Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 23 июля 2019

«Сбивай сосули, мальчик, и береги город от высотной застройки!»

Группа «Ундервуд» заняла гражданскую позицию

Группа «Ундервуд» заняла гражданскую позицию,




Я родился в эпоху застоя.
Я живу в эпоху отстоя.
Я не знаю, в какую эпоху умру.
Мне не хочется думать плохое.
(строчки из песни «Бабл-гам» с нового одноименного альбома группы «Ундервуд»)

2000 год: солисты группы «Ундервуд», основанной в 1995 году в Симферополе, Владимир и Максим (кстати, медики по образованию), — молодые ребята, которые только что переехали из Украины в Москву и горланят свои разбитные песенки «Гагарин, я вас любила!» и «Следи за ее левой рукой». Впрочем, эти песенки в момент делают их кумирами молодежи, и не только.
2011 год: перед выходом на сцену петербургского «Зала ожидания» — два очень серьезных мужчины Владимир Ткаченко и Максим Кучеренко. За 15 лет они создали более 200 композиций, из которых около 80 издано в альбомах. Они рассуждают о состоянии школы высшего летного состава и развитии детского спорта. Говорят, после тридцати любой нормальный человек «начинает задумываться». И вот их мысли — в новом альбоме «Бабл-гам». Как объясняет «Ундервуд», эта жвачка, с одной стороны, — символ сладкого и наивного мира, а с другой — прообраз общества бездумного животного потребления.


О гражданской позиции

— Почему вас вдруг потянуло на гражданскую лирику?
Максим Кучеренко: — Как бабушки любят кошек, так и люди после 30 начинают задумываться. С изменением гормонального фона взрослеющий — или стареющий? — в общем, мужчина меняется. Трансформируется его взгляд на жизнь. Так и мы выходим из нарциссизма, себялюбия и эгоизма, которыми тотально страдают все артисты. Как говорил Джим Морриссон, нужно создавать несколько планов композиции. Чтобы привлечь внимание к проблемам общества, мы создаем парафраз.

— К каким проблемам, например?
Максим Кучеренко: — Например, исчезает школа высшего летного состава. Например, в целом в стране теряется мастерство, исчезают специалисты. Мы разговаривали тут с одной цыганкой. Ее дядя — последний семиструнник в России. Людей, играющих на семиструнной гитаре, не остается. Или, например, тема детского спорта. Если сейчас же не заняться этим вопросом, можно ставить на здоровье будущего поколения большой красный кривой крест.

— То есть, думаете, все это можно исправить, просто привлекая внимание к проблеме?
Владимир Ткаченко: — Как сказал Бродский, поэт — это птица, которая сидит на дереве и чирикает, и иногда шелест листьев поднимает аплодисменты. Мы такие птицы. Но ведь привлечь внимание к проблеме — это уже большой шаг в ее решении.

— У вас в новом альбоме есть песня «Квартира. Машина. Мировая слава». Написать строчки вроде «Я тихонечко сижу себе на троне, чувство меры выдает интеллигента» вас вдохновил конкретный человек или этот образ — собирательный?
Владимир Ткаченко: — Это сатирическая песня. Мы с Максимом пришли как-то в гости к нашему хорошему знакомому, достаточно известному человеку. Тогда же к нему зашел еще один гость, довольно именитый ученый. Он и сказал фразу: «Чувство меры выдает интеллигента». Затем был его трехчасовой монолог о том, как он талантлив. Но таких людей очень много, так что образ скорее собирательный.

Об интернете



— Эту и все остальные ваши новые песни уже можно запросто послушать в Интернете. Не боитесь, что так рекорд-лейблы и вовсе канут в Лету, а музыкантам станет не на чем зарабатывать?
Владимир Ткаченко: — Это проблемы рекорд-бизнеса, а не музыкантов. Мы как сочиняли музыку, так и будем сочинять. Мой прогноз: исполнители начнут все делать сами. Будут издавать альбомы, продвигать их, продавать на своих концертах. И ведь чтобы выпустить диск, нужно пойти на завод, выкупить акцизные марки, собрать команду себе в помощь, и так далее. Все это — техническая морока. Придется творческим людям изживать свою лень.
Максим Кучеренко: — Вся эта история о том, что музыка на пластинках перестала продаваться, — это очень интересный тренд развития общества. Благодаря Интернету появляются первые вещи, за которые не нужно платить. Но обмен все равно должен происходить, и денежный обмен просто сменится обменом вещами, эмоциями. Каждый вечер в Интернет выходят около 25 миллионов человек. Там практически вся наша аудитория. Пусть слушают! Неприятно лишь то, что общество теперь расслаивается, скажем так, по принципу «интернет-трафика». Мы тут проезжали город под названием Сухиничи. Есть ли там Интернет? Не знаю... И вот поймешь ли ты, петербуржец, того, кто живет в Сухиничах?!

О Гоголе и Гагарине



— В Петербурге вы дали концерт в День смеха и день рождения вашего любимого писателя Николая Васильевича Гоголя, творчеству которого в вашем альбоме посвящена песня «Дураки и дороги». В Москве концерт проходит в День космонавтики, и ведь песня «Гагарин, я вас любила!» была одной из композиций, которые принесли вам славу. А если бы Гоголь и Гагарин встретились, как думаете, они бы нашли общий язык?
Максим Кучеренко: — Думаю, они бы подружились. Гагарин научил бы Гоголя общаться с женщинами, а Гоголь Гагарина — мистифицировать свои поступки. Ведь Гагарин был человеком дружелюбным и контактным, но воспитанным по-советски, и в этой связи какая-либо метафизическая часть априори не предполагалась. И, думаю, Николай Васильевич Гоголь мог бы замечательно написать о космосе.
Владимир Ткаченко: — А еще у них удивительно зеркальные фамилии... Если бы они заикались, как бы они обращались друг к другу? «Га-га-га!», «Го-го-го».

О карьере


— Что изменилось за почти двадцать лет вашей музыкальной деятельности? Возросло ли ощущение ответственности и перед слушателями и перед собственным коллективом?

Владимир Ткаченко: — Да ничего не изменилось! В середине 90-х мы чирикали на крыше, на днях — в большом концертном зале в Петрозаводске. Разве что играть и петь лучше стали. Перед выходом волнуемся по-прежнему. Волнение — часть человеческой натуры. Ну и, поскольку коллектив у нас расширился до 11 человек и занимаемся мы только музыкой, — это большая ответственность. Нужно уделять внимание и менеджменту, чтобы ни у кого семьи не бедствовали.

— Помните ощущение от продажи первых дисков? Точнее, тогда еще это были кассеты, да?
Максим Кучеренко: — Да, первая кассета ушла за пару гривен. Тогда добрый человек напечатал нам тираж, и мы продавали его среди товарищей, потому что денег совсем не было. Приезжали москвичи, тоже покупали кассеты. Так начала у нас появляться первая известность.

— А нынешним молодым исполнителям помогаете?
Владимир Ткаченко: — Как-то особенно активно не помогаем. Но чем больше они пытаются достучаться до нас, тем больше для них толку. Есть молодые люди, к которым «Ундервуд» ходит на репетиции, дает советы, передает контакты продюсеров. Ведь песня как кухня: чтобы ресторан не превратился в сетевую забегаловку, нужно передавать рецептуру.

— Какова же рецептура?
Максим Кучеренко: — А рецептура у нас простая. Нужно делать все своими руками, много работать, пытаться как можно больше учиться и не жалеть вложений. Причем основное вложение — это время.

Беседовала Ирина ПАНКРАТОВА
Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх