рано... еще пару лет, еще не пойму так глубоко, как надо! Когда в Питере слушала 11-ю симфонию Шостаковича, пришло четкое осознание: «Пора». После Солженицына глубже стала понимать Вашу теорию о генетической памяти — только она согревает, а между строк читаю все время один вопрос: «Чей же я потомок? Чей?» Тех, кого посадили? Или кто был хитрее и приспособился? или тех, кто сажал? кто видел, как сажают, и молчал?
P. S. С уважением…»

Ответ.
Я Вас прошу: читая «Архипелаг…», не увлекайтесь слишком рассуждениями на тему о том, в какой степени Вы или Ваши предки «виновны». Если в добавление к достаточно серьезным проблемам, которые существуют в обществе, вы будете постоянно думать о прошлом, то радости, которая сопутствует жизни творческого человека, не будет места. Обстановка в те времена в обществе была такова, что не выдерживали и самые достойные люди.
Вы — неповторимы, Ваша жизнь — в Ваших руках. Вы можете построить ее в соответствии со своими желаниями и потребностями. Вы не в ответе за предков — только за потомков и частично за современников — тех, кто рядом с вами.
Я знал одного пенсионера, который в молодости занимался раскулачиванием. Он был местным партийным деятелем и искренне верил, что сражается со злом. И потом уже, через много лет, никак не мог понять, куда делись продукты питания. Так и умер в непонимании. Самое удивительное, что он был честнейшим человеком, считал, что делает доброе дело, уничтожая «кулаков-кровопийц». А на самом деле — фермеров. Он с гордостью показывал мне след от «кулацкой» пули на шее. Когда фашисты подступали к деревне, где жила его семья, он отдал свою подводу раненым, а сам вместе с женой и двумя дочерьми пошел пешком. Чудо, что они остались живы! Видите, как всё непросто в нашей истории. Добро и зло уживаются рядом. Порой бессознательное зло и сознательное добро.
Слушайте музыку, читайте книги о добром и умейте радоваться жизни.

Письмо второе.
«Пишет Вам участница Вашей летней школы из Курска. Огромное спасибо Вам за Ваш труд, за «перепрограммирование» сознания многих людей (и это не общие фразы, я это вижу своими глазами).
Обращаюсь к Вам как к специалисту по воздействию музыкой на детей.
Мы с коллегами хотим организовать в Курске концерты классической музыки для совсем маленьких детей (до трех лет) с родителями.
Не могли бы Вы помочь подобрать репертуар, исходя из своего опыта? Мы планируем использовать скрипку, виолончель, флейту и другие инструменты с аккомпанементом фортепиано. Я понимаю, что у Вас сейчас гастроли и Вы очень заняты, но я знаю, что лучше Вас никто не посоветует!»

Ответ.
…Важно суметь настроить родителей и маленьких детей. Главное — не репертуар, а умение педагога общаться с такой аудиторией.
Здесь должны быть разнообразные миниатюры Баха, Моцарта, Шумана, Чайковского (у двух последних — детские альбомы). Но разговаривать нужно как бы с родителями. Дети могут воспринимать все это на уровне подсознания и через родителей. Очень важно играть музыку пяти-семилетнего Моцарта. Подходит музыка барокко (Вивальди, Корелли, Телеман).
Но важнее всего атмосфера — доверительная, радостная.
Дети должны почувствовать, что происходит что-то важное. Многое воздействует на уровне подсознания… Все эти концерты откликнутся позднее. Самое главное — возродить у родителей и детей генетическую память.
…Жизнь продолжается…


 

↑ Наверх