Газета выходит с октября 1917 года Sunday 18 августа 2019

Шемякин подарил Русскому музею обнаженных

Шемякина — живописца, графика, театрального художника знают все. А в ипостаси фотографа его представляют себе не многие. Да и сам художник, во всяком случае в России, не афишировал свое увлечение, хотя фотографией занимается с конца 50-х годов.

— Этого человека не нужно представлять, это Михаил Шемякин, — начала встречу с журналистами Евгения Петрова, заместитель директора Русского музея.

— Да, это я, — подтвердил известный питерский художник. — И я, к сожалению, не часто бываю в России, поэтому только недавно узнал, что в Русском музее проходила фотобиеннале. Жаль, что не успел принять участие.


Шемякина — живописца, графика, театрального художника знают все. А в ипостаси фотографа его представляют себе не многие. Да и сам художник, во всяком случае в России, не афишировал свое увлечение, хотя фотографией занимается с конца 50-х годов. Примерно тогда он создал целые тематические серии — «Петербургские натюрморты», «Пейзажи», «Питерские хеппенинги». Уже в Париже, в 70-е, он снял серию фотоперформансов «Чрево Парижа», «Обнаженная на коне».


Песочные часы и череп — символы бренности бытия.


Как рассказал Михаил Шемякин, он со своим другом Константином Кузьминским устраивал совершенно эпатажные даже по современным меркам действа: в мастерской художника вешали сырую тушу, вокруг которой танцевали обнаженные девушки и сами авторы и вдохновители этого мероприятия. Шемякин все это снимал на пленку. Через несколько дней туша начинала «благоухать», они закрашивали ее лаком и продолжали использовать как модель для съемки. Так появилась серия работ «Туша быка и модель».

Сейчас по материалам парижских наблюдений и съемок художник готовит серию фотографий «Тротуары Парижа» — материалом для работы станет не убранный с улиц мусор, на фоне которого Шемякин запечатлеет лица, предметы, состояния души и атмосферы. Все, что включает в себя понятие «метафизика пространства».

— Я вообще люблю снимать задворки мастерских, куда выбрасывают обломки скульптуры, то, что разрушается и исчезает, — рассказывает Шемякин. — А еще мне очень нравилось снимать свою комнату в Ленинграде, из окна которой был виден Сенной собор. Когда летним днем солнце поднималось в зенит, от ослепительного света из комнаты буквально исчезали предметы. И мне удавалось запечатлеть это на пленку. Так появилась серия «Исчезновения».

Всего в дар Русскому музею Михаил Шемякин преподнес около десятка работ, в основном созданных в 90-е годы и в начале этого столетия. Но среди подношений музею оказались и самые ранние, сделанные еще в 1960 году, — например, «Натюрморт с бутылкой и хлебом». «Представляете, этот хлеб, который я снимал полвека назад, до сих пор сохранился! Вот это было качество муки в то время!» — Глядя на Михаила Шемякина (родившегося, напомним, в 1943 году), фонтанирующего идеями, переполненного энтузиазмом и творческой энергией, тоже хочется сказать: вот это качество человеческого материала!

Наталья Шкуренок

Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх