Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 сентября 2020

«Смолянки» побледнели и похорошели

Публике показали семь знаменитых портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц Дмитрия Левицкого, вернувшихся в Русский музей после капитальной реставрации.

Публике показали семь знаменитых портретов воспитанниц Смольного института благородных девиц Дмитрия Левицкого, вернувшихся в Русский музей после капитальной реставрации.


Сенсация выставки — семь портретов, атрибутированных как работы Левицкого совсем недавно.


Среди семи девушек, составивших первый выпуск основанного императрицей Екатериной II Смольного института благородных девиц, не было ни одной настоящей красавицы. Большинство из них даже хорошенькими не назовешь — по нынешним-то меркам. Ни одна не обладала ни выдающимся умом, ни талантом, ни судьбой.

Но имена смолянок известны до сих пор, а их личиками любуется и не может налюбоваться публика уже два столетия. Потому что их портреты написал один из самых блистательных русских художников XVIII века — Дмитрий Левицкий.


Екатерине Нелидовой молва приписывала роман с Павлом I. Но император клялся, что их связывает лишь «дружба — священная и нежная».


Реставрация проводилась после тщательного научного исследования драгоценных полотен — не только визуального, но и сделанного с помощью новейших приборов и методов — микроскопов, ультрафиолета, рентгена. Картинам за два века досталось. Долгое время «Смолянки» мерзли в неотапливаемой Куропаточной гостиной Большого Петергофского дворца, о сырости которого когда-то ходили легенды. Когда уже в XX веке «Смолянок» перевозили в Русский музей, они находились в тяжелом состоянии — холсты были влажными, а с обратной стороны картины покрылись плесенью. Прозрачные, нежнейшие краски потемнели и пожелтели от слоев лака, которыми пытались восстановить нанесенные временем и сыростью потери. Даже цвет платьев было сложно определить.

Капитальная реставрация длилась несколько лет. Результат превзошел все ожидания.

«Прежде некоторые портреты были такими черными, что даже сложно было понять, отчего они считаются шедеврами, — поделилась с журналистами своими впечатлениями Евгения Петрова, замдиректора ГРМ по науке. — А когда живопись предстала такой, какой она была когда-то, все ахнули! Рекомендую всем специально прийти в музей, чтобы посмотреть на «Смолянок». Такими вы их никогда не видели! Мы никогда не видели такого сложного зеленого цвета, такого изысканного серого, такого разнообразия оттенков, такого пейзажного фона...»

Теперь же по картинам Левицкого можно составить себе полное представление о модных цветах и оттенках последней четверти XVIII века — утонченных, нежных: «припудренном» зеленом, серебристо-сером, бледно-розовом — и, кстати, о цветах форменных платьев воспитанниц Смольного института. Институтки младшего возраста носили платья цвета кофе (мы видим его на портрете Настасьи Давыдовой), второму возрасту полагался голубой (в платье этого оттенка одета Феодосия Ржевская), старшему — белый (в белых шелковых платьях с панье изображены Екатерина Молчанова и Глафира Алымова).


Глафира Алымова на портрете олицетворяет Музыку.


Посвежели и лица девушек.

«Кардинально изменился цвет. До реставрации все они были смуглыми! — рассказала Ирина Корнякова, завотделом реставрации масляной живописи ГРМ. — Потому что лак дает оттенок загара. А как известно, загар был совершенно невозможен для благородных девиц!» Действительно, вплоть до 20-х годов прошлого века загар был решительно не в моде и считался признаком простолюдинов. Теперь можно любоваться нежной фарфоровой кожей юных дворянок — белой, с тонким розоватым румянцем. Все семь — воплощение цветущей юности.

Но это еще не все сюрпризы, которые ждут посетителей выставки. Здесь впервые показываются семь портретов, которые раньше не были атрибутированы как работы Левицкого. Все они принадлежат к позднему периоду творчества талантливого русского живописца. Сенсацией выставки все — и специалисты, и публика — сочли «Портрет Павла I» (конец 1790-х), некогда принадлежавший князьям Голицыным и числившийся работой неизвестного автора. Теперь он в частном собрании в Австрии. Руководители Русского музея мечтают о том, что портрет пополнит музейное собрание.


Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх